Scisne?

Уроки атеизма. О пользе закона об оскорбленных чувствах

Александр Невзоров

Комментарии: 1

Позвонил мне тут мой старый друг Александр Петрович Никонов, замечательный писатель, глава московского атеистического фронта и предложил мне подписать петицию против закона об оскорбленных религиозных чувствах. Надо сказать, что эти московские атеисты, они замечательные ребята, очень романтичные, они полагают, что зло – это то, с чем можно бороться путём сбора подписей. Нет. Я отказался. Но я отказался по совершенно своим причинам. Я не стал подписывать. Я считаю, что это, в общем, замечательный закон, что это замечательные поправки к Уголовному кодексу и что если бы их не было, то надо было бы их либо придумать, либо инициировать их принятие.

Почему? Дело в том, что благодаря ему, борьба с одуревшим клерикализмом станет по-настоящему интересным делом. Благодаря именно этому древнему, осклизлому монстру из самых глубин средневековья, мы получим возможность отполировать об его каменную шкуру клинок настоящего атеизма, и настоящий атеизм приобретёт в России совершенно иную ценность и иную значимость. Живущие в XXI веке, мы никогда и мечтать-то не могли о том, что мы с этой тварью из глубины веков сможем встретиться лицом к лицу. Напомню, что этот или подобный закон в своё время стоил жизней и ломаных судеб таких потрясающих людей как Ламетри, Галилей, Мигель Сервет. У нас есть возможность встретиться с ним, и возможно, кое за кого из этих людей поквитаться. Не забывайте, что существует такая вещь как Эзопов язык. Известно, что ребята в «черных кастрюлях», которые устраивают шествия с какими-то, если я не ошибаюсь, «ноликами» на груди, они никогда особой сообразительностью не отличались и не понимают все возможности, которые даёт Эзопов язык. Плюс, если раньше свободомыслие клокотало и свободно рассеивалось в атмосфере в некоем сосуде, то теперь этот закон запаивает этот сосуд и даёт возможность для того самого атеистического прорыва, взрыва если хотите, которого, наверно, так не хватает интеллектуальной жизни России. Так что надо смотреть очень оптимистично на то, что происходит. Я не просто объясняюсь, почему я «за» этот закон. Понимаете, когда главный идеологический противник хочет мне написать расписку, в которой будет написано, что он признаёт себя полным идиотом, что православие – религия любви, смирения, всепрощения, покорности – совершенно бессильна и недееспособна без кандалов, наручников, дубинок, зон и сроков, то, когда мне хотят дать такую расписку в собственном бессилии, да я ещё и золотое перо подам и промокашечку найду самую лучшую. Конечно, хотелось бы большего, более осязаемого, более ощутимого присутствия благочестия и церкви на телевизионном экране. По мне его маловато, я считаю, его должно быть гораздо больше, и это должно быть по-настоящему весомое присутствие, которое возможно переломит ситуацию абсолютной, как они выражаются, бездуховности.

Что они делают в телевизорах? В телевизорах они меняют наряды, меняют бижутерию, позируют и что-то болтают, забывая, что под воздействием религиозной веры человек полностью меняется, и что ранние христианские свидетельства говорят именно о полной перемене поведения и полной смене стилистики всяких поступков. Хотелось бы, конечно, на телевидении, чтобы демонстрировались длинные, продолжительные реалити-шоу, которые могли бы хотя бы как-то, хотя бы в общих чертах воскресить подлинно христианские, подлинно ранние христианские более того идеалы. Ведь известно, что, например, Симеон Столпник не только в язвах тела своего разводил червей, язвы образовывались от привычки святого натираться собственными экскрементами, но это уже совершенно неважно, об этом повествует, кстати, его «Житие». Мы вспомним, что преподобный Павел Фивейский девяносто лет голодал и крал финики у ворон, что Нил Столобенский спал только стоя, опершись на два костыля, а преподобный Феофил двенадцать лет непрерывно плакал.

