Scisne?

Глава 8. В тени империи / Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

Израэль Финкельштейн, Нил-Ашер Зильберман

Комментарии: 0
<<< |1|…|7|8|9|10|11|12|13|14|15|…|23| >>>

Глава 8. В тени империи

Темные предчувствия овладевают царством Израиль по мере того, как библейское историческое повествование движется к своей трагической кульминации. Страдание, изгнание и ссылка кажутся неизбежными в судьбе народа отколовшегося царства как наказание за его нечестивые поступки. Вместо того, чтобы оставаться верными Храму в Иерусалиме и поклоняться Яхве, отвергнув всех других богов, люди из северных районов Израиля и особенно его греховные монархи спровоцировали серию катастроф, которые уничтожат их. Преданные Яхве пророки призывали Израиль к ответственности и требовали возвратиться к праведности и справедливости, но их призывы остались без внимания. Иностранная интервенция и разрушение Израильского царства были неотъемлемой частью божественного плана.

Библейская интерпретация участи северного царства является чисто богословской. В отличие от этого, археология предлагает иной взгляд на события века, последовавшего за падением династии Омри. В то время как Иудея оставалась бедной и изолированной, природные богатства относительно густозаселенного Израильского царства сделало его привлекательной целью все более сложной региональной политики ассирийского периода. Процветание и могущество династии Омри привели к зависти и военному соперничеству с соседями и с великой, амбициозной и алчной Ассирийской империей. Богатство Израильского царства привнесло также растущую социальную напряженность и пророческое осуждение внутри страны. Теперь мы видим, что величайшим несчастьем Израиля,  причиной его уничтожения и изгнания многих его жителей было то, что как независимое царство, живущее в тени великой империи, оно слишком преуспевало.


Неверие, Божье милосердие и окончательное падение Израиля

Книги Царств показывают, как все мрачные пророчества Илии о гибели дома Омри в точности исполнились. И все же библейское повествование продолжает показывать, что уничтожение древней царской семьи не остановило стремление к идолопоклонству в Израиле. После падения династии Омри, только что помазанный на царство царь Ииуй (Иегу), сын Нимши (который правил в 842 – 814 гг. до н.э), пошел по стопам Иеровоама, Омри и Ахава в своем отсутствии уважения к Иерусалиму. И хотя он уничтожил в Самарии всех пророков, жрецов и служителей Ваала и превратил дом Ваала в «место нечистот» (4 Цар 10:18-28), Библия сообщает нам, что Иегу "не отступал от грехов Иеровоама, сына Наватова, который ввел Израиля в грех, золотых тельцов, которые в Вефиле и в Дане" (4 Царств 10:29). Другими словами, хотя Иегу и ликвидировал культ Ваала, но ему не удалось упразднить конкурирующие северные культовые центры, которые бросали вызов религиозному господству Иерусалима. Никто из царей Израиля, которые воцарились после него, не отменил их.

Наказание не заставило себя ждать, как и предсказывал пророк Илия. На этот раз божьим средством разрушения был Азаил, царь Арам-Дамаска, который победил Израиль и в Трансиордании, и в ходе разрушительной кампании на средиземноморской прибрежной равнине (4 Царств 10:32-33; 12:17-18, 13:3,7,22). Для северного царства  это был период упадка, во все дни Ииуя и его сына Иоахаза Израиль был тесним Арам-Дамаском. Израильская армия была разбита, и его территория сократилась. Но время наказания для простых людей Израильского царства вскоре закончилось, так как "Господь умилосердился над ними, и помиловал их, и обратился к ним ради завета Своего с Авраамом, Исааком и Иаковом, и не хотел истребить их, и не отверг их от лица Своего доныне" (4 Царств 13:23).

