Scisne?

Детерминизм

Комментарии: 0

Детерминизм - общенаучное понятие и философское учение о причинности, закономерности, генетической связи, взаимодействии и обусловленности всех явлений и процессов, происходящих в мире. Процессуальная сторона Д. выражается понятием "детерминация". Термин Д. происходит от лат. determino (определяю). Антиподом этого понятия считают индетерминизм. К числу всеобщих категорий Д. относятся причина и следствие, отношение, связь, взаимодействие, необходимость, случайность, условие, обусловленность, возможность, действительность, невозможность, вероятность, закон, детерминация, причинение, функция, связь состояний, корреляция, предвидение и др. Д. в философии так же древен как и она сама. Можно выделить: 1) Д. философский; 2) естественнонаучный, а в его рамках отдельно научную телеономию и телеологию; 3) технический и технологический, опирающийся на предыдущий Д. в сфере технических приложений; 4) социальный Д., который опирается на телеологию и действует в человеческом обществе. Заметим, что в мировой литературе сложилось две точки зрения на сущность Д. вообще. Одна из них, возникшая в отечественной философской литературе, в нач. 70-х гг. XX в., сформулирована кратко в приведенном в самом начале определении. Вторая отождествляет Д. с причинностью, точнее, с жесткой однозначной (лапласовской) причинностью, но она преобладает в зарубежной научной и философской литературе, частично - в отечественной естественнонаучной литературе. В этом смысле в физике, например в работах Гейзенберга и др., в связи с оформлением основных идей квантовой механики, произошел отказ именно от этого вида причинности, который и был обозначен как "индетерминизм". Согласно первой точки зрения, которой мы здесь придерживаемся и которую недавно прояснил еще раз Л.Б.Баженов, Д. не сводится к причинности, он шире, многообразнее, что хорошо видно из определения. В рамках Д. признается, что центральной, главной стороной детерминации является причинность. Анализ детерминации и причинения чрезвычайно важен для темпорологии, потому что здесь именно решается суть временной последовательности событий и ее отображения в мышлении (см. у И.Канта). Но "после этого", не значит "по причине этого". Д. можно определить как учение о характере и многообразии видов и типов обуславливания в его номологическом аспекте. Последнее означает, что Д. является наиболее важным научным инструментом объяснения и предвидения будущего, представления о механизмах появления новых свойств, характеристик и т.д. любых объектов в их развитии.

Виды детерминации и Д. можно также классифицировать по их объектам, предметам, всеобщности и специфике, их универсальности и субординации, стихийности и регулярности, и др. Если учесть универсальные формально-математические способы описания Д., то наиболее общей формой должна быть корреляция, за ней будет следовать функциональность, вероятностная причинность, а затем причинение в его генетическом аспекте, необратимости, повторяемости, линейной (цепной) и ветвлящейся формах, и т.д. Если учесть субстрат, то можно выделить , неорганический Д. и его законы, а также органический Д., включающий, как особое, социальный Д. Здесь действует субстратная всеобщность их основы и субординация. Если учесть универсальность законов Д., то можно выделить: 1) объективные, главенствующие, определяющие и всеобщие свойства и законы Д. - D, 2) их алгоритмичность для таких объектов, каковы биологические системы с их программами наследственности, изменчивости и поведения, - A (алгоритмизм), 3) их целевой и аксиологический характер в человекодеятельных системах - T (телеология). Тогда, общая схема включения и подчинения их друг другу может быть представлена кратко как: D[A(T)]. Теория Д. (такой общенаучной теории пока что нет) должна учитывать эти схемы.

Можно выделить несколько форм и концепций Д., сменявших исторически друг друга, но не исчезнувших до сих пор: 1) наивную и стихийно диалектическую (античная); 2) механистическую жесткую и однозначную (лапласовскую); 3) статистическую или вероятностную (естественнонаучную - в XX веке); 4) современную (синтетическую, диалектическую, по сути - синергетическую). Коротко о них.

