Scisne?

Количество дураков почему-то не убывает

Комментарии: 0
Совместима ли наука с религией?


Предлагаемое вниманию наших читателей интервью, взятое у академика Евгения Борисовича Александрова журналистом Александром Щёвым в 2006 г. и опубликованное в журнале "Новый безбожник", не утратило актуальность и сегодня. Текст получен непосредственно от Евгения Борисовича.

Евгений Борисович Александров
Евгений Борисович Александров (род. 13 апреля 1936, Ленинград) — советский и российский физик-экспериментатор, действительный член РАН (1992), доктор физико-математических наук.
- Евгений Борисович, Вы являетесь с конца 80-х годов одним из главных борцов с различными лженауками, расплодившимися за последнее время в нашей стране, являетесь членом специальной Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Как Вы считаете, есть ли связь между лженаукой и религиозностью, охватившей за последние годы многих ученых, включая, в частности, ряд Ваших коллег по РАН?

- Конечно, связь эта есть. Я считаю, что религиозное мировоззрение является формой псевдонаучного, а порой просто антинаучного представления о мире и совершенно несовместимо с современным научным мировоззрением, с рациональным знанием. Сейчас в России популярны дискуссии на тему: может ли ученый заниматься серьезной наукой и одновременно быть искренне верующим? Так вот я думаю, что настоящий, умный ученый не может этого сочетать, поскольку наука и вера - вещи несовместимые. А если кто-то из ученых объявляет себя верующим, значит, он либо недостаточно умный человек, либо просто конформист, мимикрирующий под среду, подстраивающийся под представления, официально объявленные правильными нынешней властью...

Тут важно обратить внимание еще на несколько аспектов. Во-первых, я не считаю, что верующих в бога ученых особенно много. По данным "Нью-Йорк Таймс", которые я недавно читал, в США назвали себя верующими 40% опрошенных ученых, при этом из тех, кто относится к элите американского научного мира, верующих оказалось лишь 10%. Известно, что многие из ученых прошлого, которых нам сейчас норовят изобразить сильно религиозными, на самом деле не были верующими людьми. Так, разговоры о том, что Эйнштейн был верующим, основаны лишь на слишком произвольном толковании некоторых его мировоззренческих идей и высказываний. Сейчас стремятся выдать за верующего нашего академика Павлова, но известно, что он был атеистом. То, что при советской власти он часто демонстрировал почтение к религиозным святыням, было вызвано во многом совсем другими мотивами. Павлов был человеком с достаточно сложным характером, конфликтовал по многим вопросам с тогдашней властью. Например, как-то в 30-е годы он ехал на пролетке и стал креститься на попавшийся по пути собор. Его спутник удивленно спросил: "Иван Павлович, разве Вы действительно верите в бога?" Павлов ответил: "Да нет, я просто хочу большевикам насолить!.." Поэтому у меня нет такого впечатления, что многие ученые, в нашей стране в том числе, являются верующими. Хорошо было бы, скажем, на каком-нибудь собрании членов РАН провести анонимный опрос на сей счет... Но вообще, конечно, стоит учитывать, что большинство наших академиков - люди немолодые, их становление происходило в годы советского прошлого, поэтому они зачастую привыкли держать нос по ветру: если начальство крестится, то надо тоже креститься, а про себя можно думать что угодно!.. И последнее: я никогда не считал, что человек, занимающийся какой-либо наукой, должен быть по определению умным и сведущим в вещах, выходящих за рамки его специальности. В науке занято порядочно людей с весьма средними интеллектуальными способностями, иногда даже ограниченных, и тем не менее они зачастую достигают немалого карьерного роста, особенно по административной линии в ученом мире... Так что мнение определенного числа людей с учеными званиями и степенями, даже занимающих важные посты в научных структурах, институтах и т.д., совсем не говорит о том, что наука доказала бытие бога!

- А что Вы можете ответить сторонникам так называемого "научного креационизма", которые активно эксплуатируют сейчас для доказательства бытия бога ряд теорий и гипотез современной физики, в частности теорию Большого взрыва или же "антропный принцип", толкуюший в пользу гипотезы о "творении" мира богом факт определенной упорядоченности в нашей Вселенной? Как Вы оцениваете подобные их спекуляции?

- Прежде всего, я считаю это именно спекуляциями. Если говорить о гипотезе Большого взрыва, то ее совершенно бессмысленно привязывать к "акту творения". К тому же, я лично не считаю, что гипотеза Большого взрыва уже полностью доказана и стала научной истиной. Это пока только популярная гипотеза, но в любом случае никакого божественного творения она не доказывает. Что касается "антропного принципа", то это тоже весьма произвольный подход, сводящийся к тому, что если бы физический мир был устроен иначе, то жизнь и разумный наблюдатель - человек - не мог бы существовать. Делать из этого заключение, что мир специально создан для человека, по-моему, совершенно безосновательно. Просто так получилось, что наш мир таков, что мы в нем можем жить и изучать его, и это радостный факт, но существование бога из него не следует. Ничего большего я из "антропного принципа" вывести не могу, и к религиозной пропаганде его просто притягивают за уши. А что до разговоров, могли ли нынешние физические константы, существующие во Вселенной, быть хоть немного иными или же нет, то я считаю, что исключить этого нельзя, но почему из этого следует, что Вселенная кем-то создана? Да, если бы в мире не было углерода, то не возникла бы углеродная жизнь, если бы не было урана-235, то не было бы атомной энергетики, но получилось вот так, как есть, и это для нас благо. Хорошо, что сошлись так ядерные уровни, что Солнце светит и что мы можем жить, - почему это должно быть обязательно по воле божества? Можно, конечно, предположить, что все в мире могло быть иначе, но мы в принципе еще недостаточно знаем устройство и законы Вселенной, чтобы делать такие категорические выводы в области космологии. Поэтому с той же обоснованностью можно предположить, что мир иных физических констант просто не мог возникнуть и существовать.

