Scisne?

Глава V. Учит ли библия добру? / Книга о Библии

Иосиф Крывелёв

Комментарии: 0
<<< |1|2|3|4|5|6|

ГЛАВА V. УЧИТ ЛИ БИБЛИЯ ДОБРУ?

Защитники религии говорят очень много о нравственном значении Библии, о том, что она действует облагораживающим образом на человека, который ее читает и ей следует. О книгах пророков буржуазные историки и христианско-иудейские богословы говорят, что в них проповедуется "этический монотеизм", т.е. вера в единого бога, обязывающая к нравственной и добродетельной жизни. Что касается Нового Завета, то проповедники и служители христианства чаще всего оперируют ссылками именно на то, что он учит людей милосердию, любви к ближнему, прощению обид и что если бы все следовали евангельский морали, то на земле давно наступил бы всеобщий мир и самый счастливый общественный порядок.

В наше время можно нередко слышать от некоторых верующих людей такие рассуждения: ну, допустим, что в Библии не все так уж точно и правильно; зато ведь она учит людей жить "по-божьи", т.е. нравственной и чистой жизнью! В этом вопросе следует разобраться. Действительно ли Библия учит людей добру? В каком направлении она стремится воспитывать верующих в нее людей?

Мы рассмотрим этот вопрос с нескольких различных сторон и прежде всего с точки зрения того, как Библия учит человека относится к обществу, к народу и его судьбе, к своим классовым интересам.

1. ОТНОШЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА К ОБЩЕСТВУ И СУЩЕСТВУЮЩЕМУ СТРОЮ

О земной и загробной жизни Как и все другие "священные" книги, Библия ориентирует людей на то, чтобы не добиваться хорошей жизни на земле, а дожидаться "царствия небесного". Правда, не во всех библейских книгах вера в загробный мир выражена одинаковым образом.

В книгах Ветхого Завета, как правило, отсутствуют представления о загробном воздаянии человеку за земные дела. Есть смутные упоминания о том, что души умерших людей в виде теней бродят в мрачном подземном царстве, ведя весьма безрадостное существование, независимо от их прижизненных заслуг или грехов. Но в поздних книгах Ветхого Завета уже появляются высказывания о том, что за страдания на земле люди получат воздаянье в потустороннем мире. В иудейской религии это представление нашло свое дальнейшее развитие в многочисленных писаниях раввинов, в Талмуде и других религиозных документах. Что же касается христианства, то в Новом Завете оно сразу обрело развернутое учение о загробной жизни.

В евангелиях рассказывается получившая широкую известность притча о богатом и Лазаре. Бедняк Лазарь влачил жалкое существование и валялся на пороге у богача, который жил в роскоши и наслаждениях. Но после смерти богатый попал в ад и, подвергаясь невыносимым мучениям, случайно обратил свой взор кверху; там он увидел "на лоне авраамовом", среди райских утех не кого иного, как бедняка Лазаря. И взмолился богатый к Аврааму, чтобы тот послал к нему Лазаря хоть с каплей воды! Но Авраам ответил ему: "Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь. И сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят"[Евангелие от Луки, гл.XVI, ст.25-26.]. Вывод из этой притчи очень простой и прямолинейный: кому хорошо живется на этом свете, тот должен будет переживать тяжкие страдания после смерти. Стало быть, люди, которые добиваются лучшей жизни на земле, действуют, по меньшей мере, неосмотрительно.

Есть в Библии и другие места, где пропагандируется та же идеология. Не собирайте себе сокровища на земле, убеждает евангелие верующего, ибо это сокровища весьма непрочные и ненадежные: их ест ржавчина, похищают воры; собирайте сокровища на небе, где нет ни ржавчины, ни воров и где эти сокровища будут вечными и нетленными. Авторы евангелия находят яркие сравнения, выразительные образы для пропаганды взгляда на земные заботы как на нечто совершенно ненастоящее. "Не заботьтесь, - говорит будто бы Христос людям, - для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться... Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и бог питает их... Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них... Итак, не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь"[Евангелие от Луки, гл.XII, ст.22,24,27,29.]. Если же кто не обращает внимания на эти проповеди и занимается накоплением, если он в конце концов наживается и становится богатым, тем хуже для него. Богатому не попасть в царствие небесное, ему так же трудно это, как верблюду пролезть в игольное ушко; на том свете ему будет так же плохо, как богачу из притчи о Лазаре.

Пытаясь продумать это новозаветное учение в свете исторической практики почти двух тысячелетий, которые прошли после появления Нового Завета, становишься в тупик перед фактом, который на первый взгляд кажется просто поразительным: уже в первые века существования христианства к нему примыкали в огромном количестве представители эксплуататорских классов - рабовладельцы, ростовщики, купцы. Это были богатые люди, среди них были даже крупные богачи. И никого не удержали евангельские увещевания от продолжения их прежнего образа жизни, никого они не отвратили от стяжательства, никого не заставили раздать свое имущество нищим и самому превратится в нищего. В средние века были крепостники, в дальнейшем - капиталисты, торговцы, банкиры; в настоящее время живут многочисленные миллионеры и миллиардеры. Среди них огромное количество набожных христиан, нередко с большим усердием афиширующих свою религиозность! И никто из них не обращает ни малейшего внимания на то, что евангелие обязывает не собирать себе сокровищ на земле, не заботиться о земных благах, что это грозит им всевозможными бедствиями на том свете, если они не пренебрегут земной суетой и не раздадут свое имущество нищим. От евангелия они не отказываются, но не боятся притчи о Лазаре, не боятся попасть в положение верблюда, которому надо пролезть в игольное ушко. У них двойная бухгалтерия: одна - для практической жизни, другая - для благочестивых размышлений, для "души" и, что самое главное, для проповеди другим людям.

Служители евангельской религии не устают повторять в проповедях с церковных амвонов, учить детей на уроках закона божьего, внушать верующим на исповеди, что заботиться об улучшении своей жизни - грех, суета, чуть ли не мерзость перед богом. Довольствоваться своей долей и не думать о большем - эта новозаветная мораль объявляется чуть ли не главной добродетелью христианина. Если ты нищий, ты должен только радоваться этому, ибо, как сказано в евангелии Луки, "блаженны нищие"[Евангелие от Луки, гл.VI, ст.20. В греческом подлиннике евангелия от Луки сказано именно так, а не "нищие духом", как в русском переводе.]. Этот мотив на многие лады повторяется в Новом Завете, причем не однажды оговаривается, что каждый должен довольствоваться тем положением, в каком он находится ("каждый оставайся в том звании, в котором призван"), и не искать путей к его изменению и улучшению.

Вот те требования, которым должен удовлетворять верующий по своему нравственному облику. Он должен быть нищим не только по своему материальному положению, но и духом, ибо "блаженны нищие духом"[См. евангелие от Матфея, гл.V, ст.3.]. Нищий духом - это безответный и смиренный "раб божий" и раб человеческий. Это нищий не только разумом и знаниями, но и волей, достоинством, самолюбием. Забитый тихий человек, лишенный чувства собственного достоинства, не имеющий желания дерзать, добиваться, стремиться к чему-либо, идти вперед, - вот евангельский идеал.

Но позвольте, может ответить защитник религии, разве библейское учение в данном вопросе сводится к приведенным выше евангельским высказываниям, разве во всех книгах Ветхого и Нового Заветов пропагандируется презрение к земным благам и отсутствие стремления к улучшению жизни? Доля истины в этом возражении есть. Действительно, в ряде других библейских книг мы находим и другие мотивы. Больше того, в самих евангелиях имеется много таких текстов, которые решительно противоречат приведенным выше.

Как было уже показано в предыдущих главах, Библия формировалась на протяжении ряда столетий. За это время происходили многочисленные изменения в социально строе, в классовых взаимоотношениях людей, в уровне культуры как общества в целом, так и отдельных его классовых групп. Конечно, в этих условиях вся Библия не могла быть пронизана единым мировоззрением, единым общественным идеалом, как и единым идеалом нравственной личности. Но ведь верующий человек ищет в Библии определенного ответа на вопрос о том, как ему жить, на какой общественный и нравственный идеал ему ориентироваться. Да и церковное учение утверждает, что Библия не противоречит себе, а, наоборот, дает единое и последовательное божественное наставление человеку.

Противоречий в Библии бесчисленное множество, но следует признать, что как раз в том вопросе, который мы сейчас разбираем, можно найти единую нить, которая при соответствующем истолковании библейских текстов может быть представлена как последовательная точка зрения.

В вопросе об отношении к жизни и к обществу библейская точка зрения может быть сформулирована примерно таким образом: мир, в котором мы живем, - временный, несущественный, даже не совсем реальный; настоящая жизнь наступает только после смерти человека, когда он попадает в загробный мир; нет поэтому никакого смысла стремится к его улучшению на земле, ибо в качестве преддверия к будущей жизни он должен быть таким, каким его создал бог. Отсюда вытекает настойчивое оправдание существующих на земле общественных порядков, оправдание любого эксплуататорского строя.

Но защита эксплуататорского общественного строя базируется в Библии не только на этих положениях. Она значительно более многостороння, более разнообразна по своим приемам и доводам.

Оправдание строя эксплуатации Когда читаешь библию, иногда не можешь отделаться от впечатления, что отдельные ее сказания и легенды как будто нарочно придуманы для оправдания классового разделения общества, эксплуатации, нищеты одних и богатства других. Это, конечно, не так. Основные библейские сказания и легенды возникали стихийно, создаваясь религиозной фантазией народных масс, придавленных беспросветной нуждой. Но их объективное значение от этого не меняется. И сами по себе, а в особенности будучи соответствующим образом истолковываемы и используемы, они служат оправданию и освящению всех форм угнетения и рабства.

Уже первые главы Ветхого Завета содержат в себе такого рода материал. Вот рассказ о первородном грехе Адама и Евы. Бог говорит Адаму: "За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором я заповедал тебе, сказав: "не ешь от него", проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей... В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят"[Бытие, гл.III, ст.17 и 19.]. Таким образом, Адаму богом уготовано тяжелое и скудное существование: он должен изо всех сил трудиться и мало получать за свои труды. Иначе говоря, он должен вести именно тот образ жизни, который характерен для раба, крепостного, наемного рабочего, для всякого угнетенного и эксплуатируемого.

Отсюда следует прямой вывод, который религиями, основанными на Библии, - иудейством и христианством - всячески внушается верующим: тяжелое положение трудящегося человека при эксплуататорском строе вытекает вовсе не из самого этого строя, а из божьего повеления, вызванного страшным грехом Адама и Евы. Что это, как не оправдание и освящение того положения, при котором люди, созидающие своим напряженным трудом все блага земные, сами не вкушают от этих благ и вынуждены довольствоваться жалкими крохами?!

В той же книге Бытия есть легенда, которая как будто нарочно придумана для оправдания классового неравенства и классовой эксплуатации. Праотец Ной однажды напился пьяным "и {лежал} обнаженным в шатре своем". "И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим". Братья Сим и Иафет оказались более тактичными, чем Хам: они "взяли одежду, и, положив ее на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего". Когда Ной проспался и узнал о происшедшем, он проклял Хама и все его потомство, обязав его во все будущие времена трудится для потомства Сима и Иафета[См. Бытие, гл.IX, ст.21-27].

В православных церквах до революции можно было часто видеть иконы, изображающие это "разделение труда" в обществе, установленное распоряжением праотца Ноя: под надписью "Сим царствует над всеми" изображен некий начальник, восседающий на троне и повелевающий людьми; рядом - священник в образе Иафета, который "молится за всех"; и, наконец, несчастный мужичонка на ободранной кляче пашет сохой поле; под ним надпись: "Хам трудится за всех". Таков, оказывается, идеал общественного устройства, проповедуемый Ветхим Заветом. Одни люди трудятся, другие в той или иной форме бездельничают, пользуясь трудами первых, и это, по Библии, справедливо, угодно богу, полностью оправдано тем, что Хам когда-то не догадался накрыть своего пьяного отца...

Во всех книгах Ветхого и Нового Заветов разбросаны легенды, притчи, поучения, отдельные изречения, смысл которых заключается в оправдании эксплуататорского общественного строя. "Неприлично рабу, - говорится в Притчах Соломоновых, - господствовать над князьями"[Книга Притчей Соломоновых, гл.XIX, ст.10.]. В тех же притчах специально сказано, что, когда служанка "занимает место госпожи своей", ее земля не может носить![Там же, гл.XXX, ст.23.] Нормально, по Библии, когда господствуют рабовладельцы, "князья", эксплуататоры, но совершенно ненормально и неугодно богу, когда сами трудящиеся пытаются стать господами положения.

Большая часть Библии была написана в период господства рабовладельческих общественных порядков. Следует заметить, что рабство не встречает в Библии никакого осуждения. Наоборот, этот гнусный порядок, при котором один человек является для другого чем-то вроде домашнего животного, рабочей скотины, признается Библией священным и неприкосновенным. "Можете передавать их, - говорится о рабах, - в наследство и сынам вашим по себе, как имение; вечно владейте ими, как рабами"[Левит, гл.XXV, ст.46.].

Здесь делаются, правда, некоторые послабления в отношении рабов из евреев, но это не меняет сути дела - рабство, как принцип общественного устройства, полностью оправдывается Библией. Особенно характерные высказывания на этот счет содержатся в евангелиях и вообще в Новом Завете.

В евангелиях постоянно говорится о рабах, о господах, об их взаимоотношениях и никогда не произносится ни одного слова, осуждающего рабство, как бесчеловечный и несправедливый общественный порядок. Наоборот, оно рассматривается как нечто само собой разумеющееся. Известна, например, притча о талантах. Некий человек, отправляясь в путешествие, собрал своих рабов и дал им на сохранение деньги. "И одному дал он пять талантов (мера веса драгоценных металлов. - И.К.), другому два, иному один, каждому по его силе". Дальше описывается, что сделали рабы с оставленными им деньгами. Все рабы, за исключением одного, занялись приумножением богатства своего хозяина, "употребили в дело", как сказано в евангелии, полученные ими деньги и нажили для своего владельца новые деньги. А один нерадивый раб закопал полученный им талант в землю и просто сберег его там. Когда хозяин вернулся, он, конечно, всячески поощрил тех рабов, которые активно работали над его обогащением, а раба, который просто сберег его деньги, приказал "выбросить во тьму внешнюю", где "будет плач и скрежет зубов"[См. евангелие от Матфея, гл.XXV, ст.14-30].

Притча эта влагается в уста самого Иисуса, как одно из высших проявлений божественной мудрости. И сформулированные в ней обязанности раба отнюдь не сводятся к пассивному подчинению и простому выполнению хозяйских распоряжений: Иисус требует от раба, чтобы он всей душой был предан рабовладельцу. Лучшей идеологической обработки своих рабов никакой рабовладелец не пожелал бы.

Неустанно в евангелиях, особенно в евангелии от Луки, развивается тема об обязанностях раба в отношении своего хозяина, причем часто это делается как бы мимоходом, для иллюстрации положения об обязанностях верующего во Христа. Эти обязанности полностью приравниваются к обязанностям раба в отношении своего господина. Таким образом заодно пропагандируется рабство не только земное, реальное, но и "небесное" - рабство в отношении потусторонних сил. При этом, конечно, главную роль играет то полное одобрение земного рабства, которое недвусмысленно в Новом Завете выражают Христос, его апостолы и другие "авторитетные" личности.

Требуя от людей беспрекословного повиновения воле божией и отказа от всяких претензий к богу, Христос говорит: "Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении с поля, скажет ему: "пойди скорее, садись за стол"? Напротив, не скажет ли ему: "приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам"? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: "мы рабы ничего нестоящие; потому что сделали, что должны были сделать""[Евангелие от Луки, гл.XVII, ст.7-10.].

Можно привести еще немало таких мест, свидетельствующих о том, что евангелия проповедуют рабство, как самый угодный богу общественный строй. Ограничимся сказанным выше и приведем только некоторый материал для иллюстрации того, как рассматривается этот вопрос в других книгах Нового Завета и прежде всего в Посланиях, приписываемых Павлу.