Античный Д. Идеи причинности были самыми ранними в Д. К их признанию побуждала практика развитой политической и юридической жизни древнегреческих городов-полисов. Идеи причинности, а также необходимости выражены были еще Левкиппом (V век до н.э.), а затем Демокритом (ок. 450 г. до н.э.) в их атомистике. Последний говорил, что "предпочел бы найти одно причинное объяснение, нежели приобрести себе персидский престол". У него уже видна идея отказа от случайности, фатализм в понимании действия законов природы. Аристотель позднее развил учение о четырех видах причин, включая идею цели как универсальной причины (телеология): 1) формальных (formalis) или сущностных (essential); 2) материальных ("из чего"); 3) движущих или "творящих" начало; 4) целевых ("ради чего", teleo - цель). Классификация Аристотеля не утратила своего значения до сих пор, хотя главенство и универсальность формальной и целевой причин над другими признают лишь в религиозной теологии. Целевая причина и алгоритмичность универсальны только для бихевиоральных систем, то есть сложных систем живой природы, общества и смешанных систем разного рода.

Однозначный (лапласовский) Д. Эта концепция была и остается фундаментом классический механики и физики. Она была подкреплена их успехами в науке и в границах применения законов науки. Суть ее в том, что силы (то есть некоторые внешние причины и факторы), действующие на материальную систему и ее начальное состояние, жестко, однозначно и линейно определяют ее развитие, историю всех дальнейших событий и состояний. Это сочетается с "принципом дальнодействия", то есть с идеей неограниченно большой скорости передачи взаимодействий в плоском трехмерном и однородном евклидовом "абсолютном" пространстве, в котором время течет независимо от материальных процессов тоже как "абсолютное" время. Случайное - это просто еще не познанное. Все это хорошо иллюстрируется на примере второго закона Ньютона, как закона динамического (а не статистического) типа. Необходимость здесь зависит от внешнего источника, хотя, вообще говоря, принцип инерции Галилея - Ньютона подводит нас к признанию самодвижения материи. Описание движения здесь происходит в рамках принципа относительности Галилея, в котором действует закон сложения скоростей. Груз идеи Аристотеля о всеобщности телеологического подхода в классической механике, а затем и во всей физике в связи с развитием принципов наименьшего действия прослеживается от Эйлера и Мопертюи до Планка, а также работ современных теологов. Но он встретил сопротивление в науке в форме идеи "естественной причины", начиная от работ Лагранжа, вплоть до наших современников.

Развитие представлений о поле в электродинамике Максвелла привело к выводу: поле здесь и теперь зависит не от того, что происходит где-то на большом удалении, а от того что происходит в непосредственной близости (принцип близкодействия). Электромагнитные волны распространяются не мгновенно на любое расстояние, а лишь со скоростью, близкой к скорости света. Затем, в пробразованиях Лоренца и в специальной и общей теории относительности Эйнштейна, было установлена зависимость массы от скорости движения, а кривизны пространства и хода времени - от распределения масс. Скорость света - мировая константа. От мощности гравитационного поля зависит ход времени (течение процессов), тяготение зависит также от движения масс в пространстве. Свойства материи влияют на свойства пространства и времени, они сами зависимые друг от друга сущности, так что события можно представить как точки в пространстве (x, y, z, t), а цепь событий как "мировую линию". Однако тип детерминизма здесь остается прежним.

Вероятностный Д. Исторически он возник в связи с развитием термодинамики и статистической физики для массовых явлений. Первоначально он рассматривался как паллиатив лапласовского: законы динамического типа считались первичными, а статистические - производными от них и как бы второстепенными. Все еще господствовала старая идея научного объяснения - свести все законы к законам динамического типа. И сегодня немало тех кто разделяет эту точку зрения под влиянием своего специфического обучения в обычной средней школе. Между тем, создание квантовой механики выдвинуло на передний план два положения: 1) поле и вещество дискретны, квантованы и непрерывны одновременно, они дуалистичны; 2) тезис о первичности статистических законов по отношению к динамическим. Основатели квантовой механики, отстаивая последний тезис, связали его с индетерминизмом как именно отказом от причинного описания событий в микромире, а также от однозначности и жесткости. Основное уравнение такой теории, уравнение Шредингера, - вероятностное по своему типу. Эту позицию энергично оспаривали Эйнштейн, Планк, де Бройль, даже сам Шредингер. Эйнштейн говорил: я не могу поверить, что господь Бог играет в кости. Бор в итоге дискуссий с В.А.Фоком отказался от индетерминизма и уточнил свою позицию насчет каузальной природы микровзаимодействий, но в целом он сохранил идею роли статистичности. Проблема причинности в микромире решается также на путях введения концепции "микропричинности" (Н.Н.Боголюбов и др.), других подходов. Последующее развитие физики высоких энергий показало, что при высоких энергиях взаимодействий в микромире на передний план снова выдвигаются жесткие и однозначные зависимости, то есть жесткость и нежесткость причинения зависят от условий, и в этом смысле они относительны.

