Scisne?

Шимпанзе оплакивают умерших сородичей

Комментарии: 0
Шимпанзе оплакивают умерших сородичей

Сразу две группы биологов представили результаты наблюдений за шимпанзе, результаты которых свидетельствуют о том, что приматы осознают смерть сородичей и соответствующим образом меняют своё поведение.

Специалисты давно установили, что большинство животных относится к смерти собратьев равнодушно. Известны, впрочем, и примеры заботы об умирающих. Так, в 2003 году в Кении учёные наблюдали за тем, как африканские слоны несколько раз помогали обессиленной слонихе Элеоноре подняться на ноги, а после её смерти около недели не отходили далеко от трупа, периодически осматривая его и приподнимая ноги и хобот павшего животного.

Аналогичные проявления «человечности» должны отмечаться и у наших близких родственников — шимпанзе. Однако в естественных местах обитания возможность проследить их реакцию на смерть возникает редко, а в зоопарках умирающих животных обычно отделяют от остальных.

Авторы первой работы, представляющие Университет Стерлинга (Шотландия), специально попросили служителей не разлучать умирающую самку Пенси с её группой.

Как оказалось, за несколько дней до смерти престарелой Пенси шимпанзе притихли и перед сном начали перебираться к ней поближе. После смерти самец Чиппи, казалось, лично удостоверился в том, что обезьяну уже не спасти, внимательно осмотрев её рот и приподняв конечности; через некоторое время шимпанзе отошли от трупа, но дочь Пенси, Роузи, вернулась и всю ночь провела у тела матери.

В немногочисленных предыдущих исследованиях, авторы которых наблюдали смерть приматов от травм, нанесённых леопардом или полученных при падении с дерева, сородичи обезьян вели себя шумно и очень активно. «Наши шимпанзе, напротив, были вполне спокойны», — комментирует участник работ Джеймс Андерсон (James Anderson). Чиппи, впрочем, несколько раз «нападал» на труп, прыгая на него или ударяя по нему; возможно, это были попытки воскресить погибшую Пенси, а может, проявление гнева или выражение разочарования. «Люди, потерявшие своих близких, тоже часто не хотят признавать очевидного или злятся на погибших», — замечает г-н Андерсон. После таких действий Чиппи его мать, Блоссом, долго обыскивала сына, желая, вероятно, утешить и поддержать его.

Через день после смерти Пенси шимпанзе очистили её труп от соломы и спокойно наблюдали за тем, как его унесли. Несколько дней они не занимали ту платформу, на которой она умерла, хотя раньше спать на этом месте очень любили. Ещё несколько недель обезьяны вели себя тихо, ели меньше обычного и выглядели подавленными. «Таким образом, нам удалось обнаружить чёткие признаки осознания смерти сородичей обезьянами и выявить сходство между людьми и шимпанзе, которые, заметим, не имеют никакого понятия о религии и обрядах погребения», — подводит итог Джеймс Андерсон.

Вторая группа биологов наблюдала за жизнью шимпанзе в лесах на юго-востоке Гвинеи. В 2003 году эпидемия респираторного заболевания унесла жизни пяти приматов, среди которых оказались самец Джимато и самка Веве возрастом соответственно 1,2 и 2,6 года. Матери детёнышей отреагировали на их смерть весьма странным образом: они несколько недель носили трупы на спинах, относясь к ним, как к живым существам, обыскивая их и отгоняя мух, круживших над телами.

«Конечно, в этом есть некий макабрический элемент, но глубокая привязанность шимпанзе к своим детёнышам тронула нас», — рассказывает руководитель исследования Дора Биро (Dora Biro) из Оксфордского университета. С течением времени матери начали чаще разрешать другим шимпанзе уносить трупы и играть с ними: вид мёртвых детёнышей и запах разложения не вызывал никакого отвращения у обезьян. Вуавуа, мать Веве, носила труп дочери 19 дней, а Джире не расставалась со своим мёртвым сыном целых 68 дней. За это время ткани трупов полностью высохли, и они потеряли всякое сходство с живыми приматами.

В 1992 году, после смерти Джокро, двухлетней дочери Джире, мать тоже носила её труп на себе; кроме того, Джире вырастила семь других детей. «Во всех случаях обезьяна заботилась о своих детёнышах и не покидала их до тех пор, пока они не уходили сами, — говорит г-жа Биро. — Возможно, она давно уяснила для себя необходимость переносить детёныша на спине и защищать его и действовала в полном соответствии со своими представлениями, не покидая Джимато в течение 68 дней». Веве, напротив, была первым ребёнком Вуавуа и в момент смерти значительно превосходила Джимато по возрасту. Это, как считают авторы, и могло стать причиной того, что Вуавуа покинула своего мёртвого ребёнка «всего» через 19 дней.

Полные версии отчётов опубликованы в журнале Current Biology.

Подготовлено по материалам ScienceNOW.
Комментарии: 0