Поэтому, следующий царь Иоас был благословлен, по крайней мере на время, и по божественной милости вернул города, которые Израиль потерял в противостоянии с Арамом (4 Царств 13:25). А с воцарением над Израилем сына Иоаса судьба Израиля, казалось, изменилась к лучшему – даже после карательного похода Иоаса на Иудею. Это тоже было делом божественного сострадания, так как сын Иоаса по имени Иеровоам, вслед за величайшим из всех северных царей-грешников, мирно правил в Самарии в следующие 41 год (788 – 747 гг. до н.э.). Хотя этот царь не уклонялся от каких-либо грехов первого Иеровоама и поддерживал идолопоклоннические северные святилища, и хотя протестующие голоса пророков Амоса и Осии вторили по всей земле, Иеровоам

восстановил пределы Израиля, от входа в Емаф до моря пустыни, по слову Господа Бога Израилева, которое Он изрек чрез раба Своего Иону, сына Амафиина, пророка из Гафхефера, ибо Господь видел бедствие Израиля, весьма горькое, так что не оставалось ни заключенного, ни оставшегося, и не было помощника у Израиля. И не восхотел Господь искоренить имя Израильтян из поднебесной, и спас их рукою Иеровоама, сына Иоасова (4 Царств 14:25-27)

Тем не менее, этот период божественного благословения длился недолго, ибо, как объясняет 4 Царств 10:30, Бог обещал Ииую, что царствовать будут только четыре поколения его династии. Так, сын Иеровоама, Захария, был убит через шесть месяцев после начала его правления, и Израиль вошел в еще один период гражданской войны и внешнего давления. Его убийца, Селлум (Шалум), вскоре был убит другим, еще более жестоким претендентом Менаимом (Менахемом), сыном Иависа, который правил в Самарии десять лет (747 – 737 гг. до н.э.). В этот момент Бог приготовил нового посредника для наказания северного царства, а также и всю цепочку событий, которые приведут к его окончательной гибели. Это была могущественная ассирийская империя, чьи полчища пришли и потребовали огромную дань, для которой Менаим был вынужден взимать налог в пятьдесят шекелей серебра с каждого состоятельного человека в Израиле (4 Царств 15:19-20)



Создалось внешнее и внутреннее напряжение. Сын и преемник Менаима, Факия (Пеках), был убит своим военачальником Факеем (Пекахией), сыном Ремалии. Но к тому времени ассирийцы уже не довольствовались данью. Они стремились забрать себе богатую землю Израиля: «Во дни Факея, царя Израильского, пришел Тиглатпаласар, царь Ассирийский, и взял Ион, Авел-Беф-Мааху, и Ианох, и Кедес, и Асор, и Галаад, и Галилею, всю землю Неффалимову, и переселил их в Ассирию» (4 Царств 15:29). Таким образом, северные долины и Галилея были оккупированы (в 732 году до н.э.), а их жители депортированы, тем самым отменяя божественное обещание о безопасном наследовании, которое было дано во времена первоначального завоевания Ханаана израильтянами. Израильское царство потеряло часть своей богатейшей земли и было сокращено до высокогорья вокруг столицы Самарии. Во время этого катастрофического поворота событий погиб узурпатор Факей – четвертый израильский царь, убитый за последние пятнадцать лет. Убийца Факея и его преемник, Осия, будет последним царем Израильского царства.

Ассирийская петля затянулась с вступлением на трон Салманасара V, нового агрессивного ассирийского царя. Осия провозгласил себя верный вассалом и предложил Салманасару дань, но тайно искал союза с царем Египта для открытого восстания. Когда Салманасар узнал о заговоре, он взял Осию в плен и оккупировал то, что осталось от Израильского царства. В течение трех лет ассирийский царь осаждал столицу израильтян Самарию, в конце концов, захватил ее в 720 году до н.э., «и переселил Израильтян в Ассирию, и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мидийских» (4 Царств 17:6).


Таблица 4. Ассирийские цари, вовлеченные в историю Израиля и Иудеи*

Салманасар III

852 – 824 гг. до н.э.

Адад-нирари III

811 – 783 гг. до н.э.

Тиглатпаласар III

745 – 727 гг. до н.э.

Салманасар V

727 – 722 гг. до н.э.

Саргон II

722 – 705 гг. до н.э.

Синаххериб

705 – 681 гг. до н.э.

Асархаддон

681 – 669 гг. до н.э.

Ашшурбанипал

669 – 627 гг. до н.э.