Современный Д. Является синтезом предыдущих подходов, включая античный Д., особенно в том пункте, когда признается диалектика. Он получил через идею самоорганизации материи, развитую в XX веке в синергетике Пригожиным и Хакеном, новое сильное подкрепление. На базе физической синергетики недавно возникла обобщенная синергетика, которая прояснила то, что раньше подсказывала диалектика, а, именно, общую идею развития, раскрыла механизмы его, она выявила принципы устойчивости / неустойчивости, нестабильности, необратимости, скачкообразности, самоорганизации, нелинейности, вероятности, бифуркаций, наличие аттракторов и их роль, коллективных эффектов и др. В итоге, складывается представление о бoльшей общности синергетики по сравнению с диалектикой (см. Бранский В.П., Мантатов В.В. и др.) Однако синтез еще не завершен. Вопросы Д. в этой связи требуют нового осмысления.

Необходимо пояснить, что причин и следствий как самостоятельных феноменов в природе нет. Это, как и многие научные абстракции, ноумены вроде времени, это - те объекты, явления, характеристики и т.п., которые, находясь в отношении следования друг за другом в своем существовании, связаны генетически: сначала идет причина, она вызывает, порождает следствие ("производительность причины"). То, что ничего не порождает, не может быть названо причиной. Вместе с тем, причина суть проявление необходимости, тенденций и закономерности, а также и генетической связности того, что было и того, что возникло: в следствии всегда есть что-то от причины. В античном Д. вопрос о количественном выражений таких отношений не решался, а поэтому в нем не было идеи однозначности, но все же была идея непознанности случайного. Только в законах Ньютона в механистическом Д. Нового времени появляется количественное выражение однозначности, а также линейности строения причинно-следственной цепочки.

Весь мир здесь выглядит как гигантская машина, где исключена случайность, все необходимо, закономерно, все можно предвидеть, где причина равна следствию (см. второй закон Ньютона), причинная связь бесконечна, действие передается мгновенно. Французский математик Лаплас впервые и выразил такую модель мироздания во всей полноте. Богу здесь отведено место лишь создателя мира. Владея полной информацией о мире и ее законах, опираясь на абсолютую точность и истинность законов математики, всеобъемлющий ум ("Демон Лапласа") сможет решить все уравнения движения и предсказать все возможные состояния объектов в сколь угодно отдаленном будущем в любой точке мира. Повернув стрелу времени, этот Демон сможет узнать однозначно и до конца всю прошлую историю любого объекта. Брешь в этом безукоризненном здании учения о причинности пробили эволюционное учение Дарвина и концепция близкодействия в электродинамике Максвелла. Теория относительности - вершина классической физики - внесла идею или принцип ограниченности скорости передачи взаимодействия и причинения. Она утвердила инвариантность порядка следования причины и следствия, когда наблюдатели рассматривают каждый в своей системе отсчета смену событий или состояний в наблюдаемой системе. Понятие вероятностной причинности и детерминации резко порывает с классическим Д. Согласно В.А.Фоку, одназначная на уровне потенциальных возможностей причинная связь оказывается в опытах по диффракции электронов вероятностной на уровне реализованных возможностей.

По их форме можно различать: одно - однозначные отношения и связи причин и следствий, одно - многозначные, много - многозначные, много - однозначные. Ветвление причинных и других отношений детерминации находится внутри такого различения. Развитое в синергетике понятие бифуркации суть минимальный случай предпоследней из форм.

