Scisne?

Уроки атеизма. О кощунстве

Александр Невзоров

Комментарии: 1

О кощунстве. О том, что это такое и чем это опасно для церкви.

Эта ситуация с девчонками, которые в ХХС исполнили какую-то молитву и какой-то танец, прояснила удивительные вещи. Я уже говорил про то, что мы оказались свидетелями совершенно невероятного припадка злобы христиан, и мы обнаружили, что за шестьсот, пятьсот, за тысячу лет они не изменились. Что это, по сути дела, такая же экстремистская, такая же ненавидящая, такая же свирепая секта, как и была во времена инквизиции или во время сожжения русских старообрядцев. Ничего не изменилось. Но дело не в этом. Они имеют право на свои, скажем так, предпочтения, и на ту манеру поведения, которая для них является наиболее комфортной, но всегда интересно, что называется, покопаться и разобраться в том, что было причиной этого.

Причина, как мне кажется, достаточно ясна.

Вы можете себе представить ситуацию, при которой эта не похвальная выходка девушек в ХХС доставила бы верующим удовольствие? По крайней мере, удовлетворение?

Такую ситуацию представить не сложно. Всё тоже самое: тот же самый танец, те же самые поворачивания к алтарю попами, те же самые задирания ног и непонятные тексты, но в финале всей этой процедуры, соответственно, молнии, испепеление кощунниц до состояния: либо пригоршни праха, либо просто кровавые куски мяса с обрывками вязаных шапочек вперемежку. Но этого не произошло. Этого в очередной раз не произошло. И судя по реакции самих верующих, они понимают, что этого никогда не произойдёт. При этом, они в очередной раз оказались в дурацком положении, потому что своего бога они декларируют как крайне свирепое существо. Причём свирепое и молниеносно реагирующее на гораздо меньшее по своему трагизму и последствиям фокусы, нежели тот, что имел место в ХХС.

Простой пример. Как мы знаем, особенно бестрепетно их бог то, что называется, работает с молодежью, как не без удовольствия повествует четвёртая «Книга Царств»: достаточно было группке деревенских мальчишек просто подшутить над кем-то из святых
этого бога и немедленно эти сорок два ребёнка были разорваны в клочья. Сорок. Это четвертая «Книга Царств».

Мы помним, для того чтобы продемонстрировать и, скажем так, заявить о себе, и прекратить тоже своего рода кощунство египтян в отношении избранного богом израильского народа, были убиты все младенцы в Израиле. Все первенцы в Израиле. «Ибо не было дома, где не было бы мертвеца».
Мы помним, с каким азартом и с какой увлечённостью этот бог, сам лично, с небес кидается камнями, поражая врагов израильского народа, поднявших руку на Израиль и на его святыни, то есть тоже кощунствующих. Это, если я не ошибаюсь, «Книга Иисуса Навина» глава десятая. То есть мы видим, что в книгах они декларируют немедленную реакцию бога.

Здесь опять никакой: ни медленной, ни немедленной реакции нет. И понятно, что её не будет. И эта ярость, это остервенение, это людоедство и кровожадность, которые продемонстрировали в истории с певичками христиане – это на самом деле трагедия. Потому что они прекрасно понимают, что в очередной раз получено доказательство несуществования бога, что в очередной раз мы видим, что все эти угрозы, все эти проклятия, все эти свирепости, в общем, являются литературным вымыслом и не более чем. Конечно, это не может не разъярять. И тут они уже сами берут на себя то, что называется, работу бога, и желают покарать кощунниц лично, кроваво, кошмарно, но лично, понимая прекрасно, что никто за них этого не сделает, что не будет не то что молний, но даже не будет короткого замыкания или, вообще, чего бы то ни было.

В этом смысле то, что называют кощунством христиане, приносит им очень существенный вред. Если мы задумаемся, что такое кощунство по природе – это такая богословская вещь, теологическая.

Вспомним, как низвергались русские боги в годовщину крещения Руси. Их же не тихонько ночью, укромно, тайно закопали, выволокли или сожгли. Нет. Это делалось прилюдно, с заваливанием, их секли ремнями, их волокли через весь город, их палили, на них гадили, их сбрасывали в реку. Для чего это делалось? Тоже очень легко понять. Доказывалась слабость этих богов, их неспособность постоять за себя и ответить опять-таки молниями, громами, землетрясениями, эпидемиями или чем-нибудь в этом духе.

То есть всегда кощунство приводит к тому, что определенные группы верующих как-то так начинают сложно осматриваться по сторонам, понимая что получено, к сожалению, ещё одно доказательство небытия, так называемого вероятного бога. Переносить это очень тяжело, и наступает эта яростная агрессия.

Естественен вопрос о том: как бы отнеслись к этим же самым девочкам в каком-нибудь другом храме какой-нибудь другой конфессии? Наверное, столь же плохо бы отнеслись, потому что последствия были бы примерно такими же. Я имею ввиду смысловые последствия их действия и отсутствие ответа от сверхъестественных сил.

Но правда есть святыни, которые не боятся кощунства. У меня тоже есть достаточно дорогие мне, симпатичные и многозначащие для меня и символы и изображения. Можно взять дорогой для меня портрет Гексли, или Дарвина, или Павлова и нарисовать на нём хоть пятьдесят рожек, фингал, усики – у меня не возникнет желания никого топить, жечь или наказывать. Я прекрасно знаю, что от того, кто изображён никогда ничего не убудет, что его вклад в человечество работает и никуда не денется, и не может быть минимизирован ни рожками, ни фингалом, ни матерным словом, написанным на его лбу, ничем. И точно также это, вероятно, не взволнует и даже не удивит ни одного атеиста.

И снова, возвращаясь к истории с кощунствами, мы честно должны себе сказать, что мы всё время наблюдаем подмену понятий. В чём заключается подмена понятий? В том, что человек, который говорит, что он верит в бога, на самом деле говорит абсолютную ахинею. Почему? Я понимаю, если бы в какой-то момент: в определенный день, в определенный час, в определенном месте материализовывались бы некие сверхъестественные существа, которые всем желающим охотно рассказывали о боге, охотно рассказывали о своей роли в возникновении вселенной, о том, как они провоцировали большой взрыв, как они влияли на ход эволюции, как они одевали первых трелобитов панцирем и вокруг стояли люди и внимали… Вот тогда можно было бы говорить о том, верим мы этому богу, верим ли мы в этого бога или не верим. Но мы имеем дело не с этим. Мы, говоря о вере в бога, вынуждены говорить о доверии Гундяеву, Чаплину или их предшественникам.

А судя по поведению, которое демонстрируют христиане сегодня, их предшественники тоже не сильно от них отличались. Потому что, я же не могу предположить, что какой-нибудь Чаплин хуже, чем тот же самый Чаплин, но который жил там в V веке нашей эры или в XV.

И мы видим, что основная причина всех этих телодвижений – это материальное благополучие, дачи в Геленджике, часики, толстые попы на мерседесах, и, в общем, никаких других причин для существования у этой организации нет.
Комментарии: 1