Самым характерным является в этом отношении знаменитое, можно сказать, программное заявление в Послании к Колоссянам: "Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служи {им}, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь бога"[Послание к Колоссянам, гл.III, ст.22.]. И страх обычного земного наказания со стороны хозяина, и страх небесного божьего наказания - все используется с целью воспитания в людях рабьего послушания хозяевам. "Рабы, - требуется в Послании к Ефесянам, - повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу"[Послание к Ефесянам, гл.VI, ст.5.]. Здесь уже повиновение рабовладельцу приравнивается к повиновению самому богу, оно возносится, таким образом, на самый высокий уровень божественного повеления первостепенной важности.

Со времени появления Нового Завета прошло без малого две тысячи лет. За это время много изменилось в устройстве общественной жизни людей: на смену рабовладельческой форме эксплуатации пришло крепостничество, которое затем сменил капитализм, а в наше время возник общественный строй - социализм, чуждый и враждебный всякой эксплуатации человека человеком. В Библии освящается и обожествляется именно рабовладельческий строй, поскольку других общественных порядков ее авторы не знали. Но на протяжении последующей истории служителям религии оказалось совсем не трудно приспособить библейские поучения к освящению любой другой формы эксплуатации человека человеком.

Так, верующим рабочим капиталистических стран внушается при помощи библейских сказаний, что капитализм представляет собой единственный строй, угодный богу, наилучший и благочестивейший общественный порядок. Колониальным рабам, всякими правдами и неправдами обращенным в христианство, служители религии твердят те же библейские сказания и пропагандируют вытекающую из них мораль о том, что именно империалистический гнет угоден богу, как когда-то твердили крепостным, что единственным общественным строем, который соответствует божественным предначертаниям, является феодализм.

Однако, могут возразить нам, в Библии есть и такие тексты, которые направлены против богачей, в защиту угнетенных и эксплуатируемых; разве книги пророков не выступают с обличением эксплуататоров, ростовщиков, угнетателей народа, в защиту вдов и сирот, обижаемых и притесняемых бедняков? Действительно, такие места есть, и мы на них остановимся.

Пророки выступают со страстными обличениями всяких грехов и злодеяний избранного Яхве народа. Они бичуют не только отпадение от Яхве и поклонение чужим богам, но также разврат, пьянство, гордыню, любовь женщин к нарядам и вообще стремление к роскоши. Они выступают против жадности, стяжательства, неумеренного стремления к наживе. Например, книга пророка Исаии обращается к богачам с гневными укорами и угрозами: "Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что {другим} не останется места, как будто вы один поселены на земле"[Книга пророка Исаии, гл.V, ст.8.]. И у пророка Амоса можно найти такие угрозы по адресу богатых, в особенности по адресу тех, кто обижает вдов и сирот. Пророк Михей выражает недовольство теми, которые "пожелают полей, и берут их силою; домов - и отнимают их; обирают человека и его дом, мужа и его наследие"[Книга пророка Михея, гл.II, ст.2.]. Какова была сущность этих выступлений против богачей и совершавшихся ими злоупотреблений?

Выше мы уже говорили о том, как в книгах пророков отразился процесс обезземеления крестьян, связанный с развитием рабовладельческих отношений. Пророческие разоблачения отнюдь не призывали обезземеливаемых и разоряемых крестьян к протесту, а тем более к восстанию против их притеснителей. Наоборот, они объективно играли прямо противоположную роль, создавая в народе впечатление, что угнетатели получают по заслугам от самого бога и его служителей, что, стало быть, нечего беспокоится, интересы угнетенных будут ограждены, так как о них думает и за них ратует сам бог. Библия и в пророческих книгах не говорит ничего, что побуждало бы человека к стремлению изменить общественные порядки к лучшему, добиваться более справедливого устройства общества.

Весь смысл библейских рассуждений по вопросу об устройстве общества заключается в том, что все в этом мире, как и в "потустороннем", устроено богом в полном соответствии с его желаниями и соображениями, которых никому не дано знать. А если это так, значит, люди не должны и помышлять о революционном переустройстве общества: каждый должен быть абсолютно доволен существующими порядками и своим местом в обществе.

Единственный путь к лучшей жизни Никогда до победы социалистического строя человечество не знало справедливого общественного порядка. Никогда еще с момента разделения общества на классы не было такого положения, при котором человек, создающий своим трудом все ценности и все блага, пользовался бы ими и жил в довольствии и покое. На протяжении всей истории до нашего времени, если не считать первобытного доклассового общества, подавляющее большинство людей страдало от эксплуатации, от гнета рабовладельцев, крепостников, капиталистов, от войн и военных грабежей, от притеснений и несправедливостей эксплуататорского государства с его тюрьмами и полицией, с его судами и чиновниками. Стремление защитить свои интересы порождало в угнетенных революционные настроения, побуждало их к борьбе, к смелым и самоотверженным выступлениям против существующих порядков.

В наше время созрели исторические условия для ликвидации капиталистического строя, а вместе с ним и всех видов социального гнета. Революционная борьба рабочего класса и идущих за ним широких народных масс уже привела к победе нового общественного строя у народов, составляющих больше трети всего человечества. Дальнейших ход истории ясен: капитализм обречен и рано или поздно уступит свое место единственному строю, могущему обеспечить счастье и благополучие всего человечества, - коммунизму. Это не может, однако, вершиться само собой.

Новый общественный порядок пробивает себе дорогу благодаря усилиям и борьбе народных масс, возглавляемых пролетариатом и марксистско-ленинской партией. Чем ясней каждый рабочий, каждый крестьянин, вообще каждый трудящийся в капиталистических странах будет сознавать необходимость перестройки общественных порядков, тем скорей человечество придет к своему лучшему будущему, тем менее болезненны будут роды нового общества. И все, что учит человека бороться за лучшее будущее для всех людей, за коммунизм, есть добро. Библия же учит трудящихся обратному: мирится со своим бесправным положением при эксплуататорском строе, надеясь или на потустороннее воздаяние, или на вмешательство бога здесь, на земле, - только не на собственные силы и силы товарищей!

Кто поддается этой проповеди, тот в погоне за миражем устремляется по неверному направлению. Хорошей, интересной, красивой должна быть эта единственная земная жизнь. А для того, чтобы все люди а не кучка эксплуататоров, жили хорошо, надо построить коммунизм. Этому учат нас марксистско-ленинская наука и Коммунистическая партия, строящая свою политику на основе этой науки в интересах народа и человечества.

2. О БИБЛЕЙСКИХ ЛОЗУНГАХ ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ, МИЛОСЕРДИИ И НЕПРОТИВЛЕНИЯ ЗЛУ

Служители всех религий неустанно твердят о том, что религия смягчает нравы, учит людей хорошо относится друг к другу, любить друг друга, прощать обиды, делать добро ближнему. В особенности много говорят об этом представители христианской религии, ссылаясь на евангелия. Мы рассмотрим здесь, как решается вопрос об отношениях между людьми в книгах Ветхого и Нового Заветов. Действительно ли учит Библия мягкости в людских взаимоотношениях и любви к человеку?

Пример бога Как известно, наилучшее поучение - это пример. В Библии очень много рассказывается о боге - о его действиях, о его отношении к людям. Сам бог характеризуется церковниками как всемилостивый, милосердный, всепрощающий. Очевидно, именно в его действиях и следует искать образец отношения людей друг к другу.

В евангелиях Христос прямо призывает людей следовать примеру бога. "Будьте совершенны, - говорит он, - как совершенен отец ваш небесный"[Евангелие от Матфея, гл.V, ст.48.]. Посмотрим, как же изображается в Библии совершенный бог - образец нравственного поведения для людей.

За то, что Адам с Евой нарушили богов запрет и съели недозволенное яблоко, наказаны были не только они, но и все их будущее потомство. Если история человечества изобилует страшными страницами истребительных войн, голода, эпидемий, то это результат наказания людей богом за грех Адама и Евы. Если подавляющее большинство человечества всегда "в поте лица своего добывало хлеб свой", в непосильном труде надрывалось с одной только целью - прокормиться, то это опять-таки из-за знаменитого грешка с яблочком. Если люди страдают и погибают раньше времени от туберкулеза, рака, гипертонии, болезней сердца, то причина опять-таки в том же самом. Если, наконец, даже такой естественный акт, как рождение человека, сопровождается чудовищными болями, которые переживает роженица, то это тоже наказание за грехопадение прародителей. Не слишком ли много за такой грех?

В евангелиях не раз говорится о том, что надо прощать человеку все обиды, нанесенные им, притом прощать многократно. А здесь бог оказался так обижен, так кровно оскорблен, что жестоко наказал не только обидчиков, но и миллиарды других людей, которые никакого отношения к греху Адама и Евы не имели. Это выглядит, пожалуй, не только чересчур жестоко, но и в высшей степени несправедливо.

Одна из заповедей Ветхого Завета гласит коротко, но выразительно: не убивай. По поводу ее защитниками религии говорилось и теперь говорится много красноречивых проповедей, в которых восхваляется эта гуманная заповедь, призывающая щадить все живое. НО как противоречит ей все, что рассказывается в Библии о делах бога, а также его избранников и любимцев!

Почему вдруг бог решил истребить все человечество, за исключением Ноя и его семьи? О причине такого страшного гнева в Библии говорится довольно туманно: "Увидел господь (бог), что велико развращение человеков на земле и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время"[Бытие, гл.VI, ст.5.]. Снова ни милосердия, ни всепрощения! Потом подробно рассказывается о том, как бог уничтожил население городов Содом и Гоморра: он пролил на них "дождем серу и огонь... с неба"[Там же, гл.XIX, ст.24.]. Иначе говоря, сжег живьем население двух городов. А когда жена Лота, не удержав своего любопытства, нарушила запрет и оглянулась на горящие города, бог немедленно превратил ее в соляной столп. Милосердие его и здесь не проявилось...

Ветхий Завет буквально пестрит рассказами о многочисленных расправах бога с людьми.

Рассказывая легенду о странствовании евреев во главе с Моисеем в пустыне, Библия сообщает, что против Моисея восстал некто Корей и вместе с ним еще двести пятьдесят человек. "Восстание" это выражалось в том, что они "собрались против Моисея и Аарона, и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их господь! Почему же вы ставите себя выше народа господня?"[Числа, гл.XVI, ст.3.]. Результат был такой: "И разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество. И сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества"[Там же, ст.32-33]. Но это, видимо, оказалось недостаточным, потому что тут же "вышел огонь от господа и пожрал еще двести пятьдесят мужей"[Там же, ст.35.]. Дело не кончилось и этим. Народ возроптал на Моисея и Аарона и предъявил справедливую претензию по поводу того, что они "умертвили народ господень". Тогда бог опять вмешался в ход событий. Он стал без разбора убивать людей, и только вмешательство Аарона, который возложил куда следует соответствующие жертвенные курения, остановило истребление людей. Но за это время бог успел перебить не много не мало, как 14 700 человек[Числа, гл.XVI, ст.49.].

Через короткое время милосердный бог опять счел нужным прибегнуть к истреблению людей. Они шли по пустыне, изнывая от жары и усталости, питаясь надоевшей им манной небесной. "И стал малодушествовать народ на пути", стал говорить: "Зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть (нам) в пустыне? Ибо {здесь} нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища"[Там же, гл.XXI, ст.5.]. В ответ на это "послал господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из (сынов) израилевых"[Там же, ст.6.].

Когда главную святыню евреев - ковчег Завета - переносили с территории филистимлян в Иудею, была сделана остановка в городе Вефсамисе. Некоторые жители этого города не сдержали своего любопытства и заглянули в ящик. Это обошлось им дорого: "И поразил он (бог. - И.К.) жителей Вефсамиса за то, что они заглядывали в ковчег господа, и убил из народа пятьдесят тысяч семьдесят человек; и заплакал народ..."[I книга Царств, гл.VI, ст.19.]. Еще бы не заплакать!

Царь Давид приказал произвести перепись населения в стране. Но согласно Библии это грех. Царедворцы всячески отговаривали Давида, но царь настоял на своем. Перепись была проведена. И тут же Давид раскаялся в своем деянии и обратился к богу с мольбой о прощении. Бог предложил ему на выбор одно из трех наказаний: "Быть ли голоду в стране твоей семь лет, или чтобы ты три месяца бегал от неприятелей твоих, и они преследовали тебя, или чтобы в продолжении трех дней была моровая язва в стране твоей?"[II книга Царств, гл.XXIV, ст.13.]. Давид ответил довольно уклончиво: "Пусть впаду я в руки господа, ибо велико милосердие его; только бы в руки человеческие не впасть мне"[Там же, ст.14.]. Тогда Яхве за преступление Давида наказал его довольно своеобразным образом: "И послал господь язву на израильтян до утра назначенного времени; и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек"[Там же, ст.15.]. Действительно, велико божеское "милосердие" и велика "справедливость" его! За грех Давида бог убивает 70 тысяч ни в чем не повинных людей, но сам Давид остается его любимцем. А каков, собственно, грех? Если кто-нибудь из верующих находит в Библии божественно-разумное руководство к жизни, пусть попробует объяснить, в чем греховность и безнравственность такой разумной и необходимой меры, как перепись населения.

Иногда Библия приписывает богу такие поступки, которые свидетельствуют о какой-то беспредметной жестокости, не вызванной никакими серьезными причинами. Уже после того, как бог поставил Моисея во главе еврейского народа, вдруг происходит следующее: "Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его (Моисея. - И.К.) господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора (жена Моисея. - И.К.), взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него {господь}"[Исход, гл.IV, ст.24-26].

Возникает вопрос: почему вдруг бог решает убить человека, который ни в чем не провинился? Причин не было, просто захотел умертвить. Такой блестящий образец выполнения богом заповеди "не убий!" должен, очевидно, и верующих вдохновлять на подобные действия...

Жестокость как принцип Жестокий бог Яхве, истребляющий людей десятками тысяч, требует и от верующих в него такой же жестокости. Характерны наказания, которые от имени бога устанавливает Второзаконие за преступление против божественных установлений. Если кто-нибудь поклонится "солнцу или луне или всему воинству небесному", то "выведи мужчину того или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти"[Второзаконие, гл.XVII, ст.3,5.]. Такой же участи требует Второзаконие для того "кто поступит так дерзко, что не послушает священника"[Там же, ст.12.]. Если вышедшая замуж девушка оказалась не девственной, то "отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти"[Там же, гл.XXII, ст.21.]. Смертная казнь полагается за непослушание в отношении к родителям: "Если у кого, - говорится во Второзаконии, - будет сын буйный или непокорный, неповинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их; то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего... И скажут старейшинам города своего: "сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница"; тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти"[Там же, гл.XXI, ст.18-21].

Даже за нарушение субботнего отдыха полагается смертная казнь. В Библии рассказывается о случае, когда в пустыне был обнаружен человек, собиравший дрова в субботу. Он был взят под стражу, и сначала не знали, что с ним делать. Но бог рассеял все сомнения, сказав Моисею: "Должен умереть человек сей; пусть побьет его камнями все общество вне стана". Так учит библейский бог людей человеколюбию и исполнению заповеди "не убивай"...

Когда ведешь войну, говорится во Второзаконии, убивай без разбора всех мужчин вражеского лагеря, "только жен и детей и скот и все, что в городе, всю добычу его возьми себе"; но только в том случае, если противник твой живет далеко, "а в городах сих народов, которых господь, бог твой, дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души"[Второзаконие, гл.XX, ст.14,16.].

Божьи избранники и любимцы, включая таких, как Моисей, Давид, ветхозаветные пророки, верно следуют, как рассказывается о них в Библии, божьим требованиям неукротимой жестокости.

Еще в период странствования по пустыне избранный богом народ покорно выполнял его требование поголовного истребления всех, с кем оказывался в состоянии войны. Одержали, например, победу над Огом, царем Васанским, "и поразили они его и сынов его и весь народ его, так что ни одного не осталось (живого), и овладели землею его"[Там же, гл.XXI, ст.35.]. Когда же они под предводительством Иисуса Навина прибыли в Ханаан и стали завоевывать эту землю, поголовное истребление всего населения страны рассматривалось буквально как непременное требование бога Яхве.