Сущность причинения нельзя понять без обращения к категории взаимодействия, то есть взаимной связи явлений, процессов, состояний, объектов разного рода. Здесь происходит перенос материи и движения , их превращения из одного вида в другой, а также в бихевиоральных системах - перенос и превращения информации. Взаимодействия суть источник изменений, направленности, результативности (эффективности) разного рода. Одностороннее действие - это фактически идеализация. Связь причины со следствием надо понимать как обоюдную, как прямую и обратную связь. Здесь А (причина), породив В (следствие), сама подвергается действию явления В. При этом возможны три случая:

  1. Связь, действие А на В сильнее, оно заметно в ряду следствий, т.е АВ(А) → В(А1) → В(А2) → В(А3)
  2. Связь, действие В на А сильнее, вплоть до уничтожения В и появления другой цепи следствий, так что В ↔ А(В) → А(В1) → А(В2) → А(В3)
  3. Связь, действие А на В равно В на А, нет цепи следствий, так что А ↔ В.

В физике понятию причина соответствуют понятия "сила", "силовая функция", "импульс", "энергия". Понятию условий здесь соответствуют термины "связь", "степень свободы". Существует количественный учет условий систем в виде "числа степеней свободы". Связи здесь мысляться как ограничения, "наложенные" на положение, движения и состояния тех или иных систем. Ими могут быть поверхности, сцепления разного рода, силы и т.п. Взаимодействие ведет к качественным изменениям, конкретный механизм которого вскрывают частные науки. Различают внутренние и внешние взаимодействия, соответственно - причины. В физике микромира это различение весьма условно. Причинную связь необходимо трактовать как направленное взаимодействие, так что по "следам" причин в следствии можно судить о действующей причине. По форме такое взаимодействие (и связь состояний) описывается экстремалями или "геодезическими линиями", то есть кратчайшими из всех возможных в обобщенных конфигурационных и фазовых пространствах. Это находит четкое выражение в вариационных принципах (напр. в принципе наименьшего действия) и в аппарате вариационного исчисления.

Заметим, что нельзя жестко противопоставлять причины и условия: условие само в определенной степени является причиной, а причина условием, хотя в данном фиксированном отношении их разграничение вполне определенно. В целом понятие условий обозначает состояние объектов в другом смысле, чем понятие причины, речь здесь идет о таком положении, которое отражается далее в результате, вызванном данной причиной. В физике микромира изучаемый микрообъект рассматривается не сам по себе, а всегда вместе с условиями, с макрообстановкой в том числе, создаваемой приборным окружением. С точки зрения Эйнштейна, де Бройля и др. все ситуации с электроном в опытах по его диффракции объясняются различием условий его движения. С точки зрения Бора и Гейзенберга различие результатов - продукт принципиальной неоднозначности и неопределенности описания взаимодействия с экспериментальной обстановкой. В этой же связи находится отношение Д. к кондиционализму как идейному течению в Д., гипостазирующему условия (по лат.- condition), который широко представлен в воззрениях биологов и медиков (см. смысл "медицинского анамнеза"). В пределе, если причины и условия идентичны, то идентичны и следствия из них.

Существуют три версии временного соотношения между причиной и следствием: 1) сначала возникает причина, а за ней сразу же следствие (большая "теснота" связи"); они непереставимы и неодновременны - "классическая" концепция; 2) в условиях близкодействия и конечной скорости взаимодействия между причиной и следствием есть интервал; 3) причина и следствие одновременны: зарождение причины сразу же вызывает появление следствия и тогда причина "затухает" в своем следствии. Можно привести немало аргументов в пользу той или другой версии. По-видимому их выполнимость зависит от природы компонентов и условий взаимодействия. Так, в элементарных частицах причинность реализуется безотносительно к критерию "раньше - позже" и приходится, учитывая требования принципа наблюдаемости, говорить о "комке событий". Качественно - количественные отношения соотношения и меры возможного и действительного характеризуют понятием вероятности, которое получило соответствующее выражение в математических формах в теории вероятностей.

В массовой литературе до сих пор не всегда и очень немного говорится о категории невозможности и "приципах запрета". Между тем, они играют огромную роль в науке, в научном познании и практике. Последние указывают на физическую невозможность и ограничения возможности каких-либо явлений или состояний, процессов. Так, законы сохранения энергии и импульса в физике запрещают любые процессы, в которых нарушались бы эти законы сохранения. В принципе, любой закон науки запрещает все возможности, которые не соответствуют этому закону. Различают объективную невозможность и теоретическую невозможность. Фактически перед нами тройка связанных друг с другом категорий возможности, невозможности и действительности.

