Scisne?

Когнитивные искажения

Александр Невеев

Комментарии: 1
Когнитивные искажения (cognitive biases) - это присущие нашим познавательным (когнитивным) процессам систематические ошибки, приводящие к тому, что человек делает неправильные выводы, оценивает ситуацию, других людей не правильно, принимает неверное решение.

Важно понимать, что когнитивные искажения - это не некие ситуативные искажения, и не что-то сугубо индивидуальное, индивидуально-специфическое. На самом деле когнитивные искажения присущи всем людям и являются по сути естественными ограничениями человеческого разума.

Вообще, нужно сказать, что естественных ограничений у человека много.

Естественные ограничения существуют у нашего тела. Это ограничения в скорости и силе, ограничения подвижности суставов (например, такое орудие пыток, как дыба, эксплуатирует ограничения нашего плечевого сустава), ограничения системы пищеварения (мы не можем переваривать зеленую траву как жвачные) и т.д. и т.п.

Естественные ограничения существуют и у наших органов чувств, т.е. у наших ощущений. Давайте рассмотрим несколько примеров.

Мы не видим ультрафиолет. А если бы мы его видели, то не сгорали бы на солнце, всегда могли бы выбрать место, где УФ-излучение наименее интенсивно.

Мы не слышим инфразвуки. А если бы слышали, то подобно многим животным могли бы заранее узнавать о, например, обвале, землетрясении, сходе лавины.

Мы не ощущаем радиацию. А если бы ощущали - нам не нужен был бы счетчик Гейгера.

Наше обонение не различает запаха угарного газа. А если бы различало, то в нашем языке не было бы такого понятия как "угарел".

Для нашего вкуса неразличимы многие яды. А если б мы эти вкусы чувствовали, то не нужны были бы дегустаторы.

Более сложный по сравнению с ощущением когнитивный процесс - это восприятие. У восприятия тоже есть свои ограничения, называются они иллюзиями восприятия. Многие знают целый ряд иллюзий восприятия, особенно это касается оптических иллюзий, обмана зрения. Одна из самых известных иллюзий такого рода - иллюзия Мюлера-Лайера.

При взгляде на рисунок, расположенный над этим текстом кажется, что верхняя линия длиннее нижней, хотя на самом деле линии равны. Можете распечатать рисунок и измерить их линейкой.

Еще одна широко известная иллюзия носит название вертикально-горизонтальной.

Хотя на рисунке выше вертикальная линия кажется длиннее горизонтальной, в действительности, эти линии равны.

Кстати, многие иллюзии восприятия помогают нам наслаждаться жизнью. Например, перспектива, которую мы созерцаем на картине является самой настоящей иллюзией восприятия.

Существует и такое естественное ограничение восприятия, как его скорость. Из-за этого ограничения мы не можем, скажем так, уворачиваться от пуль, но благодаря этому ограничению мы можем наслаждаться кинематографом (стробоскопический эффект).

Когнитивные искажения проявляются в более сложных чем ощущение и восприятие когнитивных процессах. Речь тут идет прежде всего о мышлении, памяти, о социальном восприятии (социальной перцепции - восприятии других людей и различных их групп, например, наций).

Открытие когнитивных искажений стало важной вехой на пути развития психологии и вообще науки. В частности, когда-то считалось, что разум - это точный механизм, и ошибается он только в результате работы с некачественной, неполной информацией и/или в результате вмешательства эмоций в его работу. И вот примерно с конца 60х годов ХХ века стало понятно, что сам этот механизм далек от совершенства, а наш разум сам по себе имеет ограничения, которые в реальной жизни приплюсовываются к ограничением, порожденным качеством и полнотой информации и эмоциональными всплесками.

И конечно, знать о когнитивных искажениях необходимо, полезно учитывать естественные ограничения нашего разума при принятии решений и составлении мнений. Но должен предупредить: само по себе знание о когнитивных искажениях не приводит автоматически к тому, что человек вовремя распознает, что действует под влиянием когнитивных искажений, и не совершит ошибки. Подобно тому как знание о том, что иллюзия Мюллера-Лайера и вертикально-горизонтальная иллюзия - это иллюзии, не приводит к тому, что линии начинают восприниматься нами как равные по длине.

В заключении отметим, что когнитивных искажений в науке известно достаточно много. При этом многие когнитивные искажения пересекаются друг с другом, а единой общепринятой их классификации на сегодняшний день не существует.

  1. Иллюзия частости
  2. Искажение задним числом
  3. Наивный реализм
  4. Иллюзорная причинность
  5. Слепое пятно искажений
  6. Ошибка азартного игрока
  7. Ошибка регрессии
  8. Иллюзия контроля
  9. Игнорирование априорной вероятности
  10. Ошибка конъюнкции
  11. Иллюзорная корреляция
  12. Подтверждающее искажение
  13. Эффект Даннинга-Крюгера



Иллюзия частости

Если вы еще об этом не читали, не слышали, не смотрели то, скорее всего, через некоторое время прочитаете, услышите, увидите по ТВ или в новостных лентах социальных сетей.

Да-да, с каждым из нас такое случалось. Вот, например, я недавно прочитал про один психологический эксперимент (о котором я напишу когда-нибудь тоже), в котором американцев просили определить, какой город западнее: Рино (штат Невада) или Сан-Диего (штат Калифорния). А вчера по ТВ я мельком увидел какую-то новость про город Рино.

Удивительно, правда?

Может быть, это какое-то послание духов или неких высших сил?

Или, может, это сигнал из коллективного бессознательного Юнга, который, кстати, превозносил подобные совпадения и даже ввел по этому поводу понятие синхронности (синхроничности)?

Стоит ли мне срочно отправиться в Рино или начать изучать историю этого города?

Можно со всей уверенностью ответить «нет» на каждый из этих вопросов.

На самом деле, это явление давно знакомо ученым и именуется иллюзией частости (frequency illusion) – это более правильное наименование – и иллюзией недавности (recency illusion) – это название мене правильное и относится, честно говоря, к другому явлению – к тому факту, что людям кажется, что определенные изменения в языке (в произношении, употреблении слов и пр.) произошли недавно, тогда как по данным лингвистики – несколько веков назад.

Кстати, иллюзию частости еще называют феноменом Баадера-Майнхоф (Baader-Meinhof phenomenon).

Баадер (мужчина) и Майнхоф (женщина) были лидерами одной боевой коммунистической организации, нелегально действовавшей в ФРГ. И вот один читатель газеты St. Paul Pioneer Press был захвачен иллюзией частости именно в ситуации, когда столкнулся с упоминанием организации Баадера-Майнхоф два раза в течение суток. И он решил, что об этом случае необходимо сообщить в редакцию, поскольку, как представляется, подумал, что это совпадение неспроста, а вероятность того, что оно произошло случайно – очень низка – видимо, на этот вывод не последнее влияние оказала сложность немецких фамилий.

Почему имеет место иллюзия частости?

Во-первых, тут оказывает влияние то, что я называю наивной проверкой: человек не рассматривает ситуации, когда нечто привлекло его внимание и было запомнено, но потом не появилось в поле его зрения снова.

Во-вторых, тут речь идет о явлении под названием «прайминг»: когда мы услышали о городе Рино, об организации Баадера-Майнхоф, мы приобретаем предрасположенность к тому, чтобы обратить внимание на эти названия снова.

В-третьих, часто человек просто не учитывает причинно-следственных связей. Например, Вася услышал о карме по ТВ, а на следующий день услышал, как говорят о карме бабушки у подъезда. Понято, что в данном случае бабушки, скорее всего, обсуждают именно прошедшую вчера по ТВ передачу.

И, конечно, свой вклад в иллюзию частости вносит и подтверждающее искажение, и реконструктивность нашей памяти: нам хочется верить, что загадочное совпадение с нами действительно произошло, и чтобы уверить себя в этом, мы способны непроизвольно, неосознанно подтасовать факты, закрыть глаза на вещи, опровергающие наше предположение, подредактировать свою память о том или ином событии.

Кстати, если вы будете вести дневник, в котором станете записывать каждый случай возникновения иллюзии частости, то многие из этих иллюзий развеются. Вместе с тем, вы сможете помочь делу популяризации психологии, если будете присылать случаи возникновения иллюзии частости и вообще случаи загадочных совпадений вашему покорному слуге :)



Искажение задним числом

Все знают русскую поговорку «человек задним умом крепок». Действительно, легко понять причинно-следственную связь событий, когда события эти уже произошли. Но идет ли тут речь о подлинном понимании и выявлении реально существующих связей или же лишь о привнесении смысла и о рассказывании связной истории?

Например, сегодня всем кажется очевидным, что Германия готовилась к нападению на СССР, и власти прошляпили ее нападение 22 июня 1941 года, но так ли очевидно это было до 22 июня 1941 года? Классический пример тут еще и ситуация с нападением японцев на Перл Харбор: сегодня кажется, что все факты говорили о готовящемся нападении, но так ли все было очевидно до того, как нападение состоялось?

«Искажение задним числом» – это мой перевод названия одного из важнейших когнитивных искажений – «hindsight bias». Надо сказать, что на русский язык некоторые переводят «hindsight bias» просто как «хиндсайт» (с легкой руки переводчиков книжек Дэвида Майерса из издательства «Питер»), но, на мой взгляд, такой вариант перевода не слишком удачен.

Искажение задним числом – это одно из ключевых когнитивных искажений, работающее в сфере памяти, а, если говорить точнее, – в области вспоминания и интерпретации прошлых событий. Когнитивная сфера психики человека включает в себя восприятие, мышление и память, и понятно, что искажения, систематические ошибки, иллюзии могут проявляться и проявляются в каждом из этих психических процессов.

В случае памяти возможность ошибки возрастает, поскольку мы не имеем непосредственного контакта с тем, что вспоминаем. Более того, сегодня четко понятно, что наша память реконструктивна, то есть она не хранит записи в неизменном виде, а извлечение этих записей из памяти не походит на открытие книги на нужной странице и точное чтение написанного там текста. Наши воспоминания, по-видимому, изменяются при хранении, а при попытке вспомнить что-то, мы привносим в воспоминание новые смыслы, искажаем их под влиянием новой информации. Подробности и последствия реконструктивной природы нашей памяти описаны в статье «Вытесненные воспоминания».

Искажение задним числом не охватывает всех ошибок памяти, всех искажений, присущих процессу вспоминания, припоминания, а касается четко очерченного круга ситуаций. Эти ситуации хорошо описываются такими фразами, как «я знал это с самого начала» (I knew it all along) и «я знал, что это случится» (I knew it would happen). Последняя фраза даже является названием научной статьи Баруха Фишхофа и Руфи Бейт [2], в которой и было впервые описано искажение задним числом. Кстати, оба автора были студентами Дэвида Канемана и работали в рамках его научной школы.