Вот характерная формула из книги Иисуса Навина: "...Взял Иисус Макед, и поразил (его) мечом и царя его, и предал заклятию их и все дышащее, что находилось в нем; никого не оставил, кто бы уцелел"[Книга Иисуса Навина, гл.X, ст.28.]. Это стандартная формула - она применяется потом во многих случаях. Победили Ливну, "и истребил ее Иисус мечом и все дышащее, что {находилось} в ней"[Там же, ст.30.]. То же сделано и с Лахисом, и с Газером, и с Еглоном, и с Хеброном, и с Давиром. В заключение "священная" книга подводит итог: "И поразил Иисус всю землю нагорную и полуденную, и низменные места, и землю, лежащую у гор, и всех царей их; никого не оставил, кто уцелел бы, и все дышащее предал заклятию, как повелел господь, бог израилев"[Там же, ст.40.].

Исторические факты говорят о том, что изображенная выше картина неверна по существу. Когда древние евреи обосновались в Палестине, они не истребили все население, а нашли формы мирного сожительства с ним. Но нельзя не отметить, что Библия приведенными выше легендами пропагандирует идеологию человекоистребления.

Библейские "праведники" ведут себя часто как вероломные и кровожадные убийцы. В Ветхом Завете рассказывается, например, любопытная историйка о сыновьях праотца Иакова. Однажды сестра их Дина встретилась с юношей чужого племени из города Сихем; имя юноши было тоже Сихем. Он, как рассказывается в Библии, "сделал ей насилие". Юноша горячо полюбил девушку: "И прилепилась душа его к Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу, и говорил по сердцу девицы". Отец Сихем Еммор пришел к Иакову и сделал как ему, так и сыновьям такое предложение: "Сихем, сын мой, прилепился душою к дочери вашей; дайте же ее в жену ему. Породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе. И живите с нами; земля сия пред вами, живите и промышляйте на ней, и приобретайте ее во владение". Не менее дружественно и добропорядочно вел себя и сам претендент на руку Дины. Он сказал Иакову и его сыновьям: "Только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне. Назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне: только отдайте мне девицу в жены". Сыновья Иакова, по видимости, пошли на соглашение, они только потребовали того, чтобы все мужчины города Сихем совершили обряд обрезания. Те простодушно согласились. А "на третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом"[Бытие, гл.XXXIV.]. Справедливости ради следует сказать, что Иаков не одобрил этого поступка своих сыновей, но отнюдь не из моральных соображений, а из боязни мести со стороны "жителей сей земли". Что же касается самого Ветхого Завета, то ни тени осуждения гнусному поступку сыновей Иакова в нем не содержится, а общий тон всего повествования вполне сочувственный в отношении виновников массового истребления.

"Кротость" библейских праведников Моисей аттестуется в Библии как "кротчайший из людей". Но кротость эта, надо сказать, выглядит весьма своеобразной. В войне с мадианитянами евреи, руководимые Моисеем, одержали победу. Всех мужчин противника они перебили, а "жен мадиамских и детей их сыны израилевы взяли в плен"; "и доставили пленных и добычу и захваченное к Моисею и к Елезару священнику". Как же отнесся к этому Моисей? "И прогневался Моисей на военачальников, тысяченачальников и стоначальников, пришедших с войны, и сказал им Моисей: (для чего) вы оставили в живых всех женщин?.. Убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужском ложе, убейте"[Числа, гл.XXXI, ст.7,12,14,15,17.]. Где же знаменитое "не убивай"? Или на детей и женщин оно не распространяется?!

Пока Моисей на горе Синай получал от бога скрижали с заповедями, оставшиеся на равнине евреи решили помолится другому богу. Они обратились к Аарону, брату Моисея, с просьбой "сделать им бога". Тот немедленно принял это предложение "и сделал... литого тельца, и обделал его резцом"[Исход, гл.XXXII, ст.4.]. После этого он поставил перед ними жертвенник и пригласил людей молится ему. Это богослужение вызвало ярость бога Яхве. Моисей решил умилостивить божий гнев при помощи расправы над виновными. И он принялся за дело, собрал к себе левитов и приказал им: "Возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего"[Там же, ст.27.].

В тот день было убито около 3 тысяч человек. Так обернулась заповедь - "не убивай". А бог, по Библии, остался весьма доволен действиями Моисея и в знак особого благоволения даже показался ему, верней, показал свою спину[Там же, гл.XXXIII, ст.23.].

Умилительное впечатление должен производить на читателя библейский рассказ о том, как пророк Елисей воскресил умершего ребенка. Но почти непосредственно перед ним идет следующее повествование: "Когда он (Елисей. - И.К.) шел дорогою, малые дети вышли из города, и насмехались над ним, и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их, и проклял из именем господним. И вышли две медведицы из леса, и растерзали из них сорок два ребенка"[IV книга Царств, гл.II, ст.23-24.]. Вот так "не убивай"!

Впрочем, Елисей идет по стопам своего учителя пророка Илии. О последнем рассказывается в Библии такая историйка. Израильский царь Охозия послал за Илией "пятидесятника с его пятидесятком". Илия сидел на горе, царский посланец попросил его сойти вниз. Илия послал на него "огонь с неба" с спалил его вместе с пятьюдесятью подчиненными. Охозия послал других пятьдесят человек, Илия сделал с ними то же самое. И только третьему пятидесятку удалось уговорить божьего человека спуститься с горы и прийти к царю. Мы не касаемся здесь фактической стороны дела, ибо говорить всерьез о сошедшем с неба огне не приходится, как не приходится говорить и о медведицах, вышедших по слову Елисея из леса, чтобы растерзать детей. Здесь существенно представление о достойном пророка поведении, характерное для времени, в которое возникала Библия. И стоит отметить, что заповедь о запрещении убийства совершенно не относится к тем людям, которые изображаются, как идеальные образы для подражания. Они убивают, если верить Библии, всякий раз, как только им этого захочется.

Недостаточная жестокость, проявляемая тем или иным из "людей божьих", вызывает, как видно из Библии, серьезное недовольство со стороны бога. Вот что рассказывается в Библии о царе Сауле. Он воевал с амаликитянами, причем получил от бога через пророка Самуила такой наказ: "Иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла"[I книга Царств, гл.XV, ст.3.]. Указания достаточно определенные, хотя не совсем понятно, зачем понадобилось поголовное истребление людей вплоть до грудных младенцев, а тем более, зачем понадобилось истребление скота. Но оставим этот вопрос в стороне. В данном случае существенно то, что Саул выполнил инструкцию недостаточно точно: "Агата, царя Амаликова, захватил живого, а народ весь истребил мечом. Но Саул и народ пощадил и Агата и лучших из овец и волов и откормленных ягнят, и все хорошее, и не хотели истребить"[Там же, ст.8-9.]. Тогда бог сообщил Самуилу о своем недовольстве и о сожалении по поводу того, что он поставил Саула царем. Самуил явился к Саулу и потребовал, чтобы привели к нему Агата. "И подошел к нему Агат дрожащий, и сказал Агат: конечно, горечь смерти миновалась? Но... разрубил Самуил Агата пред господом в Галгале"[I книга Царств, гл.XV, ст.32-33.]. Саулу это, однако, не помогло. "Преступление", которое он совершил, пощадив человека, стоило ему престола, ибо бог окончательно решил, что такого человека, который способен на воздержание от убийства, нельзя держать на царском троне. Дело кончилось тем, что Саул погиб и его место занял Давид, никогда не останавливающийся ни перед какими жестокостями.

Как известно, книга Псалмов пользуется репутацией назидательного и благочестивого чтения, не лишенного поэтических красот и, во всяком случае, смягчающего душу человеческую. Особенной известностью пользуется знаменитый псалом "При реках Вавилона". Стоит, однако, вдуматься в его содержание.

Разбитые в войне евреи следуют в вавилонский плен. Враги не истребили их, остались в живых не только женщины и дети, но и мужчины. Настроение пленных подавленное: они "плачут, вспоминая о Сионе", дают клятву Иерусалиму не забыть его и т.д. История знает, что вавилоняне обошлись с пленными евреями по тому времени весьма гуманно, известно, что в плену им были отведены земли и пастбища. В самом псалме, о котором идет речь, не видно, чтобы вавилоняне особенно плохо обращались с пленниками, они их только просят: "пропойте нам из песней Сионских". Но псалом кончается проклятиями по адресу Вавилона и фразой, для которой трудно найти подходящую характеристику: "Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!"[Псалтирь, пс.136, ст.9.] Пусть бы дело касалось даже самых злых и свирепых притеснителей, но почему же - "младенцев о камень"?! Есть ли что-нибудь более бессмысленно жестокое во всей мировой литературе, религиозной или светской?

На этом фоне заповедь "не убивай" производит впечатление какой-то случайно обмолвки, которой сами авторы Ветхого Завета не придавали серьезного значения. Это тем более следует отметить, что в самом же Ветхом Завете этой заповеди противостоят не только конкретные примеры систематического убийства, совершаемого как богом, так и людьми по его приказанию, но и общие законодательные нормы, прямо требующие убийства. Знаменитое "око за око и зуб за зуб" фигурирует в том же Ветхом Завете. И если верующий захочет найти в библии норму поведения для самого себя, он может руководствоваться и тем и другим - что ему в данном случае будет удобно. Но если по одному и тому же вопросу сказано и "делай" и "не делай", значит, вообще ничего не сказано.

"Милосердие" Нового Завета До сих пор мы разбирали вопрос о "человеколюбии" Библии только в рамках Ветхого Завета. Как же с этим обстоит дело в Новом завете? Ведь богословы и идеологи христианства основывают свои утверждения о гуманности этой религии именно на Новом Завете и в особенности на евангелиях!

Действительно, в евангелиях словесная проповедь любви к человеку, милосердия и прощения обид развернута очень широко. Там рекомендуется относится с любовью не только к друзьям, но и к врагам, никому не делать и не желать зла, даже самым плохим людям, не противится злу, прощать все обиды. Когда у Христа спрашивают, сколько раз можно прощать обиду, может быть до семи раз, он отвечает, что не до семи, а до седмиджы семидесяти. Безграничны должны быть терпение и кротость человека. Нельзя даже гневаться на "брата своего", нельзя обижать его не только действием, но и словами: "кто скажет брату своему "рака" (пустой человек. - И.К.), подлежит синедриону; а кто скажет "безумный", подлежит геенне огненной"[Евангелие от Матфея, гл.V, ст.22.]. Пусть тебя обижают, но ты-то не должен отвечать на это обидой: "Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую"[Там же, ст.39.]. Эти тексты Нового Завета получили широкую известность, и именно на их основании христианство считается религией любви и милосердия.

Если, однако, вникнуть в вопрос поглубже, то картина резко меняется.

Прежде всего, остается неясным вопрос о том, как относится Новый Завет к драконовым предписаниям Ветхого Завета. Только в одном месте мы находим в Новом Завете текст, который звучит, как отмежевание от жестокости ветхозаветной морали. Иисусу приписываются такие слова: "Вы слышали, что сказано: "око за око и зуб за зуб". А я говорю вам: не противиться злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую"[Евангелие от Матфея, гл.V, ст.38-39.]. И несколько дальше: "Вы слышали, что сказано: "люби ближнего твоего, и ненавидь врага твоего". А я говорю вам: любите врагов ваших..."[Там же, ст.43-44.] Однако в ряде других мест Нового Завета мы находим высказывания совершенно другого рода. Даже в той самой "нагорной проповеди", из которой взяты приведенные выше слова с "поправками" к ветхозаветному закону, от имени Иисуса сказано: "Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить"[Там же, ст.17.]. Таким образом, даже формально ветхозаветные законы не отменяются евангелием.

Действительно, в Новом завете мотивы милосердия и любви к ближнему выражены значительно сильней, чем в Ветхом. Но нельзя не видеть того, что и в Ветхом и в Новом Заветах проповедь братского милосердия и любви к ближнему раскрывает только одну из сторон той противоречивой религиозной морали, обратной стороной которой является как раз проповедь жестокости и бессердечия в отношениях между людьми.

Что касается собственно новозаветной морали, то ее характерной чертой является ярко выраженная двойственность. То, что рекомендуется угнетенным и эксплуатируемым, не рекомендуется рабовладельцам и другим сильным мира сего. Мы уже говорили выше о проповеди всепрощения и непротивления. Но если проанализировать все содержание Нового Завета, то легко увидеть, что прощать обиды, подставлять щеки под удары, не сопротивляться предписывается только угнетенным. Угнетателям же, наоборот, рекомендуются кровавые расправы со всеми, кто попытается оказывать им сопротивление.

Вот, например, получившее общую известность место из Послания Павла к Римлянам: "Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от бога; существующие же власти от бога установлены. Посему противящийся власти противится божию установлению... Ибо {начальник} есть божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он божий слуга, отмститель в наказание делающему злое"[Послание к Римлянам, гл.XIII, ст.1,2,4.]. Трудно выразиться более ясно: запрещается сопротивление угнетенных властям и "начальникам", но сами начальники уполномочены богом, в качестве его слуг, вооруженной рукой подавлять всякое сопротивление. Они "недаром носят меч", этим мечом они должны мстить ("отомстители"!) и наказывать, т.е. убивать. И греха в этом никакого нет, ибо делается во исполнение божьих полномочий. А как же запрещение убийства, проповедь прощения обид и т.д.? Здесь все это оказывается недействительным.

Зверские расправы рабовладельцев с рабами не вызывают никакого осуждения у авторов новозаветных книг. Наоборот, они рассматриваются ими как совершенно естественное дело, вполне соответствующее христианскому учению. "Раб же тот, - говорится в евангелии, - который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много"[Евангелие от Луки, гл.XII, ст.47.]. Но почему же евангелие здесь не говорит, что бить человека нельзя, что его надо любить, что ему надо прощать все не до семи, а до седмижды семидесяти раз?

Нет, рабовладельцам оно дает другие рекомендации: "Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов"[евангелие от Матфея, гл.XXV, ст.30.]. Если раб осмеливается не выполнять всех требований своего хозяина, то на него никак не распространяется проповедь любви и милосердия.

Христос, проповедующий, согласно евангелиям, милосердие, в других местах тех же евангелий выступает проповедником жестокости и бесчеловечности. Вот он рассылает своих апостолов по разным городам проповедовать его учение. Возникает вопрос, как им вести себя, если их будут плохо принимать. На этот счет Иисус дает точную инструкцию. Если, говорит он, "придете в какой город, и не примут вас, то, выйдя на улицу, скажите: "И прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам... Сказываю вам, что Содому в день оный будет отраднее, нежели городу тому""[Евангелие от Луки, гл.X, ст.10-12.]. Как известно, по Ветхому Завету, все жители города Содома, кроме Лота и его семьи, были сожжены заживо. Значит, жители того города, где ученики Христа будут плохо встречены, подвергнутся еще более страшному наказанию, чем сожжение живьем. А всепрощение на них не распространяется?

Сам Христос, который изображается защитниками религии как воплощение милосердия и любви к человеку, не раз на страницах евангелий грозит всем ослушникам его воли жестокими наказаниями. Правда, свои угрозы он не приводит в исполнение тотчас же. Обстановка, изображенная в евангелиях, такова, что у Христа нет реальных возможностей мстить кому бы то ни было. Можно было бы, конечно, сочинить сколько угодно легенд о том, как Иисус расправляется со своими врагами, прибегая каждый раз к чуду. Но тогда авторы евангельских повествований оказались бы в весьма трудном положении, ибо пришлось бы объяснять, почему же Иисус все-таки не навел порядок на земле, а, наоборот, сам пострадал и погиб.