Одним из самых острых вопросов Д. является вопрос о сущности случайности в ее связи с необходимостью и причинностью. Правда, определения необходимости как непреложности, как того, что обусловлено всем предшествующим развитием и должно непременно произойти, не вызывают особых споров. Случайное можно трактовать как то, что не вытекает из внутренней закономерности, а следует из внешних связей и отношений, длящихся к тому же кратко и действующих неустойчиво, спорадически. Случайность как бы не имеет оснований в главных и существенных детерминирующих факторах, а лишь в чем до дополнительном, частном. Подобный подход восходит к Аристотелю и Гегелю. Однако было бы ошибкой отказывать случайности иметь причину в себе самой или разделять необходимость и случайность как внутреннее и внешнее, хотя это в каких-то аспектах и так. В.П.Бранский показал, что необходимое связано с причинами устойчивыми, постоянно и однообразно действующими, а случайное - результат перекрещивания причинных цепей, к тому же развивающихся неустойчиво, нерегулярно, неоднообразно, так что событие (следствие) может наступить, а может и не наступить. В целом различие случайного и необходимого относительно и подвижно. Примеры из теории естественного отбора показывают как накопление случайных различий у организмов в ходе естественного отбора приводят к изменениям необходимых видовых признаков и возникновению новых. Все это присходит под влиянием наследственности. Можно говорить, что нет случайности и необходимости вообще, а лишь в определенном и конкретном отношении. Так, по данным небесной механики, электрофизики и др. динамические законы действуют в самой действительности в сочетании с законами случайности (Г.Я.Мякишев). Случайное выражает свой аспект необходимости в форме так называемых "функций распределения" (Максвелла, Больцмана). В самой действительности случайное происходит с необходимостью так, что с этим приходится считаться в самой организации жизни и ее планировании все время.

В науке существует точка зрения, что статистические законы нельзя вывести на основе законов однозначной детерминированности. Но физики XIX в. были абсолютно убеждены, что это можно сделать. Однако в XX в. выяснилось, что статистичность не имеет отношения к вопросу о неполноте знания или допущении "беспричинности". Статистические законы не "лучше" и не "хуже" динамических. Вместе с тем, надо сказать, что дискуссии о "скрытых" параметрах в квантовой физике не прекращаются. В этой связи надо указать на доказанную фон Нейманом теорему о полноте квантовой механики как теории. Но и ее подвергают критике. В целом, существует три различных объяснения статистичности квантовой теории: 1) школы Де Бройля, сводящую статистические законы к динамическим; 2) концепция квантовых ансамблей, которая восходит к идеям Эйнштейна, Борна, Мандельштама и развита далее в концепциях К.Никольского и Д.Блохинцева; 3) Копенгагенская - Бора, уточненная Фоком, принимающая статистичность как объективное свойство объектов микромира. Последняя из них и является наиболее распространенной среди физиков. Однако результаты физики высоких энергий и квантовой хромодинамики заставляют думать, что универсальность каждой из них ограничена и относительна.

Важной категорией Д. является понятие "связи состояний". В нашей литературе его ввел Г.А.Свечников. Было показано, что изучение связи состояний дает ответ не на вопрос почему произошло то ли иное событие, а на вопрос как протекает процесс, от чего к чему. Понятие "состояния" восходит к Аристотелю и Лебницу, оно приобрело фундаментальный характер в современной физике. Это понятие тестно связано с категориями бытия, существования, количества, качества, меры, свойства и др. Оно обозначает качественно - количественную меру реализации бытия объекта в данный момент времени, в науке оно отображается в виде совокупности сущностных параметров данного объекта. В широком смысле связь состояний может быть представлена и безотносительно к причинности (непричинная связь), как это имеет место в функциональной связи.