Давайте же рассмотрим эксперимент, в котором было открыто искажение задним числом.

И прежде всего тут надо сказать, что идея о том, что человеку присуще искажение задним числом пришла Баруху Фишхофу, как он сам утверждает [1], когда он читал статью Пола Мила – одного из создателей знаменитого теста MMPI и известного критика клинических предсказаний – «Почему я не хожу на конференции по случаям из практики?» [3]. При этом Барух Фишхоф был впечатлен одним из наблюдений Пола Мила, в соответствии с которым на этих конференциях каждый докладчик описывает случай из практики (кейс) так, как будто он точно знал заранее, как этот конкретный случай из практики будет развиваться. Это навело Фишхова на следующую мысль: «Если мы столь прозорливы, почему мы не правим миром?» [1, стр.10].

И вот совместно с Руфью Бейт Барух Фишхоф провел следующий эксперимент [2].

Ричарду Никсону – президенту США – предстояло два дипломатических визита. Один – в Москву, другой – в Пекин. Это был очень удачный момент для проверки того, насколько на самом деле точны наши предсказания. И экспериментаторы составили 15 вопросов, касающихся поездки Никсона и ее последствий. Затем экспериментаторы попросили участников эксперимента ответить на эти вопросы и оценить вероятности наступления тех или иных последствий поездки Никсона.

Вот примеры вопросов, с которыми работали участники эксперимента (по [4, стр. 266]):

  1. Согласится ли Мао Цзэдун на встречу с президентом США?
  2. Признают ли США Китайскую Республику? (Тут, по-видимому, имеется в виду Тайвань, т.к. КНР уже была признана, и у США были с ней дипломатические отношения).
  3. Будут ли достигнуты договоренности с СССР?

Испытуемые ответили на вопросы и приписали наступлению событий определенные вероятности.

Затем в эксперименте наступила пауза. Никсон везде слетал, со всеми пообщался, и ответы на вопросы стали очевидными и однозначными.

После этого Фишхов и Бейт снова собрали испытуемых и попросили их вспомнить данные ими ответы на вопросы о дипломатических поездках Никсона.

И вот что получилось.

Если событие действительно произошло, то испытуемые завышали вероятность его наступления, которую они определили, отвечая на вопросы первого этапа эксперимента.

Если же событие не произошло, то испытуемые занижали свою оценку его вероятности.

В дальнейшем разными учеными было проведено множество исследований, не только подтверждающих подверженность людей искажению задним числом, но и раскрывающих его новые стороны и аспекты.

Конечно, искажение задним числом часто срабатывает в случае различных лженаук и, в частности, лжепсихологий.

Например, задним числом адепты различных лжепсихологий оценивают эффективность применяемых ими техник выше, чем она была на самом деле. При этом они занижают качество своей жизни, чтобы поверить в то, что именно лжепсихологические рецепты помогли им повысить качество жизни.

Искажение задним числом корреспондирует с одной из причин кажущейся эффективности психотерапии под названием «Ретроспективное переписывание состояния до терапии». Подробнее с этой причиной кажущейся эффективности психотерапии (ПКЭП) можно ознакомиться в статье «26 причин кажущейся эффективности психотерапии» – Категория 1, ПКЭП 4 - обязательно почитайте!

Итак, будьте предельно осторожны и внимательны, когда делаете выводы по памяти или пытаетесь вспомнить свои действия и оценки.

ЛИТЕРАТУРА

1. Fischhoff B. An early history of hindsight research // Social Cognition. – 2007. – 25. – 1. – Рр. 10-13.
2. Fischhoff B., Beyth R. «I knew it would happen»: Remembered probabilities of once-future things // Organizational Behaviour and Human Performance. – 1975. – 13. – Рр. 1-16.
3. Meehl P.E. Why I do not attend case conferences // Psychodiagnosis: Selected papers. – New York: Norton, 1973. – Рp. 225–302.
4. Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман. – Москва: АСТ, 2014. – 653 с.



Наивный реализм

Изначально наивный реализм – термин философский. Реализм означает, что объект познания реально существует, независимо от того, воспринимает его субъект познания или нет. Помните средневековый спор философов об универсалиях (понятиях высокого уровня обобщенности типа «человек», «движение» и пр.)? Реалисты считали, что универсалии на самом деле существуют, а номиналисты – что общие слова – это просто общие слова.

А наивный реализм означает, что объект познания не просто реально существует, но и что субъект при восприятии этого объекта ничего не добавляет от себя и воспринимает объект во всей полноте его свойств – таким, каким он объективно является.

Конечно, наивный реализм ошибочен, а психологические исследования показывают, что даже на уровне восприятия мы во многом конструируем реальность, в частности, заполняем пробелы такие, как слепое пятно нашего зрения, или компенсируем то, что изображение мира на сетчатке наших глаз перевернуто. Многочисленные иллюзии восприятия тоже подтверждают, что наивный реализм ошибочен, а свойства, ограничения воспринимающего субъекта необходимо учитывать.

И конечно, наивный реализм, будучи сам когнитивным искажением, не учитывает того факта, что человеку, который познает мир и других людей, делает выводы и предположения, формулирует прогнозы и определяет вероятности тех или иных исходов, подвержен массе когнитивных искажений. Кстати, слепое пятно искажений(bias blind spot) – это когнитивное искажение, весьма близкое наивному реализму.

В психологии наивный реализм (naive realism) – это одно из важнейших когнитивных искажений (cognitive biases). Сущность этого фундаментального когнитивного искажения раскрыта Ли Россом (профессор Стэнфордского университета, один из крупнейших социальных психологов, известный в нашей стране прежде всего как один из двух авторов замечательного учебника по социальной психологии под названием «Человек и ситуация: перспективы социальной психологии») путем формулировки принципов наивного реализма.

Ли Росс выделил следующие принципы наивного реализма [4, 110-111], причем эти принципы декларируются от первого лица:

  1. Я вижу события и объекты такими, какими они в действительности являются, и мои социальные установки, убеждения, предпочтения, приоритеты и пр. проистекают из соответствующего бесстрастного, непредвзятого и по сути «непосредственного» осмысления информации или доказательств.
  2. Другие такие же, как я, рационально воспринимающие в большинстве случаев будут разделять мои реакции, поступки и мнения – при условии, что они получили доступ к информации, которая стала основой моих взглядов, и при условии, что они тоже обработают эту информацию достаточно вдумчивым и непредубежденным образом.
  3. Есть всего три причины, которые могут помешать окружающим разделить мои взгляды:
    1. они получили иную информацию, чем я (в этом случае, если они достаточно вдумчивы и непредвзяты, то обмен информацией приведет нас к достижению согласия);
    2. они ленивы, иррациональны или по какой-то иной причине не могут или не хотят нормальным образом проследовать от объективных доказательств к обоснованным заключениям;
    3. они предвзяты (или в интерпретации доказательств, или в следовании от доказательств к заключениям) из-за их идеологии, личных интересов или из-за иных искажающих личностных влияний.

Конечно, эти три принципа ясно показывают всю наивность наивного реализма.

Один из классических экспериментальных примеров проявления наивного реализма – эксперимент Элизабет Ньютон с настукиванием мелодий [3].

Этот эксперимент проходил следующим образом.

Участники были случайным образом разделены на две группы: «слушатели» и «настукиватели». Последние получили список из 25 хорошо известных американских песен («слушатели» этого списка не получили). «Настукивателям» надо было выбрать одну песню из списка, чтобы настучать ее для слушателя. Причем перед началом угадывания мелодий «настукивателей» попросили ответить на вопрос о том, какова вероятность того, что «слушатель» правильно назовет песню (в процентах).

Средняя вероятность, названная «настукивателями», составляла 50%.

Реально же угадывание происходило только в 2,5% случаев.

Почему же «настукивали» ошиблись?

Потому, что они были наивными реалистами – им казалось, что раз для них то, что они настукивают, явно связано с песней, которую они настукивают, то так же обстоят дела и у слушателей. Но ведь слушатели заранее не знали, какую песню им будут настукивать, а ритм связан с мелодией далеко не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Кстати, эксперимент Ньютон демонстрирует не только наивный реализм, но и одно из его проявлений – эффект ложного консенсуса (false consensus effect).

Надо сказать, что наивный реализм не всегда называют именно этим словосочетанием. В частности, принцип WYSIATI (what you see is all there is – «то, что ты видишь, – это все, что есть»), предложенный Даниэлем Канеманом в его книге «Thinking, fast and slow» [1] (на русском издана под названием «Думай медленно… Решай быстро»), и характеризующий выводы, которые делает так называемая «Система1», по сути является вариантом обозначения именно наивного реализма [2].

Насколько широко распространен наивный реализм?

Он распространен повсеместно, но мы специально обратим внимание на области, понимать огромную роль наивного реализма в которых особенно важно.

Итак, наивными реалистами являются психотерапевты, верящие, что их методы, действительно, эффективны, хотя объективная проверка этой эффективности не проведена. Причем, по мнению Скотта Лилиенфельда – одного из ключевых ученых-психологов, продвигающих доказательную практику (evidence-based practice) в психологической помощи (аналог доказательной медицины – evidence-based medicine), – наивный реализм является одним из четырех ключевых когнитивных искажений (наряду с подтверждающим искажением, иллюзорной причинностью и иллюзией контроля) лежащих в основе иллюзии эффективности психотерапии [2].

Наивными реалистами были и врачи, являвшиеся сторонниками кровопускания и многих других на самом деле не эффективных и даже вредных методов «лечения».

Наивными реалистами (или же сознательными обманщиками, мошенниками) являются, конечно, и создатели лженаук, которые свои теории и рекомендации строят не на достоверных фактах и не на валидных экспериментах, а на умозрении и субъективном опыте.

Наивными реалистами являются и адепты различных лженаук, лжепсихологий, которым кажется, что лженаучные рецепты полезны и реально работают.

ЛИТЕРАТУРА

1. Kahneman D. Thinking, fast and slow. – New York, NY: Farrar, Straus and Giroux, 2011. – 512 p.
2. Lilienfeld S.O., Ritschel L.A., Lynn S.J., Cautin R.L., Latzman R.D. Why Ineffective Psychotherapies Appear to Work: A Taxonomy of Causes of Spurious Therapeutic Effectiveness // Perspectives on Psychological Science. – 2014. – Vol. 9(4). – Pp. 355–387.
3. Newton, L. Overconfidence in the communication of intent: Heard and unheard melodies. – Unpublished doctoral dissertation. – Stanford University, Stanford, CA, 1990.
4. Ross L., Ward A. Naive realism in everyday life: Implications for social conflict and misunderstanding // Values and knowledge. The Jean Piaget Symposium Series / T. Brown, E. S. Reed, & E. Turiel (Eds.). – Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1996 . – Pp. 103-135.