Более подходящей оказалась другая версия: в первый свой приход он не вмешивался в реальное течение жизни на земле, зато во второе пришествие он всем воздаст по заслугам. И что же будет? Праведники, конечно, получат сполна от всех возможных благ. Что же касается грешников, то "ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов"[Евангелие от Матфея, гл.XIII, ст.42]. Этой угрозе с печью огненной, с плачем и скрежетом зубов придается особое значение, так как она повторяется несколько раз на протяжении новозаветного повествования. Страшным будет суд, которому подвергнутся люди после второго пришествия Христа, он так и называется - Страшный Суд. Грешники будут осуждены на вечные муки в аду и никогда не смогут заслужить прощение. А почему же на них не распространяется безграничное милосердие бога, проповедь всепрощения и любви? Трудно представить себе, чтобы именно из любви к людям бог обрек их на бесконечные страдания в аду. Они виноваты? Но ведь рекомендуется все прощать! К тому же эта вина должна быть, если рассуждать мало-мальски логично, переложена на самого бога, ибо он создал их греховными и склонными к порокам, он же и управляет их действиями, ибо ничто не происходит без божьей воли... Так оказывается, что вместо милосердия и любви, вместо всепрощения и забвения обид Новый Завет, так же как и Ветхий, проповедует бесчеловечную, притом несправедливую, жестокость. И отделить в этом отношении Новый Завет от Ветхого невозможно.

В своем личном поведении Христос отнюдь не всегда придерживается проповедуемых им же норм. Кто скажет ближнему своему "безумный", подлежит геенне огненной - это выдается за изречение Христа. Но в уста того же Христа евангелия вкладывают весьма крепкие ругательства по адресу его противников. Он называет их "лжепророками", которые приходят "в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные"[Евангелие от Матфея, гл.VII, ст.15.]; он уподобляет их "худому дереву" и заявляет, что "всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь"[Там же, ст.19.], фактически призывая к расправе с "лжепророками". И не скупится Иисус на обращения вроде таких, как "змии", "порождения ехидны", "род лукавый и прелюбодейный" и т.д. Хотя он и рекомендует себя как кроткого человека ("я кроток и смирен сердцем"[Там же, гл.XI, ст.29.]), но неоднократно и с большим ожесточением грозит своим противникам всеми карами Страшного Суда.

Невозможно увязать новозаветное учение о милосердии с новозаветным же учением о загробном воздаянии, о Страшном Суде и о наказании грешников после Страшного Суда. Мы уже приводили выше притчу о Лазаре, в которой рассказывается о том, как был наказан человек за богатство. В других местах Библии богатство отнюдь не признается грехом, а в ряде случаев даже провозглашается делом божьим. Но отвлечемся сейчас от этого вопроса. Допустим, что, действительно, обладание богатством, с точки зрения Библии, является тяжким грехом. Почему же, однако, бог не может простить человеку этого греха? Ведь он всемилостив, его милосердие безгранично!

Никак не проявляется божие милосердие и в учении о Страшном Суде. До второго пришествия Христа еще можно каяться, упрашивать бога о прощении грехов и, может быть, получать это прощение. Но уже после второго пришествия, к моменту Страшного Суда, не помогут никакие покаяния, никакие молитвы: наказание грешников будет окончательным и вечным. Без какого бы то ни было просвета, без какой бы то ни было надежды люди должны будут по милосерднейшему приговору бога без конца выносить жесточайшие мучения, по сравнению с которыми меркнут самые изощренные пытки средневековой инквизиции и фашистские застенки недавнего прошлого.

Беспредельно милосердный бог дарует людям бессмертие, он воскрешает их из мертвых с тем, чтобы они жили вечно. Но для чего? Для того, чтобы вечно длились те мучения, на которые он же, преисполненный любви к людям, их обрекает...

Вспомним при этом, что всесильный бог имеет полную возможность предохранить людей от тех грехов, которые они делают, ибо стоит ему только пожелать, и все проникнутся самым последовательным благочестием, перестанут грешить, и тогда вопрос о Страшном Суде и о бесконечных адских муках снимается сам собой. Но почему-то он этого не делает, и в Новом Завете с удовольствием расписываются те мучения, которые предстоит бесконечно терпеть людям по воле кротчайшего и милосерднейшего бога...

Некоторые верующие, в особенности из среды баптистов, толстовцев и близких к ним религиозных толков, рассуждают примерно так: не надо обращать внимания на те примеры, которые мы находим в Библии, надо просто следовать новозаветному учению, ибо дело не в том, какие поступки там приписываются отдельным людям или даже самому богу, а в том, к чему призывает новый Завет. С этой точки зрения неважно, милосердно ли поступают отдельные библейские персонажи, важно, что сам по себе призыв к братской любви между людьми, к милосердию, к прощению обид, к воздержанию от насилия является спасительным для человечества. Этот вопрос имеет серьезнейшее значение, и на нем следует подробно остановиться. Попытаемся выяснить, какую роль в реальной истории человечества сыграли библейские моральные поучения.

3. СМЯГЧИЛА ЛИ НРАВЫ БИБЛЕЙСКАЯ МОРАЛЬ?

Уроки истории Евангельские призывы к милосердию, к любви и братству всех людей раздались около двух тысячелетий тому назад. Протекшее с тех пор время насыщено жестокой борьбой между людьми: кровавыми войнами, страшнейшими массовыми насилиями, беспощадной эксплуатацией одних людей другими. И как раз те люди, для которых проповедь евангельских учений о любви к ближнему являлась профессией, отличались наибольшей жестокостью и свирепостью. Пытки инквизиции, сожжение людей заживо, истребление десятков тысяч "еретиков" во время так называемых религиозных войн - все это делали люди, признающие Новый Завет своим руководством и знаменем. Складывавшиеся в ходе истории общественные отношения порождали определенные нравы; различного рода борьба людей между собой была связана с неминуемым ожесточением, причем особую жестокость проявляли обычно представители эксплуататорских классов. И новозаветные призывы к милосердию никогда не могли сыграть ни малейшей роли в отношении облагораживания и смягчения нравов, в отношении пресечения таких жестокостей, от одного рассказа о которых, как говорится, кровь стынет в жилах.

Около полутора тысяч лет тому назад христианство стало государственной религией Римской империи. Постепенно оно распространилось на огромной территории, охватывающей не только всю Европу, но и многие страны других континентов земного шара. До появления христианства Библия была священной книгой маленького еврейского народа, игравшего незначительную роль в историческом развитии древнего общества. С появлением и распространением христианства не только увеличился объем Библии (появился Новый Завет), но она стала священной книгой для сотен миллионов людей. Научила ли она их добру?

Период господства христианской, стало быть библейской, идеологии представляет собой весьма мрачную картину. В начале его мы видим явление, которое получило название великого переселения народов. Это были грандиозные по тому времени войны, сопровождавшиеся массовым истреблением людей. В ходе этих войн и в ходе разложения рабовладельческих общественных порядков на территории Европы сложилось несколько государств, получивших название варварских королевств. Известный смысл в этом названии есть, ибо на смену античной культуре, действительно, пришло своего рода варварство. На протяжении нескольких столетий, в течение которых окончательно установился феодальный строй, над Европой тяготел мрак средневекового варварства. Только в начале нашего тысячелетия начинают пробиваться ростки новой культуры.

Нравы той эпохи, в которую христианство стало господствующей религией, были грубыми и жестокими. В какой же мере принятие христианства содействовало их смягчению и вообще улучшению взаимоотношений между людьми, в какой мере Библия, которая стала священной книгой многих миллионов, повысила нравственный уровень людей?

Возьмем несколько исторических эпизодов, могущих служить иллюстрациями в этом отношении.

Первые века христианства В конце V века королем салических франков стал Хлодвиг. Он был сначала язычником; его жена Клотильда была ревностной христианкой, и отчасти под ее влиянием, отчасти вообще под влиянием обстановки того времени король стал христианином. Крестивший его епископ Ремигий сопроводил торжественный обряд крещения следующим обращением к новому христианину: "Склони выю, сикамбр (выя - шея, сикамбр - название одного германского племени. - И.К.), отныне поклоняйся тому, что ты раньше сжигал, и сжигай то, чему поклонялся!" Это означало решительный поворот в судьбе Хлодвига. В самом деле, король принял религию, священная книга которой запрещает убийство, обязывает своих приверженцев любить друг друга и без каких бы то ни было ограничений прощать обиды. Как же в дальнейшем жил Хлодвиг?

Он поставил своей задачей захват всей Галлии (примерно территория теперешней Франции). Всюду, где возникала какая-нибудь распря между феодальными властителями тех или иных земель, Хлодвиг немедленно ввязывался в нее на стороне одного из них; добившись разгрома и убийства одного противника, Хлодвиг затем сам уничтожал другого и захватывал земли, из-за которых возник спор.

Чтобы захватить, например, королевство рипуарских франков, Хлодвиг подговорил сначала сына короля Сигберта Хлодериха убить отца. Когда тот выполнил это "христианское" намерение (он тоже был христианином, правда, арианского толка). Хлодвиг подослал убийц к нему самому. После этого, как пишет историк Григорий Турский, Хлодвиг "отправился в Кельн (столица королевства рипуарских франков. - И.К.), созвал народ со всей страны, и говорил так: "Да будет вам известно, что случилось... Хлодерих, сын моего родственника, беспокоил своего отца, говоря ему, что я ищу его убить. И когда Сигберт убежал в Буконию, он сам послал убийц, которые бросились на короля и таким образом умертвили его. Хлодерих тоже погиб, не знаю, кем убитый... Что же касается до меня, я совершенно не причастен к этому делу. Я не могу проливать кровь своих родственников: это - преступление. Но если все так случилось, то я дам вам совет, которому, если хотите, последуйте: обратитесь ко мне и живите под моею защитою"". Население "захотело" последовать этому совету, ибо у Хлодвига наготове была дружина, которая беспощадно расправилась бы тут же со всеми "незахотевшими".

После этого король-христианин систематически истребил всех своих родственников по мужской линии, причем некоторых, как описывает Григорий Турский, он рубил мечом собственноручно. Заключение по этому поводу, сделанное Григорием, звучит весьма выразительно: "Когда таким образом все погибли, Хлодвиг овладел их землями и сокровищами. Погубив еще и много других королей, даже самых близких родственников, из боязни, чтобы они не отняли у него королевства, Хлодвиг подчинил своей власти всю Галлию. Между тем, собрав однажды своих, он, говорят, с сожалением вспомнил о родственниках, которых сам же погубил: "Горе мне, я остался, как странник среди чужой земли; и не имею родственников, которые могли бы мне помочь в случае несчастия!" Но это не значило, что он был опечален их смертью, а говорил так из хитрости, рассчитывая узнать, не остался ли еще кто-нибудь в живых, чтобы умертвить всех до последнего". Как видим, вероломство и коварство сочетались у Хлодвига с изощреннейшим лицемерием и умением облекать свою кровавую практику во вполне христианские форму.

Самое интересное во всей эпопее, рассказанной Григорием Турским, заключается в словах, которыми автор сопровождает описание всех мерзостей, учиненных Хлодвигом: "Каждый день бог повергал к стопам короля его врагов и расширял королевство, ибо Хлодвиг ходил с сердцем правым пред господом, и поступал так, как могло быть приятно его очам". Это удивительное заявление выдержано в духе многих ветхозаветных текстов подобного рода о людях, которые творили безнравственные деяния. Заметим еще, что Григорий Турский был епископом, а его сочинение называлось "Церковная история франков". И в этой благочестивой книге король-изверг, принявший христианство, не заслуживал никакого осуждения за свои преступления. Совершенно очевидно, что Библия не оказала абсолютно никакого смягчающего влияния на нравственность Хлодвига. Может быть, дело было как раз наоборот: ознакомившись с ветхозаветными сказаниями о злодействах "праведников", Хлодвиг нашел в этих сказаниях руководство к действию...

Четверо сыновей, оставшиеся после смерти Хлодвига, продолжали его традиции. Один из них, Хлодомир, был убит, и после него осталось три малолетних сына, которые воспитывались у старой Клотильды. Их дяди, братья Хлодомира, решили, что им нет смысла делиться землями с сыновьями своего покойного брата. Они потребовали, чтобы Клотильда прислала им детей якобы для возведения их на королевский престол. Заполучив своих малолетних племянников, изверги убили двоих из них (третьему удалось спастись).

У того же Григория Турского можно найти немало описаний и других жестокостей, которые творили недавно обращенные христиане.

Таким образом, обращение из язычества в христианство не улучшало нравственность людей. Описанные нами события относятся к концу V - началу VI века, т.е. к началу средневековья. Последовавшее за этим тысячелетие ознаменовано не менее страшными событиями.

Средневековье В этот период власть христианской церкви над людьми была почти безраздельна. В Западной Европе католическая церковь монополизировала в своих руках всю идеологическую жизнь. Только духовенство владело грамотой, только священники и монахи читали и писали книги, обучали детей, держали в своих руках развитие науки. Господство церкви над умами было сильней, чем в любую другую эпоху человеческой истории. Казалось бы, вот где была возможность проявиться всем библейским добродетелям, вот когда люди, следуя библейскому нравственному учению, должны были стать образцом добродетели. Этого, однако, не произошло.

Поскольку вся идеологическая жизнь была в руках христианского духовенства, последнее имело полную возможность доводить содержание Библии до сознания самых широких масс народа, и оно широко пользовалось этой возможностью. Но нравы людей от этого отнюдь не становились лучше.

Бесчеловечную эксплуатацию крепостных церковь полностью одобряла и благословляла, как и кровавые расправы феодалов с непокорными. Сама она владела наибольшими земельными богатствами и эксплуатировала огромные массы крепостных. Церковь боролась со светской властью за верховенство, причем прибегала к столь же вероломным и кровавым методам, как и светские феодалы.

Примечательную картину в истории средневековья составляют крестовые походы. Их двухсотлетняя история тесно связана с библейской идеологией, хотя действительные причины крестовых походов не имеют ничего общего ни с какими ветхозаветными или новозаветными мотивами.

Европейские феодалы стремились к завоеванию новых земель, к порабощению новых масс крепостных. Неимущие, всевозможная голь, составлявшая значительную массу участников этих походов, искали лучшей участи в дальних странах, так как на родине их жизнь была невыносимо тяжелой. Церковь была заинтересована в том, чтобы под ее знамениями стояли возможно более многочисленные массы, которые огнем и мечом завоевывали бы ей новые богатства и новые контингенты "пасомых". Но в идеологическом отношении движение обосновывалось тем, что в Палестине, как рассказывается в Новом Завете, якобы пострадал, погиб и воскрес Иисус Христос; там - гроб господень, его надо освободить из рук неверных. И под прикрытием этой легенды миллионы людей устремлялись на Восток, чтобы в кровопролитных войнах добыть гроб господень, а заодно и завоевать "святую землю". Сколько крови было пролито во имя лозунга, основанного на Библии и ее сказаниях!

Историк крестовых походов, писавший по горячим следам еще в XII веке, архиепископ Вильгельм Тирский, оставил нам довольно яркое описание первого крестового похода, содержащее, в частности, картину взятия Иерусалима. Рассказав о том, как крестоносцы ворвались в город и подавили сопротивление неприятельских войск на улицах, Вильгельм Тирский далее пишет: "Большая часть народа бежала в портик Храма... Это бегство не было, однако, для них спасением, ибо государь Танкред отправился туда немедленно с значительною частью своего войска. Он ворвался силою в Храм и избил там бесчисленное множество народа... После и прочие князья, избив всех, кто попадался им в нижних частях города, отправились в Храм, в ограде которого, как они слышали, укрывалось множество народу. Они вступили туда со множеством конных и пеших людей и, не щадя никого, перекололи всех, кого нашли, мечами, так что все было облито кровью. Произошло же это по справедливому приговору господню, и те, которые оскверняли святыню своими суеверными обрядами и лишили ее верный народ, очистили ее своею кровью и поплатились жизнью за свое злодеяние. Страшно было смотреть, как валялись повсюду тела убитых и разбросанные члены, и как вся земля была облита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляли ужасное зрелище, но еще более приводило в трепет то, что сами победители были в крови с головы до ног. В черте Храма, говорят, погибло до 10 тысяч неприятеля сверх тех, трупы которых валялись по улицам и площадям и которые были умерщвлены в разных местах города; говорят, число таких было также не мало. Остальная часть войска разошлась по городу и, вытащив, как скотов, из узких и отдаленных переулков тех, которые там укрывались от смерти, избивали их на месте. Другие, разделившись на отряды, ходили по домам и извлекали оттуда отцов семейств с женами и детьми, прокалывали их мечом или сбрасывали с кровель и таким образом ломали им шею. При этом, каждый, ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность со всем, находившимся в нем, ибо еще до завоевания города было установлено между ними, что по завоевании каждый присваивает себе на вечные времена все, что успеет захватить".