Такое было, об этом рассказывают драгоценные для всякого христианина «Жития святых». Там же, кстати говоря, мы можем найти упоминания о том, что Святая Роза пила только желчь, а преподобный Макарий, чтобы избавиться от нехристианских мыслей, надолго погружал зад и гениталии в муравейники. Хотелось бы таких реалити-шоу, хотелось бы, чтобы нынешние праведники не болтали бы в эфире государственного или негосударственного телевидения, хотелось бы, чтобы они демонстрировали те образцы подлинного благочестия, которые задокументированы с их точки зрения в так называемых «Житиях святых». Я полагаю, что и Кураеву и многочисленным православным активистам, экспертам очень бы пошли эти роли, ведь для них это идеалы, это образцы, и реалити-шоу с погружением зада и гениталий в муравейник наверняка было бы одним из самых эффектных и рейтинговых на российском телевидении. Возможно, демонстрацией этой подлинной веры многих бы удалось вернуть в лоно истинной церкви, возможно, это и на меня бы произвело некое впечатление.

Я удивляюсь, почему до сих пор те же самые православные активисты не устроят этого трансляционного реалити-шоу в прямом эфире девяносто лет голодания и кражи фиников, это было бы, вероятно, очень убедительно. Я думаю, всё что происходит сейчас, происходит очень правильно, что России надо пережить этот мракобесный кошмар и возможно через три-четыре года, попробовав поприменять эти законы и эти статьи, всё наконец встанет на круги своя, и это бессмысленное слово «вера» будет заменено на юридически осязаемое понятие «идеология», потому что ничем другим, кроме как идеология, на сегодняшний день христианство, вероятно, и не является. И вот когда эта замена будет произведена, тогда мы будем уже знать и понимать, как можно с ней взаимодействовать. А в отношении идеологии руки наши ничем не будут связаны, и обращаться с ней можно будет без всякой так называемой почтительности, и точно также как с любой другой идеологией.

Это непременно наступит, так что не вешайте нос, не лезьте на рожон естественно, но понимайте силу Эзопова языка. Ведь, в конце концов, от того что мы будем называть напузные украшения ноликами, мы не перестанем друг друга понимать, а будем понимать только ещё лучше. Так что, оттачивайте клинки чистого атеизма об эту дикую ситуацию.

Дополнение

И кратенькое дополнение ко вчерашнему уроку. Чем вызвана необходимость дополнения?

Дело в том, что небезразличные мне товарищи по атеистическим окопам выразили сомнения в моей искренности по поводу того, что я рад принятию закона «О защите чувств верующих». Скажу Вам и всем, более того: я не просто рад, я счастлив, так как мы имеем лабораторное, чистейшее, экспериментальное доказательство того, что я говорил здесь на этом самом месте. Здесь я говорил, что православие – нежизнеспособно без дубинок, наручников, сроков, батогов, ссылок и так далее, так далее. И это, признайтесь, многим казалось поэтическим преувеличением, либо нагнетанием страстей. Прошло всего несколько месяцев, и мы имеем возможность убедиться в справедливости моих слов, притом это уже не риторика, это уже действительно абсолютно чистый, грандиозный, блистательный эксперимент. Вспомним Вундта. Несмотря на то, что это говорил Вундт, это очень хорошо сказано. Он говорил: «Порой мы не может в лаборатории поставить тот или иной важный эксперимент, порой за нас это делает история». Здесь как раз за нас это сделала история, доказав, что вся эта легенда о неком всемогущем Боге совершенно бессильна без поддержки очень примитивных, очень устарелых, являющихся приметой очень неразвитого государства, методов. И религиоведы тоже, глядя на сегодняшнюю ситуацию, могут сделать блестящее обобщение о том, как же на самом деле распространялось христианство. Мы видим, что оно не приспособлено ни к какой живой нормальной, настоящей среде. В данном случае средой выступила Россия, и эксперимент был очень красноречив. Теперь зато мы можем с уверенностью отвечать на вопрос, когда нас спрашивают: «В чём сила христианства?». Мы можем говорить: «В 148-й статье Уголовного кодекса Российской Федерации». Так что я был абсолютно искренен, потому что, наверное, ничто не является более важным, чем чистота и успех эксперимента, и доказательство, казавшейся очень многим смелой гипотезы. Но и надо отдать должное нашему лабораторному материалу, потому что как бы вы не хулили депутатов Государственной Думы, как бы вы не ругали Думу, чтобы про неё не говорилось, но она явилась потрясающим лабораторным материалом, значительно превосходящим своими возможностями не только лягушек или аплизий, но даже крыс и морских свинок. И это заслуживает отдельной благодарности.

27.06.2013
Комментарии: 1