Иллюзорная причинность

Иллюзорная причинность (illusory causation) – это когнитивное искажение (cognitive bias), суть которого заключается не просто в том, что человек видит причинно-следственную связь там, где ее нет, а в том, что человек считает причиной то, что причиной не является. Добавим, что искажение «post hoc ergo propter hoc» (после этого, значит вследствие этого) – это частный случай иллюзорной причинности.

Не стоит путать иллюзорную причинность с иллюзорной корреляцией (как не стоит путать действительную корреляцию двух переменных с наличием причинно-следственной связи между этими переменными). В случае иллюзорной корреляции (illusory correlation) речь идет о видении связи там, где на самом деле связи нет, например, видение связи между чертами лица человека и чертами его личности. Корреляция ничего не говорит о причинно-следственных связях, как и иллюзорная корреляция. Если человек считает причиной то, что ей не является, тут речь идет именно об иллюзорной причинности.

Традиционно наиболее ранним экспериментом, в котором проявилась иллюзорная причинность, считают эксперимент Курта Коффки [1] – одного из создателей гештальт-психологии. Надо подчеркнуть, кстати, что ни в коем случае нельзя путать гештальт-психологию и гештальт-терапию: гештальт-психология – это весьма продуктивное научное направление в психологии, которое и сейчас во многом актуально и эвристически ценно, тогда как гештальт-терапия не имеет под собой никаких научных оснований и, на мой взгляд, является самым настоящим «шаманством».

Этот эксперимент проходил следующим образом.

Испытуемый находился в темной комнате, и ему предъявляли две светящиеся точки. Испытуемого просили следить за одной из них. Затем экспериментатор незаметно совершал определенные манипуляции, и расстояние между светящимися точками постепенно увеличивалось. А после этого испытуемого просили определить, какая из двух точек стала причиной увеличения расстояния между ними, т.е. какая из точек двигалась. И, как вы, наверное, догадываетесь, в подавляющем большинстве случаев испытуемый считал, что двигалась именно та точка, за которой он следил.

Необходимо пояснить, что точно определить, какая точка движется, трудно, поскольку в темноте у человека нет ориентиров для определения местоположения точки. Кстати, на этом же отсутствии ориентиров в темноте основан и автокинетический эффект, на основе которого был проведен знаменитый эксперимент Музафера Шерифа…

В дальнейшем стало понятно, что иллюзорная причинность искажает не только восприятие физических объектов, но проявляется и в случае социальной перцепции (восприятие человеком других людей и их групп). Классическим тут является эксперимент Шелли Тейлор и Сьюзан Фиск [4], описанный в статье с названием, очень точно отражающим суть этого эксперимента: «Точка обзора и восприятие причинности».

Что же делали эти исследовательницы с участниками эксперимента?

Участников было шестеро и их рассадили вокруг двух ассистентов экспериментатора, ведущих беседу друг с другом так, как показано на рисунке ниже.

/ax/d1/2/a2017/taylor_fiske.jpg

Участники A, B, C, D, X и Y наблюдали за беседой «альфы» и «омеги» и внимательно слушали, что они говорят, какие вопросы задают собеседнику, как отвечают на его вопросы.

Затем участников эксперимента попросили ответить, кто из двух говорящих:

  1. задавал тон беседы;
  2. владел ключевыми сведениями;
  3. подводил собеседника к желательным ответам;
  4. и пр.

Как вы догадываетесь, по этим критериям в отчетах участников на первом месте оказывался тот говорящий, которого они видели анфас, а не со спины. Соответственно для наблюдателей A и B более влиятельным, более «причинным» являлся «омега», тогда как для наблюдателей C и D более влиятельным оказывался «альфа».

Ну, а с точки зрения участников, сидевших сбоку и видевших обоих беседующих под одним и тем же углом (участники X и Y), значимой разницы между собеседниками по их «причинности», по их влиятельности не было.

В другом эксперименте [3] влиятельность человека, его «причинность» оценивалась по схожим «шкалам», но на этот раз варьировали не точку обзора наблюдателей, а характеристики участников, влиятельность, «причинность» которых предстояло оценить:

  1. цвет его рубашки;
  2. тип сиденья, на котором он сидел;
  3. освещенность его фигуры.

Соответственно испытуемые считали более влиятельными участников:

  1. одетых в яркую рубашку, а не в серую;
  2. сидящих в кресле-качалке, а не на обычных стульях;
  3. освященных ярко, а не тех, на кого падало меньше света.

Иллюзорная причинность, конечно, является одной из основных причин систематических ошибок в оценке эффективности тех или иных коммуникаторов, лекторов, проповедников, будь-то деструктивные тренеры, пропагандисты лженауки, продавцы воздуха или вербовщики в секты.

Нельзя не отметить также, что Скотт Лилиенфельд с соавторами (этот автор, являющийся одним из локомотивов противостояния иррационализму и ненаучности в психологии, знаком отечественному читателю по замечательной книге «50 великих мифов популярной психологии») считает иллюзорную причинность одним из четырех когнитивных искажений (наряду с подтверждающим искажением, наивным реализмом и иллюзией контроля, порождающих иллюзию эффективности психотерапии [2]. Действительно, при оценке эффективности психотерапии оценщик может посчитать причиной изменений в состоянии лкиента именно психотерапевта, под влиянием иллюзорной причинности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Koffka K. Principles of Gestalt Psychology. – New York: Harcourt, Brace, 1935. – 720 p.
2. Lilienfeld S.O., Ritschel L.A., Lynn S.J., Cautin R.L., Latzman R.D. Why Ineffective Psychotherapies Appear to Work: A Taxonomy of Causes of Spurious Therapeutic Effectiveness // Perspectives on Psychological Science. – 2014. – Vol. 9(4). – Pp. 355–387.
3. McArthur L.Z., Post D.L. Figural emphasis and person perception // Journal of Experimental Social Psychology. – 1977. – 13. – Pp. 520-535.
4. Taylor S.E., Fiske S.T. Point of view and perception of causality // Journal of Personality and Social Psychology. – 32. – Pp. 439-445.



Слепое пятно искажений

Слепое пятно искажений (bias blind spot) – это когнитивное искажение, заставляющее человека считать, что он подвержен когнитивным искажениям в меньшей степени, чем средний человек.

Вообще слепое пятно – это анатомический термин: в каждом нашем глазе есть слепое пятно в месте прохождения зрительного нерва. Пока мы смотрим на мир двумя глазами, мы не отдаем себе отчета в том, что у нас есть слепое пятно, но вот если закрыть один глаз, то выполнив специальное задание, можно убедиться в наличие слепого пятна.

Например, если, закрыв правый глаз, левым смотреть на правый крестик (в кружке), размещенный на рисунке ниже, и при этом медленно приближаться к экрану, то в определенный момент Вы перестанете видеть левый крестик.

/ax/d1/2/a2017/blind-spot.png

Конечно, в реальной жизни мы не сталкиваемся с нашим визуальным слепым пятном не только потому, что смотрим на мир двумя глазами, но и потому, что наш мозг специально работает над тем, чтобы в нашем поле зрения не было явных слепых пятен [2]…

Но вернемся к когнитивным искажениям.

Открыла слепое пятно искажений и ввела этот термин в своей статье [1] – кандидат психологических наук, доцент Департамента психологии Принстонского университета Эмили Пронин. Кстати, эта исследовательница довольно симпатична как женщина (ниже на фото именно она).

Эксперимент Эмили Пронин проходил следующим образом.

Испытуемым раздали нейтральные (не задевающие гордость) описания когнитивных искажений, а потом попросили оценить по девятибалльной шкале (1 – совсем не подвержен, 9 – сильно подвержен) свою подверженность им.

Кроме того, испытуемых попросили оценить по этой же шкале подверженность когнитивным искажениям «среднего американца».

Нельзя не отметить, что для повышения надежности данных одна группа сначала оценивала «среднего американца, а потом – себя, тогда как другая группа испытуемых сначала оценивали самих себя, а потом – «среднего американца».

Результаты эксперимента не удивили исследователей: каждый испытуемый считал, что подвержен когнитивным искажениям в меньшей степени, чем средний человек. В среднем свою подверженность когнитивным искажениям испытуемые оценили на 5,31 баллов, тогда как подверженность когнитивным искажениям «среднего американца» составила 6,75 балла (различия статистически значимы).

Итак, если Вам кажется, что Вы подвержены какому-либо когнитивному искажению в меньшей степени, чем другие люди, – это означает, что Вы находитесь под влиянием еще одного когнитивного искажения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Pronin E., Lin D. Y., Ross L. The bias blind spot: Perceptions of bias in self versus others // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2002. – 28. – Pp. 369–381.
2. Фрит, Крис. Мозг и душа: Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир / Крис Фрит; пер. с англ. П. Петрова. – М: АСТ: CORPUS, 2014. – 335, с.



Ошибка азартного игрока

Представьте себе ситуацию: Вы играете на рулетке. Вы смотрите на нее. Ее вращение манит и гипнотизирует Вас. Но Вы не решаетесь вступить в игру. Вы продолжаете смотреть и видите: выпадает красное, потом – снова красное, затем – снова красное, затем – опять красное. Крупье раскручивает рулетку еще раз. И шарик опять останавливается на красном. И тут Вы понимаете: «Красное выпало уже пять раз. Надо вступать в игру и ставить на черное!»

Вы вступаете в игру, половину своих фишек ставите на «22 – черное», а другую половину – на «13 – черное». Крупье объявляет: «ставок больше нет!», раскручивает рулетку и запускает шарик. Вы ждете, затаив дыхание. Рулетка вращается все медленнее. Шарик тоже замедляется. И… попадает на «18 – красное».

«Как такое может быть?!!» – Удивляетесь Вы.

Поздравляю! Вы только что совершили ошибку азартного игрока!

Ошибка азартного игрока (gambler's fallacy) – это когнитивное искажение (cognitive bias), заставляющее человека неправильно оценивать свои (или чужие) шансы на выигрыш. В основе ошибки азартного игрока лежит эвристика репрезентативности (representativeness heuristic) и вера в закон малых чисел (law of small numbers).

Суть ошибки азартного игрока в том, что если один из альтернативных исходов игры наступает несколько раз подряд, то человеку начинает казаться, что вероятность другого альтернативного исхода повышается. Например, если при подбрасывании монеты орел выпал 4 раза подряд, может показаться, что при следующем броске однозначно выпадет решка.