Если мы вспомним ветхозаветные описания того, как избранный богом народ под руководством Иисуса Навина завоевал Ханаан, то увидим, что крестоносцы в своей грабительской и человекоистребительной практике брали пример с Библии.

Вооруженной рукой подавляла церковь так называемые ереси, в которых находил свое выражение протест угнетенных против бесправного и беззащитного положения. Для подавления ересей она объявляла крестовые походы и собирала десятки тысяч человек под знаменем борьбы за чистоту христианской веры. Для защиты евангельского учения о милосердии и любви предавались огню и мечу целые области и государства, вырезалось все их население от мала до велика.

Страшную страницу в историю нравов внесла католическая церковь организацией "святейшей" инквизиции, которая несколько сот лет свирепствовала в странах Западной Европы. Бесчеловечные пытки, особо мучительные способы казни, вплоть до сожжения живьем на медленном огне, только за то, что человек хочет верить в бога по-своему или, может быть, не хочет верить совсем (таких было мало в то время).

А как же с милосердием и любовью? Оказалось, что самые жестокие расправы с людьми можно "убедительно" обосновать именно при помощи этих библейских лозунгов. Из-за любви к ближнему надо заботиться о его душе, иначе он после смерти будет обречен на вечные муки; вместо того, чтобы вечно гореть еретику в огне геенны, пусть он здесь один только раз примет огненную казнь - ему же лучше. Вот и доказано, что сожжение человека заживо есть акт наивысшего благодеяния, милость, которая оказывается ему его ближними во Христе. Ибо евангелие предписывает помогать ближнему и любить его...

На протяжении почту двух тысячелетий существования христианства его идеологи и писатели обосновывали "право" служителей евангелия беспощадно расправляться со всеми инакомыслящими, со всеми, кто придерживается каких-либо других взглядов, кроме тех, которые выражены в Библии. Больше того, эти пламенные приверженцы новорожденного учения о любви к ближнему утверждали, что они имеют право убивать всех, кто не сходиться с ними в толковании этого учения.

Как только христианство стало господствующей религией Римской империи, его деятели выступили с требованием беспощадных расправ с "язычниками" и "еретиками". Один из первых христианских писателей, Фирмик Матерн, обратился к сыновьям императора Константина с таким требованием: "Отныне божьим законом заповедано вам преследовать преступление идолослужения всевозможным образом. Бог предписывает вам не щадить ни сына, ни брата и разрушать целые города, если они предаются этому пороку".

На такой позиции стояла христианская церковь и в дальнейшем. В первой половине XIII века германский император Фридрих II Гогенштауфен в таких выражениях отстаивал право церкви расправляться с теми, кто в чем-нибудь не следует ее требованиям: "Еретики - это хищные волки, сыны погибели, ангелы смерти, посланные демоном для погубления простых душ. Это ехидны, это змеи! И само собой разумеется, что смертная казнь является единственно достойным наказанием этих оскорбителей божьего величества, бунтовщиков против церкви. Сам бог повелевает убивать еретиков; это - члены сатаны, они должны погибнуть все до единого". И хотя католическая церковь самого Фридриха признала еретиком, она полностью разделяла и активно проводила в жизнь его взгляды. Чего стоит "кротость" и "любвеобильность" Нового Завета, если он вдалбливался в головы людей при помощи самых жестоких зверств, которые могло только придумать человеческое воображение?!

Инквизиция существовала в некоторых странах Европы еще в первой половине прошлого века. В начале XX века в Испании в угоду церкви был расстрелян за свободомыслие видный деятель в области просвещения Франциско Феррер. И еще в 1895 г. один из испанских католических журналов писал, обеляя деятельность инквизиции: "Отбросьте пустые разговоры о прошлом времени, о жестокости нравов, о чрезмерном усердии, - как будто наша святая матерь церковь, будь то в Испании или в других местах, нуждается в прощении за деяния святой инквизиции... О, благословенное пламя костров!.. О, светлая и достойная память о Томасе Торквемаде!"["Analecta ecclesiastica" январь 1895 г.; цит. по журналу "Атеист" э 49, 1930, стр.127-128.] Таким образом, не только в средние века, но и в наше время религия Нового Завета проповедует теорию и практику беспощадного истребления людей во имя... евангельской любви!

Удивительное и странное противоречие, скажет читатель. Чтобы убедить людей в необходимости милосердия, их немилосердно мучают. Чтобы насаждать религию любви, беспощадно истребляют людей. Что за нелепица?

Корень этого противоречия лежит в самой Библии. Мы показали выше, что в Библии уживаются самые противоречивые взгляды и лозунги по вопросам морали. И если оттуда можно заимствовать лозунги непротивления, воздержания от убийства, любви к людям, то оттуда же можно взять и призывы к зверским расправам со всеми инакомыслящими, со всеми сопротивляющимися. Когда это диктуется материальными интересами, духовенство выискивает тексты, которыми можно что угодно доказать и что угодно опровергнуть. Служители религии всегда умели использовать Библию таким образом, чтобы она во всех случаях обслуживала интересы эксплуататоров.

Ф. Энгельс приводит очень выразительный в этом отношении пример, показывающий, как в начале XVI века использовал Библию знаменитый религиозный реформатор Лютер. "Своим переводом библии, - пишет Энгельс, - Лютер дал в руки плебейскому движению мощное оружие. Посредством библии он противопоставил феодализированному христианству своего времени скромное христианство первых столетий, распадающемуся феодальному обществу - картину общества, совершенно не знавшего многосложной, искусственной феодальной иерархии. Крестьяне всесторонне использовали это оружие против князей, дворянства и попов"[К. Маркс и Ф. Энгельс, О религии, стр.83.]. Но как только Лютер увидел, что крестьянское движение настолько разгорается, что грозит самому существованию эксплуататорского порядка, он немедленно использовал Библию совсем в другом направлении. "Теперь Лютер обратил его ("оружие Библии". - И.К.) против крестьян и составил на основании библии настоящий дифирамб установленной богом власти - дифирамб, лучше которого не в состоянии был когда-либо изготовить ни один блюдолиз абсолютной монархии. С помощью библии были санкционированы и княжеская власть божьей милостью, и безропотное повиновение, и даже крепостное право"[К. Маркс и Ф. Энгельс, О религии, стр.83-84.].

Ветхозаветная традиция истребления людей руководила католической церковью и, как мы увидим дальше, протестантскими вероисповеданиями и в период Реформации. Кровавое подавление Крестьянской войны в Германии, знаменитая Варфоломеевская ночь во Франции и последовавшие за ней религиозные войны, Тридцатилетняя война в Германии - все эти явления были связаны с массовым истреблением людей, уничтожением и присвоением их имущества, опустошением целых стран.

Когда была открыта Америка и туда хлынули огромным потоком европейские колонизаторы, католическая церковь использовала создавшуюся возможность нового, еще большего обогащения. Миссионеры в большом количестве стали прибывать в Новый Свет и захватывать там командные позиции.

Завоеватели бесчинствовали в Америке самым безудержным образом. Началось массовое истребление коренного населения страны - индейцев. Вот свидетельство очевидца: "Когда испанцы вступали в индейские поселения, жертвами их ярости становились старики, дети и женщины; они не щадили даже беременных, распарывая им животы копьем или шпагой. Они загоняли индейцев, как стадо баранов, в огороженное пространство и соревновались друг с другом в том, кто ловче разрубит индейца пополам с одного удара или выпустит наружу его внутренности. Они вырывали младенцев из материнских объятий и, схватив их за ножки, разбивали им головы о камень или швыряли их в ближайший поток... Подвесив в ряд тринадцать индейцев, они разжигали костер под их ногами и сжигали их живьем, объявляя, что приносят их в жертву богу, в честь Иисуса Христа и его двенадцати апостолов... Еще более жестокому обращению подвергались индейские старейшины; их распинали на деревянных решетка и затем поджаривали на медленном огне"[См. В.М. Мирошевский, Освободительные движения в американских колониях Испании от их завоевания до войны за независимость (1492-1810 гг.), М. - Л. 1946, стр.38-39.]. Это делали правоверные католики; священной книгой для них, руководством к действию являлась Библия, та самая Библия, в которой призывы к братской любви и милосердию сочетаются с восхвалениями по адресу тех, кто разбивает младенцев о камень...

Протестантское "милосердие" Когда возникли протестантские вероисповедания, значение Библии чрезвычайно сильно возросло. Мы уже говорили выше о том, что католическая церковь не разрешает мирянам читать Библию, не разрешает переводить ее на народные языки, ибо ей важно, чтобы могли читать ее только люди, специально учившиеся латинскому языку, и прежде всего духовенство.

Протестантизм провозгласил чтение Библии не только правом, но и обязанностью каждого верующего. Лютер перевел Библию на немецкий язык, в Англии ее перевели еще раньше на английский, а после Реформации правительство приняло энергичные меры к ее распространению в народе. Может быть, это было связано с каким-нибудь смягчением нравов, с распространением более гуманных отношений между людьми?

Нет, по части человекоистребления протестантизм проявил не меньшую активность, чем католицизм. Сам основоположник протестантизма Мартин Лютер счел нужным в разгар Крестьянской войны в Германии обратится к рыцарям с требованием беспощадного подавления восстания. Кальвин, поднявший в Женеве знамя инквизиции, создал там режим беспощадного террора. В первые же четыре года своего господства он из 15 тысяч жителей города 900 посадил в тюрьму, более 70 изгнал, 60 человек казнил, причем среди сожженных им заживо был известный мыслитель и естествоиспытатель Сервет.

В Англии Реформация приняла особые формы. Король Генрих VIII объявил себя главой церкви и принялся железной рукой наводить тот порядок, который ему был нужен. С одинаковым рвением он казнил как "папистов", так и лютеран, руководствуясь одним соображением: истреблять всех сопротивляющихся. Среди обезглавленных по приказанию Генриха VIII были две его жены (всего у него последовательно было шесть жен), а также великий социалист-утопист Томас Мор. Заодно Генрих приказал казнить и человека, проводившего под его руководством все церковные преобразования, - Томаса Кромвеля.

К. Маркс в "Капитале" описал, как христианские колонизаторы грабили и истребляли население заморских стран, накопляя такими способами громадные богатства. Вот достаточно выразительный штрих: "Пуритане Новой Англии - эти виртуозы трезвого протестантизма - в 1703 г. постановили на своей Assembly [законодательном собрании] выдавать премию в 40 ф. ст. за каждый индейский скальп и за каждого краснокожего пленника; в 1720 г. премия за каждый скальп была повышена до 100 ф. ст., в 1744 г., после того как Массачузеттс-Бэй объявил одно племя бунтовщическим, были назначены следующие цены: за скальп мужчины 12 лет и выше 100 ф. ст. в новой валюте, за пленника мужского пола 105 ф. ст., за пленную женщину или ребенка 55 ф. ст., за скальп женщины или ребенка 50 ф. ст.! Несколько десятилетий спустя колониальная система отомстила за себя потомкам этих благочестивых piligrim fathers [отцов-пилигримов], ставшим, в свою очередь, бунтовщиками. Благодаря подкупам и наущению англичан они были tomahawked [перебиты томагавками]. Британский парламент объявил кровавых собак и скальпирование "средствами, дарованными ему богом и природой""[К. Маркс, Капитал, т.I, Госполитиздат, 1955, стр.756.].

Такая охота за скальпами вытекала из стремления благочестивых колонизаторов поскорей "очистить" землю Америки от ее исконных хозяев, от коренного населения. Приведенный отрывок из "Капитала" говорит не только о жестокости, проявленной пуританами-кальвинистами в отношении индейцев, но и о неразборчивости в средствах, проявленной англичанами в отношении тех же пуритан. Когда пуритане восставали против английского владычества, пытаясь основать свое государство, англичане не постояли за тем, чтобы использовать индейцев для кровавых расправ со своими "братьями" - христианами.

Об Африке К. Маркс говорит, что капиталисты превратили ее в заповедное поле охоты на чернокожих. Известно, в каких масштабах была организована в Африке охота на людей, которых ловили, как диких зверей, и отправляли за океан в качестве рабов, в качестве рабочего скота. Это тоже делалось христианами, последователями библейского учения. Впрочем, Библия ведь нигде не осуждает рабство как таковое, наоборот, она признает его, как мы видели выше, вполне нормальным явлением.

Не будем больше приводить материал этого рода, его имеется бесконечное множество. Приведем лишь цитату, которая подводит своего рода итог в данном вопросе. Маркс приводит следующую выдержку из книги некоего Хауита, которого он характеризует как человека, "сделавшего христианство своей специальностью": "Варварство и бесстыдные жестокости так называемых христианских рас, совершавшиеся во всех частях света по отношению ко всем народам, которых им удавалось поработить себе, превосходят все ужасы, совершавшиеся в любую историческую эпоху любой расой, не исключая самых диких и невежественных, самых безжалостных и бесстыдных"[См. К.Маркс, Капитал, т.I, стр.755.]. Достаточно выразительная характеристика, и она неплохо отвечает на вопрос, хорошо ли Библия научила жить тех ее последователей, которые относятся Хауитом к так называемым христианским расам.

Православная церковь и проповедь милосердия Приведенные выше примеры относились к католической и протестантским ответвлениям христианства. Но не менее красноречивую картину в этом отношении дает история православной церкви в Византии, на Руси да и в других странах.

В VIII веке Византия переживала острую внутреннюю борьбу, формальной причиной которой было несогласие по вопросу о том, следует ли поклонятся иконам. Стремясь прибрать к рукам монастыри, которые благодаря почитанию чудотворных и прочих икон создавали себе баснословные богатства и становились опасными для светской власти, византийские императоры выступили против иконопочитания. Церковники приняли свои меры. Начались кровавые вооруженные столкновения, многочисленные зверства и казни с обеих сторон. За отстаивание иконопочитания был, например, казнен в 767 г. сам патриарх Константин. Наконец, императрица Ирина, ставшая в 780 г. регентшей при несовершеннолетнем сыне, сочла выгодным для себя восстановить иконопочитание; она хотела опереться на церковь в своей борьбе за императорский престол. Тогда все казни и насилия обрушились на головы тех, кто выступал против иконопочитания. А когда император Константин VI достиг совершеннолетия и регентша должна была уйти от власти, она свергла в 797 г. с престола собственного сына и на всякий случай, чтобы исключить возможность его борьбы за власть, ослепила его. Таково было "милосердие" благочестивой христианки.

Еще пример. В войне болгар император Василий II в 1014 г. захватил 15 тысяч пленных. Обуреваемый евангельским "милосердием", он разделил их на сотни, во главе каждой сотни поставил пленного в качестве начальника. Каждому такому начальнику по приказанию императора выкололи по одному глазу, а всем остальным были выколоты оба. И под командой своих одноглазых начальников 15 тысяч слепых пленных должны были по приказу последователя христианской религии отправится пешими на родину. Большинство их, конечно, погибло в пути.

История византийских императоров в средние века вообще представляет собой почти непрерывную цепь кровавых насилий и убийств. Из 88 византийских императоров 30 умерли насильственной смертью, 13 были заточены в монастырь, 5 погибли на войне. Самым обычным явлением в истории Византии было такое, когда тот или иной придворный или полководец с целью захватить престол убивал императора, причем иногда пользовался в этом деле поддержкой его супруги. В борьбе за власть набожные христиане не только не считались с заповедью любви к ближнему, но в ряде случаев не обнаруживали даже самых элементарных чувств.

На Руси православная церковь поддерживала и сама культивировала не менее жестокие и зверские нравы. Приведем несколько фактов из огромного количества известных исторической науке.

В 1058 г. новгородский епископ Лука Жидята решил наказать своего слугу Дудика за то, что тот будто бы клеветал на него. После жесточайших пыток у несчастного по приказу епископа были отрезаны обе руки и нос[См. Полное собрание русских летописей, т.III, СПБ 1841, стр.122.].