* согласно Когану и Тадмору, 4 Царств


Завоевание и депортация не положили конец этой истории. После выселения израильтян из их земли в Месопотамию ассирийцы привели в Израиль новых поселенцев: «И перевел царь Ассирийский людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Емафа, и из Сепарваима, и поселил их в городах Самарийских вместо сынов Израилевых. И они овладели Самариею, и стали жить в городах ее» (4 Царств 17:24). С тех пор десять северных колен Израилевых затерялись среди далеких стран. С тех пор выжило только Иудейское царство с его Храмом и царями из династии Давида, чтобы исполнять Божьи заповеди и искупить землю Израиля.


Подробное рассмотрение поздней истории Израиля

Археологи часто говорят о длительных периодах времени, в которые мало что менялось, но это только потому, что характер их находок делает трудным определение их хронологических границ. В конце концов, не существует ни одного человеческого общества, которое могло бы оставаться без существенных изменений на протяжении целых двухсот лет. Но таково было традиционное археологическое понимание северного царства, так как с 1920-х годов археологи раскопали некоторые из наиболее важных объектов Израильского царства, отмечая отсутствие каких-либо существенных изменений, за исключением его окончательного разрушения. Как и в случае с археологическим изучением династии Омри, последующая эпоха независимой истории Израиля не рассматривалась в качестве созидательной или особо интересной с археологической точки зрения. Непроизвольно вторя теологической интерпретации Библии, археологи изображали довольно однообразную последовательность, которой следовала неминуемая гибель. Очень мало внимания было уделено внутренней динамике царства и его экономической истории (за исключением некоторых спекуляций о единой коллекции урожая, поступившей из Самарии). Как мы увидим далее, они являются ключевыми областями в научных исследованиях, если только мы выйдем за рамки библейского, исключительно богословского толкования истории Израиля о том, что его конец был прямым и неизбежным наказанием за его грехи. 120 лет истории израильтян, которые последовали за падением династии Омри, были, по сути, эпохой драматических социальных перемен в этом царстве, экономических взлетов и падений, а также постоянно меняющейся стратегии, чтобы пережить различные угрозы.

Одной из главных причин этого недоразумения была общепринятая система датировки, согласно которой вся история северного царства, от взлета до падения, была собрана в единый хронологический блок. Многие важные центры в долине Изреель и на прилегающем Средиземноморском побережье, такие как Мегиддо, Иокнеам и Дор, как полагают, содержат только один слой, охватывающий всю историю Израильского царства, от Иеровоама I (фактически, от кампании Сусакима в 926 году до н.э.) до падения Самарии в 722 году до н.э. И это несмотря на доказательства серьезных изменений и военных поражений, которые имели место в течение этого длительного периода, среди наиболее важных из которых было вторжение в Израиль царя Дамаска Азаила, как записано в Библии и на стеле из Дана писцами самого Азаила (http://www.biblearchaeology.org/post/2011/05/04/The-Tel-Dan-Stela-and-the-Kings-of-Aram-and-Israel.aspx - примеч. перев. Atmel). Что-то было не так в обычном археологическом понимании: как так возможно, чтобы Азаил захватил Дан и посеял хаос на территориях северного царства, но не оставил заметных археологических следов разрушения?


Арам в Израиле

Вторжение Азаила на территорию, прежде контролируемую Израилем, было явно разрушительным и много сделало для ослабления власти северного царства. На знаменитой стеле из Моава царь Меша хвастается, что ему  удалось отторгнуть от Израиля территории моавитян и даже удалось распространиться на израильские территории дальше на север. Библия сообщает, что Азаил забрал территории в Трансиордании к северу от Моава, прежде контролируемые Израилем. (4 Царств 10:32-33). Но самым ярким свидетельством наступления Азаила является надпись из Телль-Дана. В то время как библейское повествование о падении династии Омри связывает убийство царской семьи в их дворце в Изрееле с восстанием Ииуя – правящий над Израилем царь Иорам убит стрелой Ииуя (4 Царств 9:24), восстановленный текст надписи из Дана связывает смерть Иорама с победой арамеев. Азаил хвастается: «[Я убил Ио]рама, сына [Ахава], царя Израильского, и [я] убил [Ахаз]йяху сына [Иорама, цар]я  из дома Давида. И я [вверг] их страну в [запустение]».