Но вернемся к примеру с рулеткой.

Конечно, можно предположить, что все рулетки подкручены или управляются специальной программой. Может быть это и так, только никакой нужды в этом нет – процент возврата, присущий рулетке, и так гарантирует, что казино останется в выигрыше, но речь сейчас не об этом. Речь о том, что каждое вращение колеса рулетки и каждый его результат – это независимые события. Не важно, сколько раз выпало красное (или черное, или четное, или нечетное, или зеро, или дабл-зеро): результат каждый раз будет случайным и непредсказуемым.

Ошибка азартного игрока еще называется ошибкой Монте-Карло, поскольку именно в одном из казино этой территории княжества Монако 18 августа 1913 года был зафиксирован необычайный случай. Черное на рулетке выпало 26 раз подряд! Причем где-то с 15го раза игроки стали судорожно ставить на красное (думая, что тенденция вот-вот изменится). И в итоге проиграли миллионы франков [1].

Ошибка азартного игрока проявляется, конечно, не только в случае игры на рулетке. Например, у любителей «одноруких бандитов» (игровых автоматов) есть понятие «горячий автомат». Это такой игровой автомат, который по их наблюдениям давно не выдавал выигрышей. Соответственно «холодный автомат» – это автомат, который только что выдал выигрыш. Конечно, ни «горячих», ни «холодных» автоматов нет: сколько бы выигрышей не выдал игровой автомат, каждая следующая игра – это независимое событие.

Еще одна приманка игровых автоматов – это джекпот. Автоматы объединяются в сеть и как бы откладывают деньги в копилку. Каждый игрок имеет шанс (ничтожный) выиграть не только у конкретного автомата, но и забрать себе всю эту копилку. Так вот именно ошибка азартного игрока порождает тот ажиотаж, который наблюдается по отношению к игровым автоматам, когда джекпот уже вырос до астрономической суммы, но еще ни разу никому не выпадал. Люди думают, что раз никто не выигрывал джекпот так долго, то время, наконец, пришло.

А вот пример ошибки азартного игрока, знакомый отечественному читателю по книжке Акунина «Статский советник», или по одноименной киноленте. Речь идет о моменте, когда князь Пожарский решил проверить удачливость Фандорина:

– Все-таки обижены, – констатировал Пожарский. – Ну виноват, виноват. Ах, да забудьте об этой шалости. Речь идет о вашем будущем. Я имел возможность оценить ваши незаурядные качества. Вы обладаете острым умом, решительностью, отвагой, а более всего я ценю в вас талант выходить из огня, даже не опалив крылышек. Я сам человек везучий и умею распознавать тех, кого опекает сама судьба. Давайте проверим, чья удача крепче, ваша или моя?

Он вдруг вынул из кармана маленькую колоду карт и показал ее статскому советнику.

– Угадайте, какая карта сверху, черная или красная.

– Хорошо, только положите к-колоду на стол, – пожал плечами Эраст Петрович. – Доверчивость в этой игре однажды чуть не стоила мне жизни.

Князь ничуть не оскорбился, а наоборот, одобрительно рассмеялся.

– Правильно. Фортуна фортуной, но нельзя загонять ее в угол. Итак?

– Черная, – не задумываясь объявил Фандорин. Пожарский подумал и сказал:

– Согласен.

Верхняя карта оказалась семеркой пик.

– Следующая т-тоже черная.

– Согласен. Вышел валет треф.

– Опять черная, – терпеливо, словно играя с ребенком в скучную детскую игру, сказал Эраст Петрович.

– Маловероятно, чтоб три раза подряд… Нет, пожалуй, красная, – решил князь и открыл трефовую даму.

– Так я и подозревал, – вздохнул Глеб Георгиевич. – Вы истинный баловень судьбы. Мне было бы жаль лишиться такого союзника.

Выделенная фраза Пожарского как раз демонстрирует, что он подвержен ошибке азартного игрока.

В заключение хочу сказать, что, на мой взгляд, в азартные игры лучше не играть, но если уж Вы твердо решили попробовать, то изучите сперва соответствующие приложения теории вероятностей. Кстати, такого рода пособий, например, по покеру или нардам достаточно много.

ЛИТЕРАТУРА

1. Huff D., Geis I. How to Take a Chance. – New York: W.W. Norton and Company, 1959. – 173 p.
2. Млодинов Л. (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью. – М.: Livebook/Гаятри, 2010 . – 352 с.



Ошибка регрессии

Ошибка регрессии (regression fallacy) – это когнитивное искажение, которое представляет собой игнорирование (осознанное или нет) регрессии к среднему. И, на мой взгляд, это когнитивное искажение лучше было бы назвать не просто ошибкой, а именно игнорированием регрессии к среднему.

Ошибка регрессии создает иллюзию обнаружения причины того или иного явления, события. Человеку под влиянием ошибки регресси может показаться, что те или иные изменения были не случайны, имели причину. Но об этом чуть позже…

Для дальнейшего знакомства с ошибкой регрессии нужно вспомнить, что такое регрессия к среднему значению.

Это явление открыл выдающийся исследователь Фрэнсис Гальтон. Открытие было сделано при сравнении (на достаточно большой выборке) роста детей и роста их родителей. Явление регрессии заключалось в том, что у родителей, рост которых был выше среднего, дети были менее высокими; соответственно если рост родителей был ниже среднего, то их дети были выше, а их рост ближе к среднему.

Регрессия к среднему наблюдается, конечно, не только в случае различных признаков, распространенных в популяции, таких как рост, вес или интеллект, но и в случае сериальных событий или действий. Например, если Вы бьете по груше, то за экстремально сильно ударом, скорее всего, последует удар более слабый, соответственно за экстремально слабым ударом – более сильный.

Почему так происходит?

Дело в том, что тут срабатывает закон нормального распределения. Какой бы варьирующий признак мы не взяли, множество его значения можно расположить на кривой Гаусса. Эта кривая как раз и демонстрирует нормальное распределение (смотри рисунок ниже).

/ax/d1/2/a2017/normal-distribution-1.jpg

В первом приближении закон нормального распределения гласит, что большая часть значений признака будут средними. Или, если привести совсем простой пример, большинство людей имеют средний рост.

Соответственно отклонение родителей по росту от среднего как бы компенсируется их детьми. Это не значит, что где-то в небесах есть сила, которая заставляет все величины регрессировать к среднему значению. Наоборот, само отклонение от среднего вызывается различными факторами, в отсутствие которых все возвращается к среднему значению.

Кстати, если факторы продолжают действовать, то положение кривой Гаусса на оси координат будет меняться; биологи с этим сталкиваются в случае так называемого движущего отбора, но это уже совсем другая история…

На нижеследующем рисунке стрелками как раз показано, что крайние, экстремальные значения стремятся к значениям средним.

/ax/d1/2/a2017/normal-distribution-2.jpg

В ситуации, когда произошла регрессия к среднему значению, например, экстремально плохое настроение сменилось более сносным, человек может обрадоваться и, не зная подлинной причины произошедшего, вообразить, что причиной была какая-нибудь чудодейственная мантра или что-то в этом роде.

Таким образом регрессия к среднему может создавать иллюзию причинности, функциональной зависимости. А человек, не учитывающий это явления, совершает ошибку регрессии.

Например, если Вы бьете по груше, и после слабого удара посмотрели на портрет Оямы, висящий над Вашей кроватью, то Вы подумаете, что именно Ояма сделал Ваш следующий удар более сильным (или что-то в этом роде). На этой основе Вы даже можете решить написать книжку под названием "Одним ударом наповал", в которой на полном серьезе будете рекомендовать для развития силы удара повесить около груши портрет Оямы или каких-то еще персонажей, якобы имевших очень сильный удар.

Кстати, проверка действенности лекарств и методов лечения в медицине как раз включает отсеивание случаев регрессии к среднему. Одно из назначений контрольной группы, без которой такого рода исследования не проводятся, – это именно исключить регрессию к среднему, которая может лежать в основе спонтанной ремиссии.

И в заключение нельзя не отметить, что ошибку регрессии открыл не кто-нибудь, а сам Даниэль Канеман. Он читал лекции израильским военным авиационным инструкторам, и рассказывал про законы оперантного обусловливания, в соответствии с которыми подкрепление желательного поведения более эффективно модифицирует поведение, чем наказание за поведение нежелательное. Другими словами, человека надо хвалить, когда он делает то, что нужно, а вот ругать, когда он ведет себя не правильно – не надо.

И вот один из инструкторов возразил, что его опыт показывает: стоить похвалить курсанта за отличный полет, как следующий вылет будет исполнен намного хуже, а вот если отругать плохо слетавшего молодого летчика, то его следующая попытка будет более достойной.

Такого рода выводы делают, конечно, не только израильские авиаинструкторы…

Итак, когда Вам кажется, что Вы нашли действенное средство, обязательно вспомните про регрессию к среднему значению. Ведь субъективные выводы о чудодейственности купленного средства, эффективности освоенной лжепсихологической "методики", качестве оплаченной помощи (например, психотерапевтической) на самом деле могут быть ложными и не в последнюю очередь – из-за ошибки регрессии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман. – Москва: АСТ, 2014. – 653 с.



Иллюзия контроля

Иллюзия контроля (illusion of control) – это интереснейшее когнитивное искажение (cognitive bias), открытое выдающейся исследовательницей по имени Эллен Лангер. Кстати, она была первой женщиной, получившей должность профессора в Департаменте психологии Гарварда.

Что же такое иллюзия контроля?

Иллюзия контроля – это поведение, демонстрирующее, что человек воспринимает процесс, явление, не подвластные его контролю (например, случайности), как до некоторой степени подвластные ему.

Именно иллюзия контроля заставляет нас совершать определенные ритуалы при вытягивании экзаменационных билетов, дуть на кости перед их броском, именно это когнитивное искажение заставляет нас передавать право что-то сделать людям, у которых более легкая рука, более везучим или, наоборот, не доверять другому вытянуть за нас карту или бросить кости и пр.

Поскольку под влиянием иллюзии контроля нам кажется, что мы можем повлиять на события, независимые от нашей воли и просто случайные, постольку различные формы древней и современной магии во многом построены именно на иллюзии контроля.

А теперь давайте рассмотрим иллюзию контроля более конкретно на следующих примерах.