Изуверской жестокостью славился в XII веке ростовский епископ Федор. Летописец говорит о нем, что он "немилостивый был мучитель, одним головы рубил, другим глаза выжигал и языки резал, иных распинал на стене и мучил немилостиво"[Полное собрание русских летописей, т.II, СПБ 1843, стр.102.]. Он отрезал людям носы и уши, женщин варил в котлах и непрестанно выдумывал все более изощренные способы мучительства. При этом он "рыкал, как лев, был величествен, как дуб, язык имел чистый, велеречивый, мудрование козненное". Во имя чего же он творил такие страшные жестокости? Летописец отвечает на это довольно четко: он стремился "исторгнуть имение" у жертв своего разбоя...

До тех пор, пока Федор ограничивался чисто стяжательскими целями, он терзал и губил людей беспрепятственно. Но потом он поставил перед собой более далеко идущую цель: он решил отложиться от киевской митрополии и объявить себя главой русской церкви. Тогда князь Андрей Боголюбский выдал его киевскому митрополиту. Суд митрополитов объявил епископа Федора виновным в ереси и за это (не за уничтожение людей!) по-христиански разделался с ним: после разнообразных пыток у Федора отрезали язык ("ибо сей еретик злословил богоматерь"), отрубили правую руку и выкололи глаза...

Обосновывая практику кровавых расправ с инакомыслящими и сопротивляющимися, иерархи православной церкви охотно ссылались на деятельность библейских персонажей. Так, владимирский епископ Серапион в конце XIII века, призывая к расправе с "колдунами" и "ведьмами", указывал на пример пророка и царя Давида в Иерусалиме, которые искореняли "всех творящих беззаконие: одних убийством, иных заточеньем, а иных - заключеньем в тюрьму"[Е. Петухов, Серапион Владимирский, русский проповедник XIII века, СПБ 1888, стр.65.].

Видели ли деятели церкви, что истребление людей противоречит некоторым положениям евангельской проповеди? Они не могли этого не видеть, но вспоминали о евангельском милосердии только тогда, когда это им было выгодно. Основатель старообрядчества протопоп Аввакум, например, протестовал против тех преследований, которым подвергались его последователи, именно исходя из того, что Новый Завет не рекомендовал так делать. "Огнем, да кнутом, - гневно вопрошал он своих мучителей, - да висилицею хотят веру утвердить! Которые-то апостоли научили так?"["Житие протопопа Аввакума", М. 1934, стр.137.] Но сам же он сладострастно мечтает о том, как бы он разделался со своими противниками, если оказался бы в силах: "А что, государь-царь, как бы ты мне дал волю, я бы их, что Илия пророк, всех перепластал во един день... Перво бы Никона того, собаку, рассекли бы начетверо, а потом бы никонян тех"["Житие протопопа Аввакума", стр.301.]. Кончилось дело тем, что Аввакума сожгли. Несомненно, что, если бы он взял верх, он с тем же рвением жег бы своих противников - и тоже во имя благочестия, основанного на поучениях и примерах Ветхого и Нового Заветов.

Библейское "милосердие" в наше время До сих пор мы касались времен далекого прошлого. Теперь посмотрим, как обстоит дело с библейским милосердием в наше время.

Феодализм сменил капиталистический строй, который к концу XIX века вступил в свою последнюю стадию - стадию империализма. На труде сотен миллионов наемных рабочих и колониальных рабов обогащались капиталистические предприятия, крупнейшие торговые и банкирские фирмы. Выросли колоссальные состояния миллионеров и миллиардеров, прибравших к рукам целые страны и народы. Шел процесс захвата новых колоний, огнем и мечом подавлялось сопротивление порабощаемых народов Африки и Азии; империалистические хищники сталкивались между собой и, бешено огрызаясь, старались урвать кусок побольше и пожирней. К концу XIX века мир оказался поделенным между империалистическими державами: началась борьба за передел мира. Но для захвата новых территорий нет иного средства, кроме войны. Четыре с лишним года десятки миллионов людей истребляли друг друга для того, чтобы обеспечить капиталистам своей страны колоссальные барыши. Организаторы и вдохновители войны с обеих сторон взывали к библейскому богу, утверждали, что именно на их стороне небесная троица, что бог должен покарать противника. По команде людей, исповедующих библейскую заповедь "не убивай", были убиты и искалечены десятки миллионов человек. Впрочем, это не противоречит, а, наоборот, соответствует многим другим в Библии же содержащимся законам и предписаниям.

Но вот в 1917 г. в России победила Великая социалистическая революция. Двухсотмиллионный народ взял свою судьбу в собственные руки и начал строить жизнь на новых началах. Прошло более четырех десятилетий, но не было буквально ни одного дня, чтобы руководители буржуазных государств не строили всевозможные козни против страны социализма и населяющих ее народов. Социалистическому государству была навязана гражданская война; постоянные диверсии, заговоры, шпионаж организовывались для того, чтобы по мере возможности мешать советским людям строить новую жизнь - без капиталистов и банкиров, без царей и помещиков. И здесь Библия вмешивалась в ход дела, но не для того, чтобы укротить рыцарей империалистического разбоя, а, наоборот, чтобы разжечь борьбу против первого в мире государства рабочих и крестьян. В этом "христианском" деле римский папа играл не последнюю роль, ему вторили многочисленные религиозные организации других толков и вероисповеданий.

Между тем не прекращалась грызня и в лагере империализма. Наиболее сильные империалистические группировки поставили задачу захвата всего мира. Правда, не все они исповедывали библейскую религию. Японские империалисты, например, в большинстве своем исповедуют не христианство, а другие религии, немецкие фашисты, как правило, демонстрировали безразличие к Библии и находили свое идеологические вооружение в дохристианских "языческих" культах древних германцев. Но их мораль - мораль профессиональных убийц - отнюдь не противоречила библейской морали, что находило свое подтверждение в том, что их итальянские соратники по разбою заявляли себя ревностными католиками.

Когда фашистская Италия напала на беззащитную Абиссинию, Ватикан оказал агрессорам самую активную идеологическую поддержку. Католическая церковь во всем мире проповедовала праведность и угодность богу разбойничьего нападения фашистской Италии на Абиссинию. Когда в Испании фашистская военщина начала мятеж против республики, Франко и его сподручные убивали испанских трудящихся именно под предлогом защиты христианской церкви и "христианской цивилизации". Здесь снова главным идейным покровителем и главным адвокатом фашизма в глазах верующих масс выступила католическая церковь. При помощи евангелия и Библии в целом расправа фашистов с испанской демократической республикой была идеологически "обоснована" как вполне божественное дело.

Библия не только не оберегала людей от истребительных войн, но во многих случаях сама являлась идеологическим поводом для их возникновения: например, крестовые походы велись формально под лозунгом завоевания "гроба господня". Во всяком случае, она никогда не мешала войне. Когда разразилась вторая мировая война, этому нисколько не помешало то обстоятельство, что на обеих сторонах было немало людей, являющихся приверженцами библейской религии, и все они обращались к одному и тому же библейскому богу. Человечество было спасено от фашистского порабощения стойкой борьбой всех свободолюбивых народов и прежде всего народов Советского Союза.

Современные империалисты всячески афишируют свою приверженность религии и, в частности, библейской религии. Но, как и раньше, на практике они придерживаются волчьих законов захвата и разбоя. Всеми силами стараются они удержать колониальные народы в оковах империалистического порабощения. До последней возможности французские империалисты удерживали в своих руках Вьетнам, ведя там "грязную войну" против народа, потребовавшего свободы. Так же действовали немного раньше английские империалисты в Индии, голландские - в Индонезии. Кровопролитную войну против алжирского народа ведут теперь французские империалисты, прибегая к самым жестоким методам запугивания и подавления алжирских патриотов, широко практикуя расстрелы и пытки, массовые аресты и выселения. Тысячами расстреливают английские колонизаторы повстанцев в Кении. Когда египетский народ пожелал сам распоряжаться своим имуществом и своей землей, англо-французские империалисты организовали нападение на него.

Известно, какую роль в агрессии Англии против Египта сыграло государство Израиль. О последнем надо сказать в этой связи особо.

На протяжении ряда десятилетий еврейские капиталисты и их идеологические прихвостни - сионисты - ведут агитацию за то, чтобы Палестина стала собственностью евреев. Используя ветхозаветные легенды, они всячески разжигают националистические страсти и натравливают евреев на другие народы, населяющие Палестину, и прежде всего на арабов. В той империалистической политике, которую ведет в настоящее время государство Израиль, оно опирается на шовинистические бредни Ветхого Завета об "избранности" еврейского народа. Как видим, израильских империалистов Библия тоже не научила ничему хорошему.

В Соединенных Штатах наибольшим распространением пользуются различные протестантские вероисповедания сектантского типа и толка; методисты, квакеры, баптисты и т.д. Среди них Библия очень популярна, ее читают, на нее постоянно ссылаются в политической и частной жизни, в литературе и т.д. Существующее в США Библейское общество занимается изданием Библии чуть ли не на всех языках мира и распространяет ее миллионными тиражами во всех странах. А научила ли Библия добру господствующие классы Америки?

Американские империалисты являются авангардом мировой реакции. Они возглавляют лагерь поджигателей войны, колониалистов, врагов прогресса и мира. По их инициативе созданы и под их руководством действуют международные агрессивные объединения НАТО, СЕАТО и др., основной задачей которых является подготовка новой мировой войны. Они усиленно производят атомные и водородные бомбы, представляющие собой серьезную угрозу для человечества. Все предложения советского правительства и правительств других миролюбивых государств о сокращении вооружений, о запрещении водородной и атомной бомбы, о прекращении их испытаний под разными предлогами отвергаются руководителями Соединенных Штатов. Они вовсе не стремятся приблизить то время, когда "мечи будут перекованы в плуги". Они исходят в своей практике не из "миротворческих" текстов Библии, а из своих грабительских интересов, для оправдания которых в Библии, в свою очередь, имеется вполне достаточное количество текстов, призывающих к войнам, к расправам с людьми, к грабежу мирных народов, к беспощадному террору во внешней и внутренней политике. Научила ли Библия добру американских миллиардеров, направляющих политику своего государства по пути военных авантюр невиданного масштаба?

Известно, в каком тяжелом, неравноправном положении находятся в США негры. В южных штатах свирепствует террористическая организация Ку-клукс-клан, которая играет роль устрашителя "цветных" с тем, чтобы заставлять их довольствоваться положением неравноправных и неполноценных "людей второго сорта". Сопротивление негра может послужить достаточной причиной для линчевания его. Под торжествующий вой собравшихся "цивилизованных" варваров ни в чем не виноватого человека могут избить до смерти или повесить на страх другим людям, повинным только в цвете своей кожи. Все куклуксклановцы - христиане, для всех них Библия - священная книга, и это обстоятельство никак не мешает им совершать подобные преступления.

Таковы уроки, которые дает нам история. Это не слова, это факты, которые убедительнее всяких слов и рассуждений. Тысячелетия, в течение которых люди считали себя и, действительно, были последователями Библии, не принесли никакого улучшения и смягчения общественных нравов. Жизнь шла своим чередом, ибо взаимоотношения людей складываются отнюдь не в зависимости от тех или иных лозунгов или идей, - наоборот, лозунги и идеи сами формируются под влиянием общественных отношений людей.

Религиозные идеи выражают общественные отношения людей в фантастической форме. Они набрасывают мистический туман на реальные общественные отношения, скрывая их действительную сущность. Поэтому они, как правило, оказываются выгодными для эксплуататорских классов: именно последние заинтересованы в мистификации действительного положения вещей, ибо, как только массы начинают осознавать свое положение, они вступают в борьбу за изменение существующих несправедливых общественных порядков. Библия, помогая мистификации общественных отношений, мешает эксплуатируемым в их борьбе за улучшение своего положения.

Общественные порядки рабовладельческого, феодального и капиталистического обществ она покрывает ореолом святости. В любом случае в Библии находятся тексты, которыми без всякого труда можно оправдать зверскую жестокость, безудержную алчность, черствое себялюбие. Когда нужно, на сцену выступают евангельские призывы к милосердию и любви, которыми с успехом маскируется в глазах верующих та немилосердная эксплуатация, которой они подвергаются, и та потрясающая жестокость, с которой их истязают "братья во Христе". Никогда эти призывы не укрощали угнетателей, зато они всегда сковывали сопротивление угнетенных.

И здесь мы слышим возражение, к которому охотно прибегают современные защитники и проповедники религиозной идеологии, в особенности так называемые сектанты баптистского и подобных ему толков. История, говорят они, отошла в прошлое, на то она и история; мы сами осуждаем те зверства, которые творились, а иногда творятся и теперь во имя религии и в защиту привилегированного положения эксплуататорских классов; в Библии, действительно, есть много отжившего и для нас неприемлемого; но там же есть и много такого, что могло бы послужить делу действительно нравственного воспитания людей; возьмем же эти библейские положения и прежде всего евангельскую мораль любви к ближнему, прощения обид, непротивления злу насилием...

Те самые евангельские лозунги милосердия и непротивления, которые на протяжении тысячи восьмисот лет ни на йоту не улучшили жизнь людей, не сделали их взаимоотношения более человечными и только, наоборот, способствовали закреплению античеловеческих порядков, нам предлагают принять, как спасение человечества от всех зол и бедствий. Но нет абсолютно никаких оснований думать, что теперь они окажут на ход общественного развития другое воздействие, чем то, которое оказывалось ими когда бы то ни было в прежние времена. И попробуем представить себе, что вышло бы, если бы мы, трудящиеся Советской страны, раньше или теперь поддались религиозной агитации и последовали евангельским призывам к милосердию и непротивлению злу.

В гражданской войне, как известно, нападение на нас было организовано людьми, считающими себя верными последователями не только Ветхого, но и Нового Завета со всеми его призывами к милосердию; это отнюдь не мешало им вырезывать ремни на спинах попавших к ним в плен красноармейцев. "Непротивление" с нашей стороны их вполне устраивало бы, они немедленно посадили бы нам на шею помещиков и капиталистов во главе с царем. Когда напали на СССР немецкие фашисты и хотели навеки поработить советский народ, когда они, продвигаясь по нашей земле, сеяли повсюду разрушение, голод и смерть, выполнение нами евангельских заветов непротивления как нельзя лучше устраивало бы фашистских захватчиков. Вполне понятны те последствия, которые повлекла бы за собой такая "богобоязненность" с нашей стороны.

А каковы были бы последствия для нас, если бы мы в современной международной обстановке стали руководствоваться евангельским учением о непротивлении злу и о любви к врагам? Вот в Венгрии осенью 1956 г. подняла голову контрреволюция; венгерские фашисты стали уничтожать неугодных им людей, т.е. лучших представителей народа, борцов за его счастье и процветание. Бандитов вдохновлял не кто иной, как служитель "милосердного Христа", католический кардинал Миндсенти, последователь евангельских учений.

Венгерское народное правительство обратилось за помощью к СССР, и Советская Армия помогла венгерскому народу справиться с мятежниками. Но если бы мы следовали евангельским лозунгам любви к врагам, мы должны были бы спокойно смотреть на то, как враги истребляют наших друзей и братьев, как они заливают Венгрию кровью, восстанавливают власть землевладельцев, банкиров и спекулянтов. Какой советский человек согласился бы с этим?

Враги социализма и среди них в первую очередь американские империалисты и сейчас не перестают строить козни против нас и против всего социалистического лагеря. Неужели же мы должны "не противиться злу", не быть готовыми к отпору всем нашим врагам? Нет, не подходит нам евангельская мораль всепрощения и непротивления.

То, что в Новом Завете по форме выглядит как проповедь гуманизма и человеколюбия, на самом деле не имеет ничего общего с действительной любовью к людям. История доказала это с абсолютной убедительностью, ибо в ходе исторического процесса евангельские лозунги любви к врагам всегда помогали именно врагам трудящегося народа, а не народным массам.