Так убийцей был Азаил или Ииуй? Трудно утверждать наверняка. В библейском тексте давление Азаила и переворот Ииуя тесно связаны. Азаил, возможно, видел Ииуя своим инструментом, или, возможно, воспоминания о двух событиям слились вместе в течении двухсот лет, которые прошли до времен первого составления Девтерономической истории. Конечно, решительное наступление сирийского лидера сыграло важную роль в серьезном упадке Израиля. Главной целью Азаила был контроль над плодородными землями и стратегически важной границей между двумя царствами, и он, видимо, не только отвоевал арамейские земли, ранее захваченные Омри, но и опустошил один из самых плодородных сельскохозяйственных регионов Израиля и разрушил его торговые пути.

Библия не упоминает о каких-либо существенных, долговременных захватах территорий к западу от Иордана со стороны иностранных держав между временами завоевания Ханаана Иисусом Навином и ассирийским завоеванием. Библейские границы земли Израиля, как они описаны в книге Иисуса Навина, должны были быть священными и неприкосновенными. За исключением сообщения о передаче небольшой территории царем Соломоном царю Тира Хираму в обмен на его помощь в строительстве Храма, Библия описывает бурное, но в основном непрерывное, владение израильтянами землями Израиля вплоть до ассирийского завоевания. Но повторное рассмотрение археологических данных, поддержанное более точными методами датировки, указывает на период времени в несколько десятилетий (примерно 835 – 800 гг. до н.э.), когда царство Арам-Дамаска контролировало верхнюю Иорданскую долину и значительные территории на северо-востоке Израиля, а также опустошило главные израильские административные центры в плодородной долине Изреель.

Новые важные доказательства этого появились после раскопок дворцового комплекса династии Омри в Изрееле, который был заселен только в относительно короткий период времени в 9 веке до н.э., так как был разрушен через сравнительно короткое время после своего строительства. В конце железного века в Изрееле существовало небольшое селение, но это поселение никогда больше не восстановило своего прежнего значения. Поэтому существуют все основания связывать разрушение Изрееля с восстанием Ииуя или с вторжением Азаила, оба из которых произошли в середине 9 века.

Поскольку Изреель была заселена только во время такого относительно короткого периода, керамические формы, найденные в уровне ее разрушения, служат ценным образцом стиля керамики середины 9 века до н.э., в действительности были найдены в уровнях "соломоновых" дворцов Мегиддо и параллельных слоев других мест по всему северу. Читатели, которые не убедились ранее в том, что эти «соломоновы» города строили представители династии Омри, теперь должны рассматривать (в дополнение к керамическим свидетельствам, архитектурным параллелям и методам датирования углеродом 14) вероятность того, что насильственное уничтожение этих мест, так долго приписываемое египетским рейдам под руководствам фараона Сусакима в конце 10 века до н.э., состоялось около 835 года до н.э. во времена Азаила.

На плодородных просторах богатых северных долин горели города – от Тель-Рехова до Бет-Шана, Таанаха и Мегиддо. На основании этого нового свидетельства израильский библейский историк Надав Нааман пришел к выводу, что эти слои разрушения, представляющие собой опустошение северного царства Азаилом, настолько серьезны, что некоторые из городов так и не оправились. Военное давление Дамаска на Израиль, возможно, достигло апогея во время осады столицы Самарии, вероятно, Бен-Хададом III (известным в Библии как Венадад), сыном Азаила. Две осады Самарии, которые в Библии описаны во времена Ахава и Иорама, скорее всего, относятся к этому периоду.

Таким образом, археология открыла что-то такое, чего Библия не упомянула: самый центр Израиля был оккупирован в течение длительного периода. Ни один из предыдущих археологов, кажется, не находил  свидетельств этого события. В Хацоре период между Омридами и уничтожением Израиля был разделен Игалем Ядином на четыре слоя, ни один из которых не был специфически связан с вторжением Азаила. Однако теперь город с шести-камерными воротами и казематной стеной, долго ассоциировавшийся с Соломоном, помещен во времена Омридов, а его разрушение может быть связано с кампанией Азаила. В Дане, том самом городе, захваченным Азаилом (в котором он возвел победную стелу, провозглашающую возврат территорий своего царства), традиционная датировка не смогла идентифицировать разрушения середины 9 века, а тем более период арамейской оккупации. Но и в Дане альтернативная датировка позволяет идентифицировать слои разрушения от завоевания Азаила, которое упоминается на стеле из Дана.