Социолог Джеймс Хенслин, наблюдая за игроками в казино, обнаружил, что, если они хотят выбросить маленькое число (1-1, 2-2, 1-2 и пр.), то бросают кости осторожно, если же игрокам нужно большое число (5-6, 6-5 и пр.), то они бросают кости резко и сильно. Понятно, что такие действия бессмысленны, поскольку не снижают степени случайности, с которой кости падают теми или иными своими гранями, поэтому такого рода поведение как раз и демонстрирует иллюзию контроля [1].

А вот еще один интересный факт, тоже связанный с игральными костями, но полученный не в результате наблюдения, как в приведенном выше примере, а в экспериментальном исследовании.

Итак, если сравнить размеры ставок, которые испытуемые делают на ту или иную комбинацию, выпавшую на игральных костях, до и после того, как кости выброшены, то более низкие ставки испытуемые делают в ситуации, когда кости уже выброшены (но выпавшая комбинация не видна испытуемому), чем если они делают ставку до того, как бросок костей осуществлен. И опять же с точки зрения теории вероятностей ситуации «бросок еще не сделан» и «бросок уже сделан» совершенно идентичны, следовательно, разница в размере ставок объясняется иллюзией контроля: человеку кажется, что у него больше шансов, что выпадет искомая комбинация, пока кости еще не брошены [5].

Еще один пример связан уже не с игральными костями, а с Нью-Йоркскими светофорами. Дело в том, что после установки светофоров в Нью-Йорке в 1970ые пешеходы переключали их с помощью кнопок. Однако в 1980ые контроль над светофорами стал осуществляться централизованно, а кнопки прагматичные американцы просто не стали убирать. Тем не меннее жители Нью-Йорка по-прежнему продолжают нажимать на светофорные кнопки, хотя никакой связи между нажатием и тем, что загорается зеленый свет, нет [4].

Ну, и наконец, давайте познакомимся с классическими экспериментами Эллен Лангер, в которых и была открыта иллюзия контроля [2].

Первый эксперимент этой выдающейся исследовательницы был связан с вытягиванием карт из колоды. Испытуемый делал ставки на определенную карту, играя против подставного лица. В одном случае это лицо демонстрировало уверенное поведение, тогда как в другом случае – поведение неуверенное: уверенный соперник/неуверенный соперник. Затем размеры ставки, сделанные в обоих случаях, сравнили между собой. Оказалось, что испытуемые ставят меньше и вообще ведут себя менее уверенно в ситуации мнимого соперничества с уверенным подставным лицом и делают большие ставки и ведут себя более уверенно в ситуации с неуверенным в себе подставным лицом.

И вновь хочу подчеркнуть: вытягивание карт – это случайный процесс, и не имеет значения, уверен в себе Ваш соперник или не уверен

Второй эксперимент проводился в ситуации продажи лотерейных билетов. В одном случае испытуемые вытягивали билеты сами, в другом случае – билет им выдавал ассистент экспериментатора. Затем испытуемым предлагали ответить на вопрос, за какую цену они готовы продать свой билет (естественно, не проверяя, выигрышный он или нет). Получилось, что испытуемые, выбиравшие билет сами, назначали за него значимо большую цену, чем испытуемые, которые не выбирали своих билетов. И опять: с точки зрения объективной вероятности нет разницы, сами Вы выбрали билет или его вытянули из коробки за Вас.

Как видим, иллюзия контроля тесно связана с игнорированием случайности и некомпетентностью нашего разума в статистике и теории вероятностей.

В заключение надо отметить следующие важные моменты.

Во-первых, по-видимому, нет необходимости пояснять, что именно иллюзия контроля лежит в основе различных суеверий, а также стремления применять различные лжепсихологические рекомендации и «техники».

Во-вторых, как представляется, усиливать (или вообще создавать) иллюзию контроля помогает подтверждающее искажение (confirmation bias): если человеку хочется верить в то, что он контролирует те или иные явления (держит свою удачу за хвост, влияет на других людей и пр.), то он всегда имеет возможность убедиться в наличии такого контроля благодаря подтверждающему искажению.

В-третьих, иллюзия контроля, по мнению Скотта Лилиенфельда, является одним из четырех когнитивных искажений (наряду с наивным реализмом, иллюзорной причинностью и подтверждающим искажением), создающих иллюзию эффективности психотерапии [3].

ЛИТЕРАТУРА

1. Henslin, James M. Craps and Magic // American Journal of Sociology. – 1967. – 73. – Pp. 316-330.
2. Langer, Ellen J. The Illusion of Control // Journal of Personality and Social Psychology. – 1975. – 32(2). – Pp. 311-328.
3. Lilienfeld S.O., Ritschel L.A., Lynn S.J., Cautin R.L., Latzman R.D. Why Ineffective Psychotherapies Appear to Work: A Taxonomy of Causes of Spurious Therapeutic Effectiveness // Perspectives on Psychological Science. – 2014. – Vol. 9(4). – Pp. 355–387.
4. Luo, M. For exercise in New York futility, push button // New York Times. – 2004, February 27.
5. Strickland, L.H., R.J. Lewicki and A. Katz. Temporal orientation and perceived control as determinants of risk taking // Journal of Experimental Social Psychology. – 1966. – 2. – Pp. 134-151.



Игнорирование априорной вероятности

Игнорирование априорной вероятности (base rate neglect), или как ее еще называют, ошибка априорной вероятности (base rate fallacy) – это когнитивное искажение (cognitive bias), приводящее к ошибкам в оценке вероятности, в частности, вероятности того, является ли человек носителем того или иного свойства или относится ли он к той или иной категории.

Нужно сказать, что английские слова «base rate» обозначают не априорную вероятность, а распространенность явления, качества (например, заболевания), в генеральной совокупности. Априорная же вероятность обозначается в английском языке термином «prior probability». Но в случае рассматриваемого когнитивного искажения понятия «base rate» и «prior probability» синонимичны.

А теперь давайте сразу перейдем к конкретике, решив следующую задачу.

В племени Мумба-Юмба 1% его членов имеют редкую наследственную болезнь, назовем ее «белемнит».

У Вас есть прибор, который в 80% случаев обнаруживает белемнит у больного, но в 10% случаев обнаруживает белемнит у здорового.

Вы обследовали человека, и прибор показал, что у него белемнит.

Какова вероятность того, что у этого человека на самом деле белемнит.

Подумайте над ответом, прежде чем станете читать дальше.

Если Вы ответили 80%, то это не удивительно: большинство участников экспериментов на игнорирование априорной вероятности отвечают также. Причем такая ситуация наблюдается не только в экспериментах, но и в реальной жизни, в частности, у реальных практикующих врачей.

Но дело в том, что ответ 80% – неверный, он как раз и демонстрирует игнорирование априорной вероятности. Так что давайте разбираться.

Допустим, в племени белемнитов всего 1000 человек. Получается, что больных белемнитом – 10 человек (1% от 1000). Из этих 10 прибор обнаружит белемнит у 8 человек (80% от 10). Но проблема в том, что он обнаружит белемнит и у здоровых людей, т.е. у 10% из 990. Но 10% от 990 – это 99 человек. Получается, что из 107 человек (99+8), которым прибор поставил диагноз «белемнит», эта болезнь реально есть только у 8. Это означает, что вероятность того, что у Вашего подопытного, действительно, белемнит, составляет 8/107*100% = 7,47%. Это намного меньше, чем 80%, правда же?

(Приведенное решение является упрощенным и иллюстративным).

Рассмотрим эту же ситуацию с помощью кругов Эйлера (диаграмм Венна).

/ax/d1/2/a2017/base-rate1.jpg

На рисунке большая окружность – это все племя Мумба-Юмба, а маленькая окружность – это члены племени, больные белемнитом.

А теперь мы проводим еще одну окружность, показывающую, какой части членов племени прибор поставил диагноз «белемнит».

/ax/d1/2/a2017/base-rate1a.jpg

Давайте рассмотрим детальнее получившиеся области, выделив их разными цветами.

/ax/d1/2/a2017/base-rate2.jpg

Итак:

  1. зеленая область – это больные, у которых болезнь есть, и она выявлена;
  2. фиолетовая область – это больные, у которых болезнь есть, но не выявлена (ложноотрицательный ответ);
  3. красная область – это здоровые люди, у которых болезнь выявлена ошибочно (ложноположительный ответ).

Этот пример не просто выдуман, он отражает реальную ситуацию с медицинскими диагнозами. Например, при использовании маммографии врачи игнорируют априорную вероятность рака груди у женщин и ориентируются только на показатели маммографа. На самом деле, таких примеров множество, а игнорирование априорной вероятности присуще врачам не в меньшей степени, чем всем людям.

Необходимо подчеркнуть, что игнорирование априорной вероятности наблюдается не только в ситуациях приборной диагностики. Так, например, на мой взгляд, многие случаи обнаружения человеком у себя редких и экзотических болезней объясняются игнорированием априорной вероятности: человек читает описания симптомов, находит их у себя, но не учитывает, что болезнь слишком редка, чтобы ей заболеть.

Со мной произошел подобный случай, когда я был подростком. Тогда я прочитал какую-то народную медицинскую энциклопедию и по симптомам обнаружил у себя трахому (мне показалось, что мои ресницы растут неровно, выпадают, кроме того на склере одного из глаз у меня было некое новообразование). Лекарством от трахомы, которое описывалось в этой энциклопедии, было промывание глаз лимонным соком. К счастью, я успел покапать в глаза лимонный сок (это, кстати, очень неприятная процедура!) всего несколько раз до того, как на приеме окулиста услышал ключевую вещь: трахома на территории РФ давно побеждена (еще в советское время), т.е. априорная вероятность заболеть трахомой составляет 0%.

(Отдельное спасибо издателям, распространяющим книги о здоровье с глубоко устаревшей информацией…).

Игнорирование априорной вероятности проявляется, конечно, не только в связи с вопросами медицины и здоровья. Так, наши суждения о людях тоже оказываются неверными из-за игнорирования априорной вероятности. Например, для бабушек, сидящих у подъезда, любая накрашенная девушка в короткой юбке относится к категории девушек легкого поведения. Можно предположить, что суждения бабушек неверны, поскольку по-настоящему легким является поведение только подавляющего меньшинства девушек (мы можем обоснованно это предположить, хотя бы исходя из того, что накраситься и надеть короткую юбку гораздо проще, чем на самом деле вести себя легко).

Поэтому прежде чем относить человека к той или иной категории или приписывать ему то или иное качество, нужно выяснить, насколько широко распространена эта категория и насколько часто встречается это качество.