Для того чтобы в отношениях между людьми могли возобладать идеи любви, милосердия и гуманности, недостаточно только проповеди этих идей. Должны быть созданы такие общественные условия, при которых человеческие отношения между людьми полностью вытекали бы из самой жизни людей, из их общественного бытия, - такие условия, которые исключали бы эксплуатацию, колониальный гнет, национальное порабощение, военное подавление одних народов другими. Только когда людям незачем будет обижать друг друга, окончательно победят идеи всеобщего братства и гуманизма. А это возможно только при коммунистическом строе, за победу которого борются трудящиеся нашей страны и других стран мира под руководством коммунистических и рабочих партий.

Коммунизм - не против любви между людьми, не против братства всех людей. Он только против той пустой словесности о братстве и любви к людям, которой маскируется идеология эксплуататорского строя. На самом деле именно победа коммунизма ведет к торжеству наиболее высоких и благородных принципов человечности. А наше твердое убеждение в неизбежности победы коммунизма не имеет ничего общего ни с какими религиозными взглядами, оно основано на науке, на марксистско-ленинской науке об обществе и законах его развития.

Что же касается библейского милосердия, то оно является только оборотной стороной библейской же жестокости в отношении к людям.

4. БИБЛИЯ И НЕКОТОРОЕ ВОПРОСЫ ЛИЧНОЙ МОРАЛИ

Нравственные нормы личного поведения человека менялись на протяжении истории человечества в соответствии с изменением общественных условий. То, что в условиях первобытного или рабовладельческого общества считалось вполне нравственным, в наше время может выглядеть как совершенно неприемлемое в нравственном отношении, и наоборот. Неудивительно, что на протяжении того большого исторического периода, в течение которого создавались библейские книги, в них нашли свое отражение самые различные морально-этические взгляды.

Однако верующий человек подходит к Библии совсем не так. Возьмем, например, вопрос о моральном облике Авраама или любого другого из ветхозаветных патриархов. Если мы хотим подойти к нему научно, мы должны рассмотреть его в связи с условиями общественного бытия того времени. Тогда окажется, что черты морального облика данного человека находятся в непосредственной зависимости от этих условий. Для верующего человека такой исторический подход неприемлем. Библейские патриархи в его глазах - абсолютные совершенства, до того праведные, что бог избрал их орудием своей деятельности среди остальных людей. Значит, их моральный облик есть образец, которому должен следовать каждый верующий. Посмотрим же, каков этот образец.

Начнем с некоторых вопросов семейной морали.

Отношение к женщине Из Библии не видно, за что бог так возлюбил Авраама, за что сделал его потомков своим избранным народом. Ни о каких проявлениях особо праведной жизни этого человека в Библии не рассказывается. Зато там приводятся некоторые детали его биографии, которые нельзя назвать иначе, как постыдными.

Когда Авраам со своей семьей прибыл в Египет он выдал свою жену Сарру за сестру, с тем чтобы не мешать египтянам вступать с ней в интимные отношения. А это ему было нужно для того, чтобы в полной безопасности была его жизнь. Сарра "взята была в дом фараонов", "и Аврааму хорошо было ради нее; и был у него мелкий и крупный скот, и ослы, и рабы, и рабыни, и лошаки и верблюды"[Бытие, гл.XII, ст.15-16.]. Так торговал великий праведник своей собственной женой, получая чистоганом - мелкий и крупный скот, лошаков и верблюдов. Интересно, как отнесся к создавшейся деликатной обстановке сам бог. Он рассердился и "поразил тяжкими ударами"... но не Авраама, а "фараона и дом его"[Там же, ст.17.]. Какое воспитательное воздействие может иметь пример гнусного поведения человека, которого изображают замечательным праведником, да еще к тому же описание того, как бог наказал не этого основного виновника, а человека невинного?

Любопытно, что торговля собственной женой практиковалась Авраамом, как видно из Библии, не один раз. В той же книге Бытия рассказывается, как Авраам пытался совершить с герарским царем ту же сделку в отношении Сарры, какую он совершил с фараоном, и как этому помешало только вмешательство бога, который пригрозил смертью царю, если он посмеет дотронутся до Сарры. Авраама божья кара не касается, он и здесь оказывается совершенно праведным человеком, хотя вина за все лежит только на нем. История с торговлей собственной женой еще раз повторяется в Библии, но уже в отношении сына Авраама Исаака, который, как рассказывается там, идет по стопам своего отца и тоже, выдавая свою жену Ревекку за сестру, пытается торговать ею[См. там же, гл.XXVI, ст.7-8.]. Правда, здесь говорится не о материальных благах, которых добивался Исаак, а о страхе его за свою жизнь: как бы люди, которым понравится его жена, не захотели убить его, чтобы владеть ею. Но и это не свидетельствует о великой доблести праотца Исаака.

Как правило, в Библии изображается жизнь божьих избранников и любимцев весьма нелестно. Праведником, например, являлся племянник Авраама Лот, которого бог спас при разрушении Содома и Гоморры. Бог решил истребить население этих городов за то, что оно погрязло в разврате, но спасти при этом Лота с его семьей. Это и было сделано, правда, не без ущерба для семьи Лота: его жена, не сумевшая преодолеть женского любопытства, оглянулась назад вопреки запрещению и превратилась в соляной столп. Но так ли уж был праведен сам Лот, которого спас бог и который не пострадал? Он "только" сожительствовал со своими двумя дочерьми...[См. Бытие, гл.XIX, ст.31-36.]

Вообще поведение ветхозаветных праведников в отношении к женщине выглядит весьма не праведно. Родоначальник и глава крупнейшего из еврейских "колен" Иуда, увидев на улице "блудницу", немедленно вступает в переговоры, сторговывается о цене и сходится с ней; потом оказывается, что это его сноха[См. там же, гл.XXXVIII, ст.15-18]. Многоженство у ветхозаветных праведников - совершенно обычная вещь. У Авраама, судя по Библии, было две или три жены, одна из них, Сарра, считалась полноправной, другие - наложницами[См. там же, гл.XVI, ст.3.]. У Иакова было две жены и две наложницы[См. там же, гл.XXIX, XXX.]. У Моисея было две жены[См. Исход, гл.II, ст.21; Числа, гл.XII, ст.1.]. У Давида было шесть жен и 10 наложниц[См. II книгу Царств, гл.III.]. Все рекорды побил, однако, царь Соломон, у которого было не более и не менее, как 700 жен и 300 наложниц[См. III книгу Царств, гл.XI, ст.3.].

Мы упомянули выше о царе Давиде с его женами и наложницами. Библия сообщает и о том, какими способами он завоевывал приглянувшихся ему женщин. Удивительно просто, как о чем-то вполне естественном она рассказывает о таком деянии праведника Давида, всегда "ходившего перед господом". "Однажды под вечер, Давид, встав с постели, прогуливался по кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина. И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею"[II книга Царств, гл.XI, ст.2-4.]. Но этого было Давиду мало: он решил убить мужа Вирсавии. Несчастный был отправлен на войну с письмом к командующему, а в письме было написано, по Библии, следующее: "Поставьте Урию там, где {будет} самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражен и умер"[II книга Царств, гл.XI, ст.15.]. Все было разыграно, как по нотам: Урия был предательски погублен, а Вирсавия стала добычей праведного царя, настолько благочестивого, что ему приписывается авторство псалмов.

Следует сказать, что Библия осуждает поступок Давида с Вирсавией и Урией. Больше того, она рассказывает о том, как бог покарал за него Давида: "поразил господь дитя, которое родила жена Урии Давиду"[Там же, гл.XII, ст.15.]. Не Давид понес наказание, а дитя, которое уж никак нельзя считать виноватым в том, что оно появилось на свет. Что же касается самого преступника, то... "утешил Давид Вирсавию, жену свою, и вошел к ней, и спал с нею; и она родила сына, и нарекла ему имя Соломон. И господь возлюбил его"[Там же, ст.24.]. Первого возненавидел так, что убил немедленно после рождения, а второго столь же немедленно возлюбил... Логики в этих поступках бога не видно никакой, но в данном случае нас интересует другое - вопрос о том, как выглядит моральный облик библейских праведников.

Как было уже сказано выше, если подойти к этому вопросу научно, то ничего удивительного в безнравственных, с нашей точки зрения, поступках библейских героев не окажется. В те времена, к которым относится библейское повествование, эти поступки считались нравственными или, во всяком случае, не так уж сильно нарушающими нравственные нормы. В период разложения родового общества и складывавшегося рабовладельческого строя женщина считалась не полноправным человеком, а собственностью главы рода или семьи. Иметь несколько жен и наложниц считалось не менее естественным, чем иметь определенное количество скота. Подходя к вопросу исторически, мы это понимаем. Но принимать это за норму поведения - кому придет в голову такая мысль? Между тем религия учит видеть именно в жизни библейских героев образец морального поведения!

Проповедь себялюбия Какие бы мы ни взяли стороны личности человека, образцы, находимые в Библии, никак не дают того идеала, которому следует подрожать, на который можно было бы равняться.

Библейские праведники - прежде всего эгоисты, себялюбцы. Мы нигде не найдем в Библии рассказа о том, чтобы тот или иной поступок делался человеком для другого человека из любви к нему. Когда в евангелиях говорится о любви к ближнему, то это остается словами, а вся Библия, как и религия вообще, направлена против существа этого лозунга, против содержания этих слов. Почему надо любить своего ближнего? Потому, что за это полагается награда на том свете. Это "любовь" с корыстной целью.

Основной заботой для верующего человека является спасение его души. С учением религии о боге это, правда, плохо вяжется. Почему, в самом деле, всеведущий и всемилостивый бог создал мир таким образом, чтобы человеку приходилось постоянно опасаться за судьбу своей души? Ведь буквально из-за любого пустяка ему грозят вечные мучения в геенне огненной! И когда человек умирает, близкие его должны прилагать очень серьезные усилия, чтобы избавить его от печальной участи прозябания в юдоли плача, - только соответствующее количество панихид и других заупокойных молитв в состоянии "упокоить" несчастную душу. Это учение подрывает миф о всемогуществе бога: он не смог создать такого мира, в котором людям жилось бы не то чтобы очень хорошо, а просто нормально, без вечного страха за будущее своей души. Но в данной связи нас интересует другой вопрос: это учение совершенно обесценивает евангельские призывы к любви, ибо придает им характер призывов к любви по расчету.

Надо прощать людям нанесенные ими обиды. Почему? Потому, что "если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам отец ваш небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и отец ваш не простит вам согрешений ваших"[Евангелие от Матфея, гл.VI, ст.14-15.]. Совершил доброе дело - значит, заработал благо на том свете. Этих благ там можно скопить очень много, ибо там их ни ржавчина не есть, ни воры не крадут. Верующий и должен копить добрые дела, это даст ему спокойную жизнь на том свете. Разве это не идеология себялюбца, думающего только о себе и своем будущем?

Даже апостолы Христа расчетливо соображают, достаточную ли они получат плату за то, что примкнули к новому учению. Апостол Петр ставит Иисусу вопрос в упор: "вот, мы оставили все и последовали за тобою; что же будет нам?" И Христос дает ему точную справку: "вы, последовавшие за мною, - в пакибытии, когда сядет сын человеческий на престоле славы своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени моего, получит во сто крат, и наследует жизнь вечную"[Евангелие от Матфея, гл.XIX, ст.27-29.]. Прямой расчет примкнуть к новой религии!

Библия учит людей жадности не только в отношении царства небесного, но и в отношении самых обычных земных благ.

Алчность; стремление к наживе Мы приводили выше евангельскую притчу о талантах; ее непосредственный смысл заключается в пропаганде стяжательства, в жадном кулацком азарте наживы. Больше того, в ряде мест Ветхого Завета людям прямо рекомендуется самый обычный грабеж.

Когда евреи собирались уходить из Египта, бог инструктировал Моисея: "Внуши народу (тайно), чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили серебряных и вещей золотых"[Исход, гл.XI, ст.2.]. Так и было сделано: "И сделали сыны израилевы по слову Моисея, и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу (своему) в глазах Египтян; и они давали ему, и обобрал он Египтян"[Там же, гл.XII, ст.35-36.]. Самая обычная жульническая проделка, за которую привлекают к уголовной ответственности. А здесь сам бог учит людей преступлениям. И почему-то это должно считаться нравственным и даже священным!

Большим специалистом по части обирания людей Библия изображает Иосифа, сына Иакова. При помощи одной ловкой спекулятивной комбинации он буквально обобрал весь Египет и превратил египтян в фараоновых рабов.

Разгадав знаменитый сон фараона с семью коровами тощими и семью жирными, Иосиф понял, что семь ближайших лет будут урожайными, после чего последует семь лет неурожайных. В течение урожайных лет он скупил по низким ценам огромные массы зерна - "весьма много, как песку морского, так что перестал и считать"[Бытие, гл.XLI, ст.49.]. А когда наступили голодные годы, он использовал свои запасы для ограбления и закабаления египтян. Вот как об этом рассказано в Ветхом Завете: "И не было хлеба по всей земле; потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов. И серебро истощилось в земле Египетской и в земле Ханаанской. Все Египтяне пришли к Иосифу и говорили: дай нам хлеба; зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас? Иосиф сказал: пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам (хлеб) за скот ваш, если серебро вышло у вас. И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давали им Иосиф хлеб за лошадей, и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов"[Там же, гл.XLVII, ст.13-17.]. Когда же у египтян ничего не осталось, кроме земель, "продали Египтяне каждый сове поле; ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого"[Там же, ст.20-21.].

Самый крупный и самый бессовестный кулак и ростовщик мог бы позавидовать тому, как Иосиф провел эту кабальную операцию. Правда, он это сделал не в свою пользу, а в пользу фараона, но нам представляется, что такой образец верноподданнического рвения ничем не лучше, чем любые "подвиги" любых других царских прихлебателей всех времен и народов, направленные на то, чтобы всеми правдами и неправдами ограбить и поработить народ. Здесь это было достигнуто при помощи классических приемов ростовщического вымогательства. А делал это один из излюбленных героев библейского повествования, праведник, которому, с точки зрения религии, надо подражать...

Есть в Библии и еще более яркие примеры.

Когда бог, рассказывается в Библии, привел евреев в Ханаан, он отдал им всю страну с землями и городами, садами и виноградниками. Дело было только за тем, чтобы истребить хозяев всего этого добра - людей, которые своим трудом все создали, и воспользоваться их имуществом. Так и было сделано при непосредственной помощи самого бога. И бог через Иисуса Навина напоминает об этом людям: "И дал я вам землю, над которою вы не трудились, и города, которых вы не строили, и вы живете в них; из виноградных и масличных садов, которых вы не насаждали, вы едите {плоды}"[Книга Иисуса Навина, гл.XXIV, ст.13.]. Оказывается, убивать людей и пользоваться потом их имуществом - вполне согласуется с библейской моралью!

Вероломство и коварство Вернемся к истории исхода евреев из Египта. Фараон не отпускает их. Почему? Потому что бог специально внушает ему такое упорство. "Я ожесточу, - говорит он Моисею, - сердце фараоново, и явлю множество знамений моих и чудес моих в земле Египетской. Фараон не послушает вас, и я наложу руку мою на Египет"[Исход, гл.VII, ст.3-4.]. Потом бог удовлетворенно говорит: "упорно сердце фараоново; он не хочет отпустить народ"[Там же, ст.13-14.]. Много раз повторяется, что бог ожесточает фараоново сердце и, для того чтобы смягчить это им же ожесточенное сердце, бог насылает на фараона и на египтян всевозможные "казни", вплоть до поголовного истребления всех первенцев. За что, собственно, бог наказывает египтян? За то, что он же искусственно вызывает непримиримость фараона? А причем тут египтяне, которые так жестоко наказываются при этом?! Если брать бога за образец нравственного и достойного поведения, то надо, видимо, следовать ему и в таких поступках. А что в них хорошего?

В истории исхода евреев из Египта обращает на себя внимание еще одно обстоятельство. Всемогущий бог, конечно, может заставить египтян отпустить евреев из плена. Однако он не делает этого, а людей, которых он хочет освободит, учит, как добиться обманными путями своего освобождения. Он приказывает, например, Моисею сказать фараону, что евреи хотят отправится в пустыню только на три дня, чтобы принести там жертву богу. На самом деле они должны, обманув египтян, уйти навсегда. Избранному народу, таким образом, дается урок лжи и вероломства.

