Scisne?

Спорт — имитация войны

Леонид Радзиховский

Комментарии: 0
Спорт — имитация войны
Лозунг мирового олимпийского движения: "О, спорт — ты мир!" Мне кажется, что это не просто красиво-пустые слова.

Спорт — мир, в том смысле, что он — имитация войны. В случае спортивных битв слова Оруэлла "Война — это мир" соответствуют действительности.

В самом деле, после Хиросимы большие войны (т.е. войны между "великими державами") по определению стали невозможны. И их действительно нет с 1945 года и не предвидится. Другого такого периода история человечества не знает. Между прочим, именно поэтому отмирают — за ненадобностью, нефункциональностью — и диктаторские режимы в "великих державах". Диктатура без большой войны (подготовки к такой войне) — кастрированный жеребец. Эти мерины уже не гарцуют. А демократическая элита, придуманная не для войн, а для мира, знай себе едет из страны в страну. (Другое дело, что и сами демократии меняются, в основном в сторону ограничения демократических свобод, возникают странные мутанты вроде "либеральной империи" США, но это уже другая песня).

Но хищная природа плотоядных обезьян вида Homo sapiens, разумеется, не могла измениться из-за изобретения атомной бомбы. Потребность в патриотической ненависти (как минимум, патриотическом азарте) осталась, осталась и общая потребность в немотивированной агрессии — соответствующие гормоны продолжают бурлить в человеческой крови.

И вот — спорт стал последним прибежищем патриота! Спортивная имитация войны дает минимально необходимый выход этим "души прекрасным порывам" — выход яростный и безопасный. Если секс часто служит выходом для индивидуальной агрессии, то спортивное "боление" — агрессии коллективной.

Конечно, спорт существовал всегда. Древнегреческие олимпиады, бои гладиаторов, рыцарские турниры, берлинская Олимпиада 1936 года, насколько мы можем судить, ничуть не смягчали нравы. Так что спортивные войны отнюдь не автоматически вытесняют "войны военные", как и "спортивная честь" не сразу вытеснила просто "честь" (осталось еще подождать, когда спортивные навыки с успехом заменят бесполезно-созерцательный философский разум). Однако, когда по тем или другим причинам настоящие войны становятся невозможными, тогда спорт берет на себя и еще одну функцию — сплевывать военную слюну. Тогда любой вид спорта де-факто оказывается "военно-спортивной игрой". Так что спорт — условие, конечно, недостаточное для вытеснения войн, но необходимое.

Спортивно-патриотические страсти оказываются сублимацией страстей военно-патриотических. Самое, пожалуй, выразительное зрелище такого рода — знаменитые матчи советских и чешских хоккеистов после 1968 года, чешский лозунг "вы нас — танками, мы вас — шайбами!" А разве вне контекста холодной войны поймешь исступление ледовых побоищ "СССР — Канада"?

Интересно сравнить с этой точки зрения разные виды спорта.

Я бы выделил здесь три параметра.

Степень прямой агрессии.

Прямое столкновение людей.

Групповой характер того или иного вида спорта.

На одном полюсе здесь индивидуальные соревнования, без прямого столкновения и без выраженной агрессии в самих упражнениях — например, прыжки, гимнастика, фигурное катание. Как правило, они менее популярны и хуже оплачиваются, чем агрессивные виды. Единственная их "рекламная фишка" — очевидная сексуальность того же катания, гимнастики. Но хотя красота и "страшная сила", агрессия — еще страшней. И популярней.

Бег и плавание "стоят" уже дороже. В самих упражнениях агрессии нет, но есть элементы прямого, наглядного соревнования. Еще куда более зрелищный спорт — теннис, где есть настоящая борьба, война. Даже занудные шахматы, с их скрытой войной умов, где всей картинки-то: один сидит, другой ходит по сцене, ухитряются вызывать азарт миллионов.

Среди прямо агрессивных видов ниже всего находится имитация агрессивных действий без драки (стрельба, штанга, метание молота и т.д.). Фехтовальная дуэль, пожалуй, все-таки слишком условна и "аристократична", чтобы покорить миллионы. Дальше идет борьба, и, наконец, самый наглядно-агрессивный спорт — бокс, с его миллионными гонорарами, народными кумирами.

Но, конечно, чем ближе к настоящей войне — тем горячее. Хоккей, регби и наконец — Его Величество Футбол.

Команда твоей страны, жестоко дерущаяся и "забивающая" команде другой страны — если это не война, то что?

Спорт был всегда. Но массовый спорт возник, приобрел статус "светской религии", а то и массового психоза, стал "продолжением политики другими средствами" только в ХХ веке. И параллельно с тем, как героями нации становились спортсмены, пьедестал им уступали фехтовальщики, боксеры, футболисты и шахматисты предыдущих тысяч лет — военные. Интересно и то, что в современном мире спорт (особенно агрессивный — бокс, футбол) куда сильнее развит в странах западных, демократических, а не в диктаторских или традиционных исламских.

Конечно, не один спорт, но и все другие виды массового искусства, особенно кино со стрелялками и тяжелый рок, больше всего похожий на "симфонию Кишиневского погрома", тоже заменяют войны. Кстати, чем больше палят на экране, тем меньше в окопах! А в высоконравственных мусульманских странах, где не снимают боевиков, растят террористов. Когда вообще не было кино, зрительные нервы раздражались зрелищем войн, казней, погромов… "Святы нервы пусты не бывают".

Футбольный мяч с успехом заменяет бомбу. Спорт раскаляет патриотические эмоции — то же самое махание тряпками с "национальными цветами", тот же рев, пена у рта, то же деление на "наших" и "ваших" — словом, все, что нужно человеку и человечеству для счастья. Когда началась война 1914 года, Эйнштейн ахнул: "У Европы ампутировали головной мозг". По этой гневно-изумленной реплике сразу ясно, что герр профессор редко посещал стадионы…

Но спорт не только дает прямую возможность "моче патриотизма" ударить в голову. Он эту несчастную голову и остужает, больше того, спорт вынужденно пробуждает и здравые мысли.

Например, футбол "качает патриотизм", но убивает национализм. Футбол (вообще спорт) поневоле отучает от расового (этнического) национализма и приучает к национализму куда более цивильному — государственному. "Наши" — это все-таки не этнически чистые особи, а люди с нашим гражданством. Больше того. Поскольку почти все "наши" живут все больше или в самолете, или в Швейцарии и на Майами, то спорт исподволь приучает и к космополитизму, глобализму. Человечество давно уже вполне космополитично, только люди это никак не хотят осознать. Спортивные страсти глаза застят — но и открывают тоже!

Спорт учит философскому взгляду на победу и поражение: никакой результат не окончателен, после любой драки следует рукопожатие (и наоборот), вчерашние противники сегодня играют уже в "нашей" команде (и наоборот). Конечно, результаты войн тоже такие, но там-то есть окончательный результат — трупы. И вот это не дает людям понять полную бессмысленность войн…

Наконец, спорт — это войны именно XXI века еще и потому, что он предполагает только победу амбиций, но никаких территориальных захватов. Уж эта-то дикость точно осталась в предыдущих столетиях (нам от нее остались одни "геополитики").

В общем, когда есть футбол, воевать незачем. Да и некогда…

Леонид Радзиховский, политолог.
Российская газета — Федеральный выпуск №3507
22.06.2004
Комментарии: 0