Конечно, часто проблема состоит в том, что мы не обладаем достоверной информацией об априорной вероятности. Но это, как говориться, уже совсем другая история…

И в заключение хочу отметить, что внимательный читатель должен был обнаружить определенную связь между таким когнитивным искажением как игнорирование априорной вероятности и таким искажением как ошибка конъюнкции (cunjunction fallacy). И это не удивительно: оба этих искажения порождаются эвристикой репрезентативности и даже относятся к одной и той же категории когнитивных искажений – к так называемому игнорированию распространенности (extension neglect).

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман. – Москва: АСТ, 2014. – 653 с.



Ошибка конъюнкции

Ошибка конъюнкции (conjunction fallacy) – одно из интересных когнитивных искажений (cognitive bias) – была обнаружена Даниэлем Канеманом в знаменитой «задаче о Линде» (the Linda problem).

Чтобы понять, что такое ошибка конъюнкции, нужно вспомнить, что такое конъюнкция.

Итак, конъюнкция - это понятие из логики, обозначающее сложное суждение (напомню в скобках, что другими видами сложных суждений являются: дизъюнкция, отрицание, импликация и эквиваленция), в котором связаны два простых суждения, например:

Сократ был философом и покончил жизнь самоубийством.

В этом сложном суждении (конъюнктивном) соединены два простых суждения:

Сократ был философом.

Сократ покончил жизнь самоубийством.

В чем же тут можно ошибиться? - спросит вдумчивый читатель. Не все так просто.

Ошибка конъюнкции возникает, если человек пытается определить, что более вероятно: то, что утверждается в конъюнкции или то, что утверждается в одном из простых суждений, эту конъюнкцию образующих.

А теперь давайте рассмотрим ставшую уже классической задачу Канемана.

Линде 31 год, она не замужем, откровенная и очень умная. В университете изучала философию. Будучи студенткой, она уделяла много внимания вопросам дискриминации и социальной справедливости, а также участвовала в демонстрациях против использования ядерного оружия [3, c. 206].

Какой из вариантов вероятнее?

Линда – кассир в банке.

Линда – кассир в банке и активистка феминистского движения [3, c. 209].

Большинство испытуемых утверждало следующее: более вероятно, что "Линда – кассир в банке и активистка феминистского движения". Тогда как теория вероятностей говорит об обратном. Действительно, единичное событие более вероятно, чем два независимых события. Сравните, что более вероятно:

У Васи есть брат.

У Васи есть брат и сестра.

Или:

Ваня упал с лестницы.

Ваня упал с лестницы и сломал руку.

Последняя ситуация, как и ситуация, в которой Линда не только банковский кассир, но и феминистка, представляется более сюжетной, драматической, складной и правдоподобной, но менее вероятной, поскольку люди, упавшие с лестницы и сломавшие руку, – это лишь частный случай человека, упавшего с лестницы.

Понять эту логику можно и с помощью кругов Эйлера (диаграмм Венна). Давайте посмотрим на нижеследующий рисунок.

/ax/d1/2/a2017/conjunction.jpg

На этом рисунке окружность А – это множество банковских кассиров, окружность В – множество феминисток, а область А&В – это люди, которые являются и банковскими кассирами и феминистками.

Представим, что мы кидаем в эти пересекающиеся окружности иголку. Понятно, что в большинстве случаев иголка будет втыкаться в окружность А, в окружность В и реже всего – в область А&В, поскольку площадь этой области меньше. Так же и в реальной жизни: только некоторые из банковских кассиров – феминистки и только некоторые из феминисток работают кассирами в банке.

Таким образом, хотя ситуация, что Линда не только кассир, но и феминистка правдоподобна, учитывая описание Линды, и драматична, все же вероятность этого ниже, чем вероятность того, что Линда только кассир.

Что касается описания Линды, то из него мы не можем сделать вывод о вероятности и принадлежности к множествам. Мы не знаем, связаны ли демонстрации против ядерного оружия и феминизм, и хотя есть некоторая связь между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом, все-таки точно тут сказать ничего нельзя. В частности, на приведенном выше рисунке мы можем изменить обозначения и считать, что А – это люди, в студенческие годы уделявшие внимание вопросам дискриминации, В – это феминистки. В таком случае наглядно видно, что прямой связи между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом нет, как бы нас не подталкивала к обратному утверждению его складность.

Особенно явным отсутствие связи между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом будет, если учитывать ту разницу, которая обычно наблюдается между поведением человека в студенческие годы и его поведением после окончания вуза и поступления на работу.

В основе ошибки конъюнкции, конечно, лежит эвристика репрезентативности. Именно она заставляет нас думать, что множество феминисток является репрезентативным по отношению к множеству людей, уделявших в студенческие годы внимание «вопросам дискриминации и социальной справедливости» и при этом участвовавших в ядерных демонстрациях.

В заключение хочу отметить, что знание об ошибке конъюнкции не только полезно само по себе, но и помогает понять следующий важный момент: складное, правдоподобное, сюжетное, драматичное может быть, в действительности, ложным.

ЛИТЕРАТУРА

1. Tversky, A. and Kahneman, D. Judgments of and by representativeness // Judgment under uncertainty: Heuristics and biases / D. Kahneman, P. Slovic & A. Tversky (Eds.). – Cambridge, UK: Cambridge University Press.– 1982. – Pp. 84-98.

2. Tversky, A., & Kahneman, D. Extensional vs. intuitive reasoning: The conjunction fallacy in probability judgment // Psychological Review. – 1983. – 90. – Pp. 293-315.

3. Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман. – Москва: АСТ, 2014. – 653 с.



Иллюзорная корреляция

Понятие иллюзорной корреляции. Иллюзорная корреляция (illusory correlation) - это психологическое явление, которое наблюдается практически у всех людей, подобно тому, как практически все люди подвержены иллюзии Мюллера-Лайера и другим оптическим иллюзиям.

Возможно, явление иллюзорной корреляции будет легче понять, если назвать его словами "иллюзия связи", а суть иллюзорной корреляции заключается в том, что человек по той или иной причине видит связь между параметрами, свойствами, явлениями, которой на самом деле нет. Обычно иллюзорная корреляция наблюдается в паре "свойство - признак наличия этого свойства". Например, если человек считает, что цвет волос может говорить о степени умственного развития человека, а жесткость волос - о жесткости характера, то речь идет как раз об иллюзорной корреляции. На самом же деле, понятно, никакой связи между цветом волос и интеллектом или между жесткостью волос и характером нет.

Экспериментально явление иллюзорной корреляции впервые исследовал Лорен Чепман (кстати, это однофамилец нашего знаменитого, хотя и провалившегося агента-нелегала Анны Чапман) еще в 1967 году. И именно этот исследователь ввел сам термин "иллюзорная корреляция".

Исследование проводилось так.

Испытуемым в течение определенного времени предъявлялись (проецировались на экран) пары слов, например, "бекон - яйца". Пары составлялись следующим образом: левым словом оказывалось одно из следующих четырех слов: бекон, лев, бутоны, лодка, а правым - одно из следующих трех слов: яйца, тигр, тетрадь.

Таким образом испытуемому предъявлялось 12 пар слов: "бекон - яйца", "бекон - тигр", "бекон - тетрадь" и т.д. Причем эти пары слов предъявлялись много раз и чередовались в случайном порядке, но каждая пара предъявлялась равное количество раз.

Затем испытуемых просили оценить частоту появления каждой пары слов. И это ключевой момент эксперимента.

Что же в итоге?

Не смотря на то, что объективно частота предъявления каждой пары слов была одинаковой, более высокой испытуемые объявили частоту предъявления пар слов, имеющих, по выражению автора эксперимента "сильную вербальную ассоциацию". Это следующие пары слов: "бекон - яйца" (ассоциация по смежности) и "лев - тигр" (ассоциация по сходству).

Таким образом, испытуемые имели иллюзорные представления о том, что слово "бекон" теснее связано со словом "яйца", а слово "лев" со словом "тигр", чем другие слова друг с другом. Напомню, что на самом деле каждая из 12 пар слов предъявлялась равное количество раз.

Итак, при иллюзорной корреляции человек, как говорится, путает Божий дар с яичницей: видит связь там, где ее на самом деле нет.

Иллюзорная корреляция и проективные тесты. Исследовал Лорен Чепман (вместе со своей женой Джин Чепман) и роль иллюзорных корреляций в определении характера человека с помощью так называемых проективных тестов. Исследовались такие проективные тесты как "рисунок человека" и "тест Роршаха".

При этом супругов Чепман интересовал вопрос о том, почему психологи продолжают пользоваться проективными тестами, хотя в научных исследованиях многократно показывалась их несостоятельность как психодиагностического инструмента, т.е. отсутствие связи между предлагаемыми разработчиками этих тестов ключами и интерпретациями с психологическими характеристиками тестируемых индивидов. Чепманы предположили, что подобная настойчивость в использовании не валидных тестов обусловлена явлением иллюзорной корреляции, которому подвержены психологи (как и все люди).

Прежде чем перейти к описанию собственно экспериментов необходимо сказать несколько слов о проективных тестах.

Проективные тесты основаны на предположении о том, что при интерпретации бессодержательных визуальных стимулов (кляксы) или при выполнении неопределенного задания (нарисовать человека) испытуемый якобы обязательно проявит свои черты характера. Например, разработчик теста "Рисунок человека" Карен Маховер утверждала, что паранойяльный (подозрительный) субъект при рисовании человека особый акцент придаст глазам, озабоченный своей мужественностью - нарисует мускулистого человека, озабоченный собственным интеллектом - нарисует большую голову и пр. В ключах же к тесту Роршаха утверждается, например, что если человек имеет гомосексуальные склонности, то в кляксах он увидит: ягодицы, задний проход, гениталии, женскую одежду, людей неопределенного пола, людей с признаками обоих полов.

Я думаю, читатель легко заметил, что описанные выше связи между признаками и чертами характера чисто ассоциативные и основаны на бытовых, житейских, тривиальных представлениях. Действительно, почему бы человеку с сомнениями в своей мужественности и не рисовать мускулистых людей, а гомосексуалистам - не видеть в кляксах задние проходы? Но на самом деле никакой связи тут нет.

И Чепманы экспериментально показали что такого рода иллюзорным корреляциям при интерпретации упомянутых проективных тестов подвержены и профессиональные психологи, и не имеющие никакого отношения к психологии люди.

Схема эксперимента была несколько похожа на схему эксперимента по выявлению иллюзорных корреляций, который мы рассмотрели выше. Испытуемым предложили рисунки человека, выполненные как пациентами психиатрической клиники, так и здоровыми людьми, и соответствующие психологические характеристики. Например, к рисунку человека с большой головой прилагалась характеристика "обеспокоен уровнем своего интеллекта". При этом, обратите внимание (!), одни и те же психологические характеристики прилагались к разным рисункам. Например, характеристика "относится к людям с недоверием и подозрением" прилагалась как к рисункам с выраженным акцентом на глазах, так и к рисункам, не имеющим каких либо особенностей изображения глаз. Причем таких сочетаний было, как и в уже рассмотренном эксперименте, одинаковое количество.