Но Азаил не был достаточно сильным, чтобы аннексировать опустошенные израильские центры дальше на юг в долинах Изреели и Бет-Шана, которые были далеко от основной области его правления. Он, видимо, оставил их в руинах, приведя в опустошение многие селения и вызвав упадок всего региона на несколько десятилетий. Некоторые центры этого региона так и не оправились: например, Изреель и Таанах никогда не восстановили свое прежнее значение. Анализ керамики из Мегиддо, по всей вероятности, указывает на то, что этот ключевой  для израильского управления севером город опустел почти на половину века.

Таким образом, Израильское царство потеряло эффективный контроль над некоторыми из своих самых плодородных сельскохозяйственных регионов и, что более важно, его соперник получил более устойчивую и постоянную опору на стратегические города Хацор и Дан на северо-востоке. Эти места были расположены ближе к Дамаску, чем к Самарии, и были расположены на территориях, которые, как утверждал Азаил, изначально были арамейскими. Процитируем еще раз собственную надпись Азаила, описывающую ситуацию после смерти его предшественника:  «И лег отец мой, и ушел к своим [отцам]... и поднялся царь И[з]раиля продвинулся в страну отца моего». Невозможно представить, чтобы Азаил завоевал верхнюю долину Иордана, возвел в Дане победную стелу, а затем удалился восвояси. Здесь победы на поле боя были преобразованы в долгосрочное территориальное владение.

Поэтому, по всей вероятности, новый город, построенный в Хацоре сразу после вторжения Азаила, был на самом деле важным звеном в цепи арамейских городов и крепостей, которые охраняли юго-восточную границу Арам-Дамаска с Израилем. Город, построенный над слоем разрушения, был расширен, чтобы охватись весь верхний акрополь бронзового века, и был окружен новыми массивными стенами. В его западном краю была построена цитадель или дворец, видимо, поверх разрушенной тогда цитадели Омри. На этом этапе истории города, возможно, была построена даже великолепная скальная система водоснабжения.

В Дане в новом городе, который перестроил Азаил, была возведена, безо всяких сомнений, известная стела. Этот город конца 9 века отличался сооружением грозных каменных городских стен, похожих на те, которые обнаружены в Хацоре, и исключительно сложных городских ворот. Ворота содержали специальную секцию, неизвестную в Израиле и Иудее того времени: за пределами правой башни при входе в город были найдены остатки купола или возвышения. Они включали в себя две круглые резные каменные основы с типичными северными (то есть, сирийскими) чертами. Сама памятная стела, которая предположительно упоминала также и строительную активность Азаила, могла быть помещена либо в воротах города, либо у тщательно перестроенного из тесаного камня культового места, вероятно, снова посвященного арамейскому богу Хададу.

Другая грозная крепость, построенная в то же время и, возможно, связанная с оккупацией Азаилом северного Израиля – это место, известное как эт-Телль на северном берегу озера Кинерет (Галилейского моря). Оно было предположительно идентифицировано археологами, проводящими раскопки, как место очень позднего поселения Вифсаида времен Римской империи. В 9 веке это место было окружено массивной каменной стеной, похожей на стены, построенные в Хацоре и Дане. Огромные городские ворота по форме и размеру были похожи на те, которые были обнаружены в Дане. Перед воротами города археологи извлекли чрезвычайную находку, которая, кажется, раскрывает этническую (точнее, культурную и политическую) идентичность ее обитателей. У входа в ворота неподалеку от правой башни была обнаружена базальтовая стела. Ее изображение рогатого божества является типичным для арамеев. А ее расположение перед воротами предполагает возможность того, что аналогичные стелы могли быть установлены рядом с воротами города Дана под  искусно сделанным куполом.

Таким образом, мы имеем намеки на то, что вторжение Азаила в Израиль в середине 9 века до н.э. привело к длительной оккупации и строительству по меньшей мере трех крепостей (в Дане, Хацоре и Вифсаиде), имеющих общие черты, некоторые из которых типично арамейские. И есть еще одна причина полагать, что население в этой части израильского царства, по крайней мере, частично, если не в большинстве, было арамейским. На это указывает тот факт, что почти в каждом крупном месте региона железного века II были раскопаны остраконы, написанные на арамейском языке.


Ассирия возвращается