Функциональная связь, хорошо изучена в разных формах в математике. В науке в свое время Э.Мах предлагал выбрость понятие причинности и заменить его понятием функции как более общей формой описания последовательных состояний, безотносительной к субстрату и содержанию отношений между А и В. Вместе с тем, математике известно огромное число всевозможных функций и функций от функций (функционалов). Их можно обобщенно представлять при помощи многомерных функциональных пространств, где равноправно будет присутствовать время. Безусловно, это очень удобное, сжатое и эвристически ценное выражение подобных отношений. Зная начальные условия, форму функции и интервал существования можно количественно точно отобразить некое конечное искомое состояние в шкале времени. Подобные зависимости удобны и как формы выражения связи причин со следствиями, а также связи состояний во времени и пространстве. Здесь может быть действительно совпадение форм связи как, например, траекторий движения и связи событий, выражающих закон эволюции объекта. Однако, это не означает, что таким образом мы всегда выражаем все содержание причинности и т.п. К примеру, связь сосуществующих характеристик, выраженная функцией, может и не означать на деле причинную связь. Так, в законе Бойля - Мариотта давление и объем не являются причинами друг друга, хотя они связаны функционально в формуле pV = Const. Проще говоря, здесь все же требуется содержательный анализ, а не формальное понимание такого сходства. Заметим, что математика способна выразить разные виды связей, включая непрерывные, одно и многозначные, много - многозначные, разрывные и интервальные, прямые и обратные, положительные и отрицательные (как в теориях управления), другие связи. С этими фактами связаны попытка формализовать теорию причинности.

Корреляционная связь выражает количественно определенное соотнесение объектов, свойств, состояний и т.п., их соответствие друг другу при изменениях, параллельность при наличии слабой тесноты связи, нередко, вызванной наличием промежуточных объектов и большой временной дистанции. Это своеобразное, эхо, отклик одного на другое, который может быть выражен математически в формулах корреляции. Аппарат корреляционного анализа тесно связан с вероятностным анализом и статистикой. Термин корреляция предложил в свое время Ж.Кювье, а обосновал важность этого метода для биологии в 1846 г. французский биолог Браво. Корреляционный анализ затем нашел широкое применение в экономической теории и практике, в социологии и др.

Телеономия развивается в основном в биологических и смежных науках (Уоддингтон и др.). Здесь фактический термин "цель" как бы подменятся чем-то целеподобным. Он нередко критикуется как паллиатив телеологии религиозной или как ее протаскивание в науку.

Научная телеология, если ее развить основательно, представляется как наиболее развитая часть Д. Термин "телеология" в данной интерпретации был предложен, например, Филатовым. Отмечают, что такая телеология нашла свое отражение в результатах кибернетики, теорий управления, принятия решений, конфликтологии, теории сложных систем, оптимологии, праксеологии и др. Ее роль в развитии Д. может выглядеть как переход от темпорального и многопараметрического описания детерминистских зависимостей, характерных для человека и бихевиоральных систем, путем редукции тесноты связей, интенсивностей и т.п. ко все более простым и жестким формам зависимостей и изменения элементов внутри целого. Это - переход от общих форм корреляции и связи состояний, от субъективной цели к природным алгоритмам живой природы, а от них к естественным причинам в их вероятностном, а затем и в жестком вариантах, описываемых в рамках обобщенного пространства и времени. Если ставить вопрос о развитии детерминизма как общенаучной теории, то обрисованная программа выглядит как вполне реалистическая. Эмпиристский путь от частного к общему в Д. давно уже себя исчерпал. Он оставил фактически Д. в руках философии, хотя науке сегодня нужна интердисциплинарная теория Д. типа кибернетики. Развитием научной телеологии можно считать социальный детерминизм, который развивается в сфере обществознания, социологии.

Литература

Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. - М., 1974; Баженов Л.Б. Размышления при чтении Поппера // Вопросы философии, 2002, №4. - С.167-68; Бом Д. Причинность и случайность в современной физике. - М., 1959; Бранский В.П. Там же. - С.179; Бранский В.П. О причинной обусловленности случайности // Философские науки, 1963, №6. - С.131; Бунге М. Причинность. - М., 1962; Закон, необходимость, вероятность. - М., 1967; Мантатов В.В. Стратегия разума: экологическая этика и устойчивое развитие.- Улан-Уде, 1998-2000 (в 2-х тт.); Мякишев Г.Я. Динамические и статистические закономерности в физике.- М., 1974; Разумовский О.С. Современный детерминизм и экстремальные принципы в физике. - М., 1975; Самойлов Л.Н. Корреляция как форма диалектической связи // Вопросы философии, 1965, №3; Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. - М., 1971; Свечников Г.А. Причинность и связь состояний в физике - М., 1971; Современный детерминизм. Законы природы. - М.,1971; Современный детерминизм и наука, тт 1,2. - Новосибирск, 1975; Филатов Ю.А. Начала телеологии. - 1994.

Комментарии: 0