Испытуемых попросили установить связь между особенностями рисунков и психологическими характеристиками авторов этих рисунков. И как читатель, должно быть, уже догадался, испытуемые продемонстрировали иллюзорную корреляцию: например, утверждали, что такая черта характера как подозрительность сочетается именно с выраженным акцентом на глазах. Более того: такая же картина наблюдалась и в следующей серии экспериметов, в которой эти две характеристики (выраженные глаза и подозрительность) вообще не встречались вместе!

Похожим образом проводился и эксперимент с пятнами Роршаха. К пятнам прилагались интерпретации, сформулированные лицами, прошедшими психодиагностику, и психологические характеристики этих людей. Например, интерпретация "задний проход" равное количество раз совпадала с каждым из следующих четырех психологических характеристик:

- он проявляет сексуальное влечение к другим мужчинам;

- он полагает, что окружающие сговорились вокруг него;

- он испытывает грусть и депрессию в течение длительного времени;

- он испытывает сильное чувство собственной неполноценности.

Как и в предыдущем эксперименте испытуемые вновь продемонстрировали явление иллюзорной корреляции, увязав интерпретацию "задний проход" с психологической характеристикой "он проявляет сексуальное влечение к другим мужчинам".

Иллюзорная корреляция в нашей жизни. Конечно, иллюзорные корреляции искажают наше с Вами восприятие не только в лабораториях. Например, именно явление иллюзорной корреляции во многом определяет формирование стереотипов по отношению к тем или иным народам или социальным слоям.

На иллюзорных корреляциях построены многие лженауки (в особенности лженауки о душе), в частности, физиогномика, соционика, графология, типология преступников Чезаре Ломброзо, френология, измышления Б.Хигира о том, что имя человека определяет его характер, а также явно оккультные учения, такие как хиромантия. Многие аспекты психологического оккультизма также коренятся в иллюзорных корреляциях. На иллюзорных корреляциях основаны и многие представления современного психоанализа и других видов психотерапии (например, когда кашель объявляется проявлением тайного желания сказать гадость, а боль в спине - проявлением тяжелой психологической ноши, которую взвалил на себя человек).

ЛИТЕРАТУРА

1. Chapman, L (1967). "Illusory correlation in observational report". Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior 6 (1): 151–155.
2. Chapman, Loren J. and Jean P. (1969). "Illusory Correlation as an Obstacle to the Use of Valid Psychodiagnostic Signs". Journal of Abnormal Psychology 74 (3): 271–80.



Подтверждающее искажение

Подтверждающее искажение (confirmation bias) – это довольно интересное когнитивное искажение; по его вине человек продолжает верить в метод, который на самом деле не работает, продолжает считать доказанной гипотезу, которая на самом деле неверна. Под влиянием подтверждающего искажения гипотезы становятся самоподтвердающими (self-confirming hypothesis), на их основе возникают самоувековечивающие убеждения (self-perpetuating beliefs), а ошибочные представления становятся хроническими, застарелыми, «неоперабельными».

Чтобы понять, что такое подтверждающее искажение, давайте рассмотрим следующий эксперимент, проведенный психологом Питером Уэйсоном (именно он и ввел в научный обиход термин «подтверждающее искажение») [3].

Испытуемому предъявлялась последовательность чисел: 2, 4, 6. И он должен был, сделав несколько предположений, определить, какое правило лежит в основе этой последовательности. Свои предположения испытуемый делал, составляя последовательности из трех чисел, которые, по мнению испытуемого, отвечали искомому правилу. Экспериментатор же отвечал только «подходит», если последовательность отвечала правилу, или «не подходит», если она не отвечала правилу.

После нескольких проб испытуемый должен был сформулировать правило. После этого эксперимент завершался. Рассмотрим все это на конкретном примере.

Экспериментатор: Вот последовательность чисел: 2, 4, 6. Определите, какое правило лежит в основе этой последовательности, предлагая последовательности из трех чисел, отвечающие этому правилу.

Испытуемый: 8, 10, 12.

Экспериментатор: Подходит.

Испытуемый: 5, 7, 9.

Экспериментатор: Подходит.

Испытуемый: 11, 13, 15.

Экспериментатор: Подходит.

Испытуемый: А, ну все понятно, правило такое: каждое последующее число должно быть больше предыдущего на 2.

Казалось бы, все очевидно, но ответ испытуемого неверен. Правильный ответ: каждое число просто должно быть больше предыдущего.

Как видим, испытуемый просто искал подтверждение своей гипотезы, вместо того, чтобы сформулировать альтернативные гипотезы и проверить их тоже. А какие тут могли быть альтернативные гипотезы? – спросит читатель. А, например, такие:

  1. каждое последующее число больше предыдущего – истинное правило;
  2. каждое последующее число отличается от предыдущего на 2 (не обязательно в большую сторону);
  3. каждое третье число – сумма двух предыдущих (2+4=6);
  4. каждое последующее число отличается от предыдущего;
  5. среднее число – это среднее арифметическое первого и последнего ((2+6)/2=4);
  6. и т.д.

Почему же испытуемые не проверяют эти гипотезы? Потому что людям присуще подтверждающее искажение.

Подтверждающее искажение имеет место, естественно, не только при проверке гипотез, связанных с цифрами. Давайте рассмотрим эксперимент, показывающий, как проявляется подтверждающее искажение в сфере социальной категоризации, оценки людьми друг друга.

В эксперименте Марка Снайдера [2] выяснилось, что если попросить человека проверить собеседника на то, является ли он экстравертом, то испытуемый будет задавать вопросы, которые позволят подтвердить экстравертность:

  1. «Что бы Вы сделали, чтобы оживить вечеринку?»
  2. «Каких ситуаций Вы ищете, когда хотите завести новых знакомых?»
  3. «В каких ситуациях Вы наиболее разговорчивы?»

Эти вопросы в итоге воздействуют на человека так, что он выглядит экстравертом. При этом как и человек, проверяющий гипотезу «2, 4, 6», человек, проверяющий экстравертность, убежден, что перед ним экстраверт и не рассматривает альтернативной гипотезы. Соответственно, он не пытается задавать вопросы, которые фальсифицировали бы экстравертность человека и подтвердили бы его интровертность.

Если же испытуемый проверяет человека на интроверсию, то он задает вопросы, которые позволяют подтвердить интровертность:

  1. «Какие факторы мешают Вам раскрываться людям?»
  2. «В каких ситуациях Вы бы хотели быть более общительным?»
  3. «Что именно вам не нравится в шумных вечеринках?»

И снова те же проблемы.

Во-первых, испытуемый не проверяет альтернативную гипотезу (не фальсифицирует основную).

Во-вторых, он задает наводящие вопросы, заставляющие человека выглядеть именно тем, кем он должен быть, по мнению испытуемого.

Кстати, как подтвердили дальнейшие эксперименты Марка Снайдера, подтверждающее искажение довольно устойчиво: испытуемые продолжают действовать в рамках стратегии позитивного тестирования (подтверждающей стратегии) даже если платить испытуемым за максимально точную оценку собеседника или прямо попросить их быть максимально точными и осторожными при проверке вертности.

Нужно отметить, что было бы полезно, если бы адепты соционики узнали себя в испытуемых Снайдера и поняли, насколько «соционическое типирование» подвержено подтверждающему искажению (и, очевидно, многим другим искажениям).

Проявления подтверждающего искажения не сводятся только к тому, что человек не проверяет альтернативные гипотезы, не ищет альтернативных объяснений. Проблема глобальнее: человек вообще предрасположен в пользу собственных гипотез и пристрастен в проверке гипотез, которые ему нравятся. Свои гипотезы человек склонен подтверждать, тогда как гипотезы, на которых строятся неприемлемые для него взгляды, - опровергать. В последнем случае речь идет о так называемом опровергающем искажении (disconfirmation bias).

Влияние подтверждающего искажения наблюдается в самых разных сферах человеческой жизнедеятельности: в суде присяжных, в финансовых решениях, в выборе лечения, в клинической диагностике и т.д. и т.п. Подтверждающее искажение является одним из четырех когнитивных искажений (наряду с наивным реализмом, иллюзорной причинностью и иллюзией контроля), лежащих в основе иллюзии эффективности психотерапии [1]. И конечно, подтверждающее искажение – настоящий подарок для выдумщиков лженаук и изобретателей различных лженаучных рецептов, ведь благодаря подтверждающему искажению адепт лженауки всегда сможет на собственном опыте убедиться, что лженаука «работает».

ЛИТЕРАТУРА

1. Lilienfeld S.O., Ritschel L.A., Lynn S.J., Cautin R.L., Latzman R.D. Why Ineffective Psychotherapies Appear to Work: A Taxonomy of Causes of Spurious Therapeutic Effectiveness // Perspectives on Psychological Science. – 2014. – Vol. 9(4). – Pp. 355–387.
2. Snyder, M., Swann, W.B., Jr. Hypothesis-Testing Processes in Social Interaction // Journal of Personality and Social Psychology. — 1978. — Vol. 36. — №11. — Pp. 1202-1212.
3. Wason, Peter C. On the failure to eliminate hypotheses in a conceptual task // Quarterly Journal of Experimental Psychology (Psychology Press). — 1960. — №12(3). — Pp. 129-140.



Эффект Даннинга-Крюгера

Эффект Даннинга-Крюгера (Dunning-Kruger effect) – это когнитивное искажение, открытое в исследовании Дэвида Даннинга и Джастина Крюгера.

Эффект Даннинга-Крюгера заключается в том, что некомпетентный в той или иной сфере человек не только не достигает в этой сфере высоких результатов, но и не понимает своей некомпетентности, а результаты своей деятельности считает гораздо более высокими, чем они есть на самом деле.

Новизна исследования, по-видимому, заключается в том, что обычно считается, что некомпетентные люди видят неудовлетворительные результаты своей деятельности, видят более удовлетворительные результаты деятельности более компетентных людей, и потому знают о своей некомпетентности.

Эффект Даннинга-Крюгера вносит, как представляется, значительный вклад в существование лженауки, поскольку как создатели, так и адепты лженаук часто являются дилетантами, некомпетентны в той области, в которой существует соответствующая лженаука.

Исследование Даннига и Крюгера, на самом деле, представляло собой, не одно, а четыре исследования. Причем имеет смысл рассмотреть эти исследования подробнее, поскольку такое детальное рассмотрение не только позволит лучше понять сущность эффекта Даннинга-Крюгера, но и увидеть, как проводятся настоящие научные психологические исследования.

