Scisne?

Пакт Молотова-Риббентропа

Марк Солонин, Леонид Велехов

Комментарии: 0
Программа «Совершенно секретно». В гостях историк Марк Солонин. Ведет программу Леонид Велехов.

23 августа 1939 года в Москве был заключен Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (нем. Deutsch-sowjetischer Nichtangriffspakt; также известен как пакт Молотова — Риббентропа). Это межправительственное соглашение было подписано с советской стороны председателем Совета Народных Комиссаров СССР, наркомом по иностранным делам Вячеславом Молотовым, а со стороны Германии – министром иностранных дел Иоахимом фон Риббентропом.

Молотов подписывает договор, за ним Риббентроп, справа Сталин
Молотов подписывает договор, за ним Риббентроп, справа Сталин

Подписавшие Договор страны обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет, если одна из сторон подвергнется внешней агрессии. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, восточных «областей, входящих в состав Польского государства» и Бессарабии в сферу интересов СССР, Литву и запад Польши — в сферу интересов Германии.

Подлинник секретного протокола к договору (Архив Президента РФ, Особая папка, пакет № 34).
Подлинник секретного протокола к договору (Архив Президента РФ, Особая папка, пакет № 34).

Через восемь дней после подписания документа, 1 сентября 1939 года, Германия вторглась в Польшу с запада, а 17 сентября на территорию Польши с востока вошли советские войска. Еще через одиннадцать дней Молотов и Риббентроп подписали в Москве двусторонний Договор о дружбе и границе, закрепив территориальный раздел Польши.

Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях о Второй мировой войне писал: «Только тоталитарный деспотизм в обеих странах мог решиться на такой одиозный противоестественный акт».

В свою очередь, Гитлер сразу после подписания Пакта не скрывал радости: «Благодаря этим соглашениям гарантируется благожелательное отношение России на случай любого конфликта».

В выступлении по радио 3 июля 1941 года Сталин пытался оправдать подписание Договора о ненападении с Германией: «Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп».

Корреспондент «Голоса Америки» собрала высказывания нескольких современных российских историков о том, почему подписанный Договор между двумя тоталитарными режимами вызывает сегодня острый интерес.

Доктор исторических наук Владлен Измозик считает, что Пакт Молотова – Риббентропа развязывал руки обеим странам, и они поспешили им воспользоваться для увеличения собственных территорий. При этом, по мнению Измозика, уроки Первой мировой войны остались невыученными:

«Советский Союз и его сталинское руководство, отодвинув, как им казалось, границу на безопасное расстояние, дали возможность выйти Германии напрямую к своим границам, – отмечает историк. – С 1935 года в официальной идеологии господствовал тезис, что СССР будет воевать на чужой территории и малой кровью, поэтому он выдвинул на новые границы основную часть своих войск».

Владлен Измозик в интервью корреспонденту «Голос Америки» отмечал, что переговоры Советского Союза с Германией велись с 1937 года, и активизировались весной 1939-го. Одновременно Гитлер вел тайные переговоры и с Великобританией. «Поэтому ни одна из крупных стран того времени не была “белой и пушистой”. За спиной Франции и Англии был Мюнхен. То есть каждый старался соблюсти свои интересы и натравить остальных друг на друга, оставшись при этом в стороне», – подчеркивает Владлен Измозик.

В целом же, по мнению Измозика, подписание Пакта Молотова – Риббентропа остается «позорной страницей советской истории». В том числе и потому, что после заключения Договора о ненападении «СССР называли интендантом немецкой армии, снабжавшим вермахт и весь Третий Рейх всем необходимым».

Что же касается бытующей в официальной российской историографии точки зрения, что Пакт Молотова-Риббентропа был единственным шансом для СССР подготовиться к войне с Германией, то ее опровергает автор ряда книг по истории Великой Отечественной войны Марк Солонин. Он отмечает:

«Летом 1939 года Сталин обладал самой мощной военной машиной в Европе. По числу дивизий его армия превосходила новорожденный вермахт в 2,5 раза, по числу танков – в 6 раз, по числу танков, обладающих пушечным вооружением – в 20 раз (14 тысяч против 700), по числу боевых самолетов – в три раза».

Солонин считает, что с учетом вооруженных сил потенциальных союзников – Польши, Франции и Великобритании – превосходство становилось подавляющим. Гитлер на тот момент не мог воевать не то, что на два фронта, но и один на один против Красной Армии. Именно поэтому самые первые намеки на необходимость разработки планов войны против СССР появятся в руководстве нацистской Германии лишь летом 1940 года.

«В реальной ситуации августа 1939 года, – продолжает Марк Солонин, – Пакт Молотова-Риббентропа имел один-единственный смысл – это был договор о ненападении Сталина на Гитлера, или, выражаясь аккуратнее, о невмешательстве Советского Союза в агрессивные действия Германии. В обмен на это Гитлер был вынужден отдать Сталину половину своей завоеванной кровью “добычи” в Польше и в дальнейшем проявить такое же невмешательство во время агрессии Сталина против Финляндии и аннексии трех прибалтийских стран – Эстонии, Латвии и Литвы».

Пять лет назад Европейский парламент провозгласил 23 августа Днем памяти жертв сталинизма и нацизма. Тогда же Парламентская ассамблея Совета Европы большинством голосов одобрила резолюцию «Об объединении разрозненной Европы».

Известно, что российская делегация ПАСЕ выступила против этого документа, посчитав, что «уравнивание нацистского режима и сталинского в Советском Союзе, внесшего решающий вклад в разгром фашизма, является надругательством над историей».

Борис Соколов убежден, что никакого надругательства над историей в резолюции «Об объединении разрозненной Европы» нет. «Я считаю, что сталинский и гитлеровский режимы – советский и нацистский – схожи друг с другом и оба они ответственны за Вторую мировую войну», – говорит Борис Соколов. По мнению историка, различия между гитлеровским и сталинским режимами существуют, и их немало, но они носят второстепенный характер.
Комментарии: 0