Вспомним кстати, как евреи при исходе из Египта обобрали египтян. Вместо того, чтобы прямыми и честными путями добиваться удовлетворения своих требований, люди, наученные богом, ведут какую-то жульническую игру, которая, кстати сказать, совсем не вызывается необходимостью. Неважный, мягко выражаясь, урок нравственного поведения...

Все библейское учение о боге буквально насыщено представлением о нем как о существе, которое непрестанно хитрит, всегда что-то выдумывает с тем, чтобы "испытать" людей, насылает на них с этой целью всякие бедствия. Он схитрил уже с Адамом и Евой, создав для них такие условия, при которых они обязательно должны были согрешить. Ведь в качестве всеведущего он заранее знал, чем дело кончится! Да и все сотворение человечества выглядит, с этой точки зрения, довольно странно: бог заранее знал, что творит людей несовершенных и греховных, что он обречет их на всевозможные бедствия. В книге Исаии он прямо говорит: "Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; я, господь, делаю все это"[Книга пророка Исаии, гл.XLV, ст.7.]. Допустим, что действительно это так. Но для чего же бог творит тьму и бедствия? - этот вопрос был бы вполне резонным в устах каждого верующего.

Обычно бедствия, происходящие с людьми, приписываются защитниками религии козням сатаны. Пресловутый змей, соблазнивший наших прародителей, тоже, видимо, означает сатану. Но удивительно и непонятно отношение бога к этому воплощению зла. Во-первых, по смыслу религиозного учения, бог же и создал сатану, как и все его многочисленное воинство - чертей различных разрядов и рангов. Правда, он создал их ангелами, и они только впоследствии превратились в дьяволов, восстав против бога, но всеведущий бог не мог, конечно, не предвидеть этого заранее. Значит, он сотворил источник зла преднамеренно. Во-вторых, между богом и сатаной, по учению как иудаизма, так и христианства, существует самое обыкновенное сотрудничество. Сатана со всем своим штатом постоянно выполняет божьи поручения, приводит в исполнение божьи приговоры, мучая осужденных грешников, и т.д. Это мы видели на примере с Иовом. То же самое с учением о попущении богом зла на земле. Бог не мешает злу творится на земле, ибо он предоставил человеку свободную волю и дает ему вольный выбор между злом и добром, тем самым испытывая его. Но для чего нужны ему эти испытания?

К тому же далеко не все церковники разделяют учение о свободе воли человека. Есть течение, отстаивающее предопределенность каждого поступка человека и каждого последствия этого поступка. Согласно ему, вообще все зло, творящееся на земле, должно быть безраздельно отнесено за счет бога, за счет какого-то совершенно непонятного его коварства и никому не нужной хитрости.

Примеры криводушия, вероломства, низкопробной хитрости встречаются в Библии на каждом шагу. Мы приводили выше пример того, как сыновья Иакова воспользовались простотой и доверчивостью жителей Сихема и, добившись того, что те произвели над собой операцию обрезания, истребили их всех. Не очень разборчивым в средствах изображает Библия и их отца Иакова. Он был младшим в семье после брата своего Исава. Поскольку Исаву принадлежало "первородство", он имел право на наследство. Иаков поставил себе целью захватить у брата первородство. Для этого он первым делом ухитрился выманить у него самого за чечевичную похлебку клятву о том, что он отказывается от первородства в пользу Иакова. Но этого мало: нужно еще добиться благословения старика отца. С помощью матери, такой же высоко чтимой верующими "праведницы" Ревекки, Иаков бессовестно обманывает слепого отца, выдав себя за Исава и прибегнув для этого к настоящему маскараду с переодеванием, чтобы старик на ощупь не сумел обнаружить обман.

Библейские герои жестоки, развратны, страшно мстительны, вероломны, неразборчивы в средствах. Но и в этом отношении, как и во всех других, Библия не является исключением из остальных древних "священных" книг.

Образцы нравственности" в других древних религиях Если рассмотреть под этим углом зрения ассиро-вавилонскую мифологию или мифы древних греков, то мы увидим, что поведение богов там изображено тоже достаточно странно.

Ассиро-вавилонские боги не менее, чем Яхве, жестоки, мстительны, хитры, коварны. Любопытны, например, некоторые детали легенды о потопе, рассказанной в табличках эпоса о Гильгамеше. Почему-то боги решили устроить потоп и истребить таким способом весь род людской. Никакой мотивировки этого решения легенда не содержит - очевидно, люди не считали, что боги принимают свои решения на основании каких-то резонных соображений. И столь же произвольно решил бог Эа спасти от гибели одного человека, по имени Утнапиштим, вместе с его семьей и имуществом.

Когда бог Эа рассказал Утнапиштиму о грядущем потопе и посоветовал ему устроить ковчег, Утнапиштим спросил бога, как ему быть с теми согражданами, которые начнут его расспрашивать, для чего он строит ковчег. Бог советует ему обмануть их, сказав, что он собирается уехать жить к океану. По этому совету праведник сулит своим соотечественникам всякие блага в будущем и привлекает их на помощь в строительстве ковчега. Весь народ Шуриппака строит ковчег, даже малые дети вносят свою лепту труда. Простодушные люди с радостью помогают обманщику спасти свою жизнь, не подозревая, что им всем уготована гибель и что человек, которому они бескорыстно помогают, хорошо это знает. Потом разыгрывается потоп, все человечество гибнет, остается в живых только неизвестно чем понравившийся богу Эа Утнапиштим с семьей и скотом.

Очень интересно описывается в мифе поведение богов во время потопа. Оказывается, великие и бессмертные боги не только мстительны и кровожадны, но и непостоянны в своих решениях, капризны, трусливы. Ниспослав на землю потоп, они сами перепугались: "Боги испугались потопа и поднялись на небо Ану; они присели в оцепенении, как псы". Довольно яркий образ, но как непочтительно в отношении богов выглядит это место мифа! Дальше изображается раскаяние, охватившее богов при виде тех бедствий, которые вызвал потоп. Богиня Иштар начинает "вопить как рожающая", вместе с нею плачут и остальные боги. А потом, когда потоп кончился и Утнапиштим вышел из ковчега и принес им жертву, "боги обоняли воню благоухания; они собрались, как мухи, над жертвователем". Явился, однако, бог Энлиль и разгневался по поводу того, что Утнапиштим спасся от потопа. Тогда Эа обманул Энлиля, сказав ему, что Утнапиштим во сне увидел грядущий потоп и понял тогда, что надо спасаться. Этого оказалось достаточным, чтобы удовлетворить великого бога, и тот, неизвестно за какие заслуги Утнапиштима, сделал его бессмертным.

Боги греческого пантеона изображены в мифах еще более красочно - как жестокие, не очень умные, кровавые, развратные люди. Крон, отец Зевса, оскопляет собственного отца Урана, съедает своих детей, как только они рождаются, и лишь благодаря тому, что жене бога Рее удается обмануть его, подсунув вместо младенца камень, завернутый в пеленки, младенец Зевс остался в живых и, выросши, свергает своего отца Крона. В дальнейшем, как рассказывается в мифах, обитатели Олимпа, в том числе и главный бог Зевс, совершают поступки, которых никак нельзя назвать моральными.

Боги постоянно вмешиваются в земные дела, преимущественно для того, чтобы ссорить людей между собой и вызывать среди них войны. Долголетняя и кровопролитная война произошла из-за того, что, как рассказывается в мифах, три богини поспорили между собой по "важнейшему" вопросу: кто из них самая красивая. Для решения этого вопроса они привлекли земного юношу Париса, и богиня Афродита в награду за то, что он признал ее самой красивой, дала ему возможность похитить прекрасную Елену, жену спартанского царя Менелая. В результате вспыхнула война. Афродита всеми силами помогала Парису и его лагерю, остальные участницы "конкурса красоты", Гера и Афина, помогали противоположному лагерю. Другие боги тоже не остались в стороне - вплоть до того, что нередко самолично принимали участие в сражениях, причем иногда даже бывали ранены обыкновенными смертными людьми...

Олимпийцы изображены в мифах часто воюющими и враждующими между собой. Их взаимоотношения ничем не отличаются от взаимоотношений людей, в фантазии которых возникли данные мифы. Характеры богов весьма разнообразны, им соответствует и их деятельность. Есть среди небожителей такой вор-рецидивист, как Гермес; он украл у Апполона золотые лук и стрелы, а Ареса - меч, у Посейдона - трезубец и даже у самого Зевса умудрился стащить его скипетр. Еще будучи грудным младенцем, он угнал у Апполона стадо коров. В отличие от Гермеса бог Гефест - честный ремесленник-кузнец. Есть среди богов пьяница Дионис. Главный же бог Зевс отличается своей склонностью к романтическим похождениям как с богинями, так и с земными женщинами. Другие боги и богини тоже весьма склонны к легкомысленному образу жизни: Афродита, например, изменяет своему мужу Гефесту с Аресом.

Почему же религиозная фантазия изображает богов в таком совсем не возвышенном виде? Потому, что человек всегда строил свое представление о боге по своему образу и подобию. А этот образ и это подобие всегда отражали наличный уровень развития производительных сил, характер существующих производительных отношений и общественного строя, сложившиеся формы общественного и личного быта, сложившийся умственный и моральный облик людей. Таковы были люди, в сознании которых сложились мифы, и герои этих мифов могли отличаться от людей того времени лишь настолько, насколько религиозная фантазия в состоянии извратить отражение действительной жизни в человеческом сознании.

То же относится и к библейскому образу бога Яхве. Почему он выглядит в таком неприглядном свете? Разве не могли иудейские и христианские священники изобразить в Библии своего бога образцом всех добродетелей?

Это было бы возможно только в том случае, если Библия создавалась бы той или иной группой современных церковников единовременно и, так сказать, "по специальному заказу". Но, как мы видели выше, она формировалась постепенно на протяжении тысячелетия, и в ней отразились нравственные представления людей того исторического периода, когда соответствующие библейские тексты появлялись. Единственное, что могут теперь сделать церковники, - это пытаться при помощи всяких натяжек и прежде всего при помощи произвольных аллегорических "истолкований" придать нравственному облику библейского бога и других библейских персонажей благообразный вид. Стоит, однако, подойти к вопросу при помощи методов беспристрастного и научного исторического анализа, как несостоятельность попыток приукрашивания библейского и всех прочих богов делается очевидной.

Научить людей нравственному и достойному поведению на библейских примерах даже в рамках и нормах, которые требуются религией, невозможно.

Не все, правда, решается примером. Можно сказать, что в Библии есть определенные предписания, требования, заповеди, и что именно они учат человека добру. Неважно, дескать, как ведут себя библейские герои, а важно, чему учит Библия в своих поучениях. Попробуем рассмотреть вопроси и с этой стороны.

Слово и дело Свод нравственных правил Библии дан в знаменитых десяти заповедях. Мы уже говорили о том, что в Ветхом Завете они содержатся в двух разных вариантах. В данной связи это не имеет решающего значения, и мы возьмем те заповеди, которые представляются наиболее соответствующими представлению о нравственном поведении.

В самом деле, разве плохое нравственное правило - "не прелюбодействуй", т.е. не развратничай? Не убивай, не кради, не произноси ложного свидетельства, не желай имущества ближнего своего, почитай отца и мать - совсем, казалось бы, неплохие нравственные нормы. И любой верующий или служитель религии скажет в связи с этим, что нужно не критиковать эти библейские заповеди, а, наоборот, пропагандировать их и распространять. Но дело обстоит здесь совсем не так просто.

В заповеди сказано "не убивай", а люди, которые считаются образцом выполнения заповедей, убивают на каждой странице Библии и в одиночку, и в массовых масштабах. Сказано "не прелюбодействуй" - и тут же описывается такая прелюбодейная практика самых "праведных" библейских персонажей, что и сама заповедь выглядит каким-то пустым звуком. Не кради, не желай чужого имущества - и в то же время праведники только и делают, что присваивают чужое имущество, притом с полного благословения бога, а чтобы легче это было осуществлять, владельцев имущества уничтожают, тоже с божьего благословения. Такое систематическое и вопиющее расхождение слова с делом само по себе влияет отрицательно на нравственность.

Когда человек видит, что на словах проповедуется одно, а на деле практикуется нечто прямо противоположное, он перестает верить в какую бы то ни было проповедь. Самые благонамеренные заповеди превращаются в его глазах в пустую болтовню, которой не следует придавать значение. Слова - для формы, для "вывески", для обмана легковерных людей, а на деле - поступай, как тебе выгодно и не стесняй себя никакими ограничениями. Лицемерие глубоко развращает людей, оно лишает их не только определенных норм морали, но и вообще всякой морали. Такой человек может с чувством проповедовать любые заповеди, может произносить прочувствованные речи на возвышенные темы и в то же время заниматься самыми грязными делами. Именно так поступает любой ханжа, уверяющий всех в своей абсолютной преданности заповедям и без колебания нарушающий их не только тайно, но иногда и явно.

То вопиющее расхождение слова с делом, которое мы видим в Библии, не может научить людей ничему хорошему, оно в состоянии только научить их изощренному лицемерию, воспитать в них лживость и ханжество. Дело, однако, не только в расхождении слова с делом. Само это "слово" таково, что его никак нельзя рассматривать как руководство к нравственному поведению.

Мораль рабовладельцев Как мы уже говорили, не существует единой морали для всех времен, даже для различных классов одного и того же общества. Это и имеется ввиду, когда мы говорим, что мораль имеет исторический и в классовом обществе классовый характер. Нормы морали, выраженные в Библии, носят на себе отпечаток той эпохи, в которую соответствующие библейские книги возникали. Возьмем, например, такую заповедь: "Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего"[Исход, гл.XX, ст.17.]. Самый текст этой заповеди ясно говорит о тех общественных условиях, в которых она возникла. Это условия рабовладельческого общества, основанного преимущественно на земледельческом производстве с применением тягловой силы волов и ослов; женщина в этом обществе по существу является собственностью главы семьи наряду с такой собственностью, как рабочий скот, жилище и т.д.

Любая другая из заповедей также исторически обусловлена. "Не укради" - это значит не посягай на собственность рабовладельца. Заповедь "не убивай" означала в условиях того времени запрещение не убийства вообще, но только убийства своих соплеменников, а в еще более ранние времена - членов своего рода. Заповедь о почитании родителей имеет в Ветхом Завете совсем другое содержание, чем то уважение к старшим и к родителям, которое мы воспитываем у нашего молодого поколения. Там это была норма родового строя - требование беспрекословного повиновения главе рода или семьи вплоть до того, что он имел полное право принести своего сына или свою дочь в жертву богу или богам, и никакое сопротивление несчастной жертвы не могло встретить чьей-либо поддержки: в Ветхом Завете много рассказано о жертвоприношении детей. Какой смысл имеют попытки доказать, что исполнение заповедей библейской морали в наше время может иметь какое-то положительное значение?

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нет, не может рабовладельческая мораль Библии научить чему-либо хорошему трудящегося человека, сознающего свое классовое и человеческое достоинство. В нашу эпоху только то, что способствует построению коммунистического общества, является нравственным и соответствует понятию добра. Но, конечно, не Библия и не какая бы то ни было другая религиозная книга может научить людей бороться за коммунизм.

Построить такой общественный порядок, при котором навсегда отошли бы в прошлое войны и эксплуатация человека человеком, вражда между людьми, жестокость и грубость нравов, несчастное и придавленное положение людей, - построить такое общество трудовое человечество сможет, только руководствуясь марксистско-ленинской наукой. А марксизм-ленинизм по существу своему чужд всякой мистике и религии. Библия для него есть, как и всякая религиозная книга, человеческое произведение, созданное в те времена, когда над сознанием людей тяготели религиозные кошмары. Сознательный трудящийся человек освобождает свое сознание от религиозного ига и устремляет все свои силы на овладение наукой, дающей ему возможность с наибольшим успехом участвовать в строительстве новой счастливой жизни для себя и для всех других людей.

<<< |1|2|3|4|5|6|
Комментарии: 0