Исследование 1. В перовом исследовании проверялась способность испытуемых отличать смешные шутки от шуток несмешных.

Исследователи отобрали 30 шуток известных американских комиков, в частности, шутки Вуди Аллена.

Затем эти шутки разослали по почте нескольким профессиональным комедиантам с просьбой принять участие в исследовании и оценить каждую шутку по 11-бальной шкале, в которой «1» – это «вообще не смешная», а «11» – «очень смешная».

Согласились принять участие в исследовании (ответили на письма) восемь комедиантов, но оценки одного из них затем были исключены из исследования, поскольку они выбивались из общего ряда. Таким образом, семь комедиантов оценили шутки по 11-балльной шкале, эти оценки были усреднены и приняты в качестве объективного показателя того, является шутка смешной или не является.

Затем шутки раздали испытуемым (студентам), чтобы они, как и эксперты-комедианты, оценили эти шутки по 11-балльной шкале.

Кроме того, испытуемых попросили оценить свою способность распознавать смешные шутки по сравнению с другими студентами с помощью перцентильной шкалы от 0 до 99, в которой:

  1. «0» – «я в самом низу»,
  2. «50» – «я в середине»,
  3. «99» – «я на самом верху».

Повторюсь: по сравнению с другими студентами.

Перцентильная шкала нужна была для облегчения сопоставления самооценки испытуемых с результатами объективной оценки, которые представлялись в виде положения результатов испытуемого на перцентильной шкале.

По результатам сопоставления оценок испытуемых с оценками экспертов испытуемые были распределены по четырем квартилям: от самых неуспешных до самых успешных.

Затем исследователи сопоставили объективную оценку с самооценкой, и получили следующие результаты:

/ax/d1/2/a2017/kryuger1.jpg

Оказалось, что большинство испытуемых завысили свои способности. Причем испытуемые, попавшие в низший квартиль, свою способность отличать смешные шутки завысили больше всех.

Интересно также, что меньшинство испытуемых – лица, попавшие в высший квартиль – свою способность занизили.

Исследование 2. Во втором исследовании Даннинг и Крюгер решили проверить, сохранится ли открытый ими эффект, в случае, если речь пойдет о проверке способностей в менее субъективной сфере, чем юмор. Речь идет о способностях к логическому мышлению.

Испытуемые получили 20 логических задач, которые им предстояло решить.

А затем испытуемым сформулировали следующие задания:

  1. Сравните вашу общую способность к логическому мышлению с таковой у ваших сокурсников (использовалась перцентильная шкала от 0 до 99, описанная выше).
  2. Предположите, насколько вы были успешны в решении этих задач, по сравнению с вашими сокурсниками, если бы они эти задачи решали (использовалась перцентильная шкала).
  3. Предположите, сколько задач вам удалось решить правильно (какое количество из 20ти).

Первый вопрос, по сути, совпадал с единственным дополнительным вопросом, заданным в первом исследовании. Второй вопрос был введен, чтобы понять, завышают испытуемые свои способности или же занижают способности своих сокурсников. Третий вопрос был нужен, чтобы отделить представления испытуемых об их логических способностях в общем от их мнения по поводу своей успешности в конкретном тесте.

На мой взгляд, необходимость постановки именно таких вопросов может обсуждаться. Тем не менее, результаты рассматриваемого исследования, в сущности, совпали с результатами предыдущего:

/ax/d1/2/a2017/kryuger2.jpg

Как видим:

  1. Большинство испытуемых завысили свои способности.
  2. В наибольшей степени свои способности завысили наименее компетентные испытуемые (попавшие в нижний квартиль).
  3. Меньшинство – особо успешные испытуемые, попавшие в верхний квартиль, – свои способности занизили.

Исследование 3. В третьем эксперименте Даннинг и Крюгер решили исследовать обнаруженный ими эффект на материале заданий по английской грамматике.

Испытуемым раздали грамматический тест из двадцати заданий и предоставили возможность эти задания выполнить.

Затем испытуемым задали те же три вопроса, что и в предыдущем исследовании.

Результаты не удивили ученых: большинство испытуемых завысили свои грамматические навыки, в наибольшей степени их завысили наименее успешные испытуемые, а меньшинство – наиболее успешные – свои навыки занизили:

/ax/d1/2/a2017/kryuger3.jpg

Помимо того, что в третьем исследовании испытуемые работали с другими заданиями (с грамматическими, а не логическими), было и еще одно отличие.

Дело в том, что по прошествии некоторого времени исследователи пригласили в лабораторию испытуемых, попавших в нижний квартиль и испытуемых, попавших в верхний квартиль.

Каждому испытуемому раздали пять тестов, решенных другими испытуемыми, и попросили оценить, сколько заданий те правильно выполнили.

Даннинг и Крюгер хотели таким путем проверить, поможет ли низко успешным испытуемым объективная информация о том, как выполняли задание другие испытуемые, уточнить представления о собственной компетентности.

Как и предполагали исследователи, между низко успешными и высоко успешными испытуемыми обнаружилась существенная разница: познакомившись с тестами других испытуемых, высоко успешные скорректировали свою самооценку в правильном направлении (перестали занижать свою результативность), тогда как самооценка низко успешных испытуемых не изменилась. Кроме того, испытуемые из нижнего квартиля дали менее точные оценки результативности выполнения тестов, оценить которые им предлагалось, тогда как испытуемые из высшего квартиля дали более точные оценки.

Вывод из этой второй стадии исследования таков: некомпетентные люди не видят компетентность других людей и потому не могут уточнить свою самооценку, сравнивая свою компетентность с компетентностью окружающих людей.

Исследование 4. В четвертом исследовании испытуемые работали над задачами, созданными на основе так называемой, «уэйсоновской задачи выбора».

В этом исследовании, как и в предыдущем, было две стадии. Первая стадия совпала с основным содержанием предыдущих исследований: испытуемые решали уэйсоновские задачи выбора, а потом оценивали свою успешность в этой деятельности с помощью ответов на уже описанные три вопроса.

Результаты этой стадии четвертого исследования совпали с результатами предыдущих исследований:

/ax/d1/2/a2017/kryuger4.jpg

А именно:

  1. большинство свои результаты завысило,
  2. в наибольшей степени их завысили самые неуспешные,
  3. а меньшинство – самые успешные – свои результаты недооценили.

На второй стадии четвертого исследования испытуемых разделили на две группы: в первой группе провели небольшое обучение формальной логике, тогда как второй группе (контрольной) просто дали решать тест, не связанный с логикой. На этой стадии Даннинг и Крюгер хотели проверить, поможет ли обучение логике, т.е. повышение компетентности, повысить и объективность самооценки испытуемых.

Результаты исследования показали, что повышение компетентности действительно способствовало уточнению самооценки испытуемых. Но при этом повысилась и их успешность в выполнении логических задач. Другими словами, повысить точность самооценки некомпетентных людей можно только повысив их компетентность.

Даннинг и Крюгер считают такие результаты парадоксальными: повышение компетентности способствует уточнению самооценки, но только если компетентность объективно повысилась. Это похоже на логику: «алкоголизм можно вылечить, если человек перестанет быть алкоголиком».

Как вы видели, в исследовании Даннинга и Крюгера есть много моментов, которые, если можно так выразиться, несколько настораживают. Возможно, именно поэтому ученые получили за него Шнобелевскую премию (Ig Nobel Prize). В то же время описанные эксперименты являются достаточно валидными, а их результаты соответствуют действительности.

Вместе с тем у меня есть определенные сомнения по поводу валидности исследований Даннинга-Крюгера, которые можно выразить в следующих вопросах.

Можно ли судить по демонстрируемой самооценке о том, действительно ли человек ошибочно считает свою компетентность большей, чем она есть на самом деле?

Или же человек знает о своей низкой компетентности, но демонстративно завышает свои результаты, чтобы показать исследователю свою уверенность в себе, или просто руководствуясь желанием, несмотря на факты, предстать в выгодном свете?

Кроме того, не совсем понятно, сохранился ли бы эффект, если бы испытуемым просто давали объективную обратную связь о результатах выполнения ими заданий, а потом просили бы их уточнить свою самооценку.

При этом, конечно, нужно учитывать, что в реальной жизни такую объективную обратную связь люди получают не всегда, и в этой связи эффект Даннинга-Крюгера, по-видимому, определенно имеет место.

Какие же выводы необходимо сделать, учитывая тот факт, что на наши оценки влияет эффект Даннинга-Крюгера?

Прежде всего, нужно понимать, что если у вас в чем-то проблема, то вы можете не осознавать, в чем именно она заключается.

Например, люди с недостатком навыков общения этого недостатка не осознают, поскольку чтобы осознать, что общаешься неправильно, надо разбираться в том, каковы правильные способы общения. И вот, не понимая истинных причин своей проблемы, эти люди ищут всякие мнимые лекарства типа тренингов личностного роста или всяких экстрасенсорных, биоэнергетических или эзотерических рецептов и практик.

Похожий пример дают нам боевые искусства: если вы не умеете драться, вы вполне можете и не понимать, что вы этого не умеете. Особенно глубоко можно заблуждаться в отношении своих боевых навыков в отсутствие объективной обратной связи, когда вы не участвуете в соревнованиях и ни с кем не деретесь. Вот и получается, что бьет такой «одинокий мастер» регулярно грушу, висящую у него дома, и не понимает, что в реальной драке он с высокой вероятностью будет побит.

А уж сколько таких «одиноких мастеров» не просто считают себя мастерами, но и создают свои школы боевых искусств…

И конечно, многие создатели лженаук, лжепсихологий, по-видимому, творят именно под влиянием эффекта Даннинга-Крюгера: они не компетентны, но не осознают своей некомпетентности и не могут понять, что глубоко заблуждаются и просто несут чушь.

Бытовая, наивная проверка действенности, эффективности различных лженаучных рецептов тоже осуществляется под влиянием эффекта Даннинга-Крюгера: человек, пытающийся проверить работоспособность того или иного метода, как правило, не умеет этого делать, но ему при этом кажется, что его проверка качественная, объективная и ее результатам можно верить.

ЛИТЕРАТУРА

1. Dunning D., Kruger J. Unskilled and Unaware of It: How Difficulties in Recognizing One's Own Incompetence Lead to Inflated Self-Assessments // Journal of Personality and Social Psychology. — 1999. — № 77 (6). — Pp. 1121-1134. [все иллюстрации отсюда]

Александр Невеев
псикомпас.рф
Комментарии: 1