- С каких пор Вы, Евгений Борисович, являетесь атеистом, и был ли кто-то из Ваших родителей или в семье верующим?

- Я числю себя русским интеллигентом вот уже в третьем поколении. До революции мои родители учились в царской гимназии, где их старались учить, понятное дело, в православном духе, но во времена моего детства, при советской власти, их мировоззрение было вполне атеистическим, как у большинства представителей ученой среды тех лет. Скажем, мой дядя, знаменитый академик Анатолий Петрович Александров возглавлял Академию наук СССР в период 1975 - 1986 гг. Он был вполне последовательным атеистом, на дух не принимал всякую "паранауку", и, в частности, скептически относился к некоторым своим коллегам, которые вдруг увлеклись "столоверчением". Поэтому для меня было большой неожиданностью то религиозное очумение, которое особо сильно охватило нашу интеллигенцию после перестройки.

- Евгений Борисович, Вы выгодно отличаетесь от большинства своих коллег-физиков тем, что изучали, помимо своей непосредственной специальности, еще и Библию. Каково Ваше отношение к Священному писанию?

- Не могу сказать, что я профессионально изучал, но когда это стало доступным, я, действительно, внимательно ее читал. При этом меня прежде всего поразила банальность этой книги. В ней по сути излагается заурядная история древнего скотоводческого народа, который приобрел отличие от других подобных ему племен разве что тем, что объявил себя "богоизбранным". Этим обстоятельством он стал обосновывать различные весьма безнравственные вещи, - например, убийства иноплеменников, агрессивные войны против них и т.д. Ничего замечательного, мудрого, "боговдохновенного" я в Библии не обнаружил. Я просто удивляюсь, как такое незамысловатое, местами наивное и поэтическое, а часто и откровенно безнравственное повествование воспринимается до сих пор миллионами людей в качестве какого-то великого, святого текста, объекта поклонения и т.д. Прежде всего, эта моя оценка касается Ветхого завета, но и в Новом завете в этом плане хватает черт-те чего. Так что я не испытываю к Библии никакого особого почтения, хотя и отдаю себе отчет в ее несомненной ценности в качестве историко-литературного памятника.

- Каково тогда Ваше мнение о социальной природе религии в человеческом обществе? Считаете ли Вы ее возникновение просто результатом невежества древних людей, или же за ней кроется глубокая психологическая потребность человека?

- Для всякого шамана, жреца, да и для политического руководителя, особенно в древнем обществе, основанном больше на силе иррациональной традиции, чем на логическом мышлении, всегда было очень выгодно делать вид, будто за ним, за его властью стоит некий покровитель, более могущественный, нежели он сам. Это сильно повышает его авторитет, укрепляет тот общественный порядок, который данный лидер возглавляет и организует. Корни подобного явления просматриваются даже в животных сообществах. Что же касается потребности людей в религии на индивидуальном, а не только социальном уровне, то она, конечно, имеет важную притягательную особенность как фактор утешения. Прежде всего, это касается вопроса о смертности человека. Ему важно убеждать себя, что его жизнь с концом земного существования не прекратится, что он сможет продолжить ее в потустороннем мире, что он куда-то там переселится, реинкарнируется и т.д. Многие люди, как старые, так и молодые, чрезвычайно боятся смерти, и это обстоятельство свойственно им вне зависимости от их интеллекта, способностей и т.д. Достаточно вспомнить примеры Паскаля, Льва Толстого и других выдающихся мыслителей. Но и помимо веры в личное бессмертие, загробную жизнь своей души, верующий человек получает также надежду встретиться когда-либо с уже умершими родственниками, близкими ему людьми, что тоже, конечно, немаловажно... Как писал выдающийся русский поэт А. Фет:
Не жизни жаль с томительным дыханьем, -
Что жизнь и смерть!? - Но жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем
И в ночь идет, и плачет, уходя.
Так что глубинные психологические корни у религии есть, и поэтому она, возможно, в обозримом будущем не отомрет и в той или иной форме для многих останется востребованной.

- Тогда какую альтернативу, по Вашему мнению, может предложить научный атеизм и светский гуманизм массам простых людей в противовес религиозным иллюзиям?

- Я всегда считал, что рациональная картина мира - это огромное достижение человечества, и поэтому она должна быть доступна всем людям. Другое дело, что количество дураков в человеческом обществе по мере развития научного знания почему-то не убывает. Когда-то я считал, что занятие наукой - это единственное достойное дело для человека, поскольку, занимаясь наукой, мы приобретаем позитивные знания, увеличиваем их потенциал, и этим создаем себе в каком-то смысле памятник на все времена... Поэтому я всегда считал, что рациональное, научное мировоззрение - это прекрасно, и это важнейшее наше завоевание в истории человечества. Одним из немногих плюсов советской власти было то, что научное мировоззрение стало при ней доступно широким слоям населения. Но оказалось, что все это было очень поверхностно и зыбко, поэтому в итоге мы пришли к ситуации удручающего одичания большинства наших сограждан, сознанием которых завладели в последние годы всевозможные иррациональные, лженаучные и религиозные течения... Так что рациональное мировоззрение, как и занятие науками, остается сейчас достоянием лишь небольшого меньшинства, достоянием думающих людей.

- А может ли, по Вашему мнению, большинство людей, а тем более все они стать таковыми?

- Мне бы этого очень хотелось, но у меня есть опасение, что это скорее мечты, подобные планам французских энциклопедистов XVIII века... Но стремиться к этому надо.

humanism.su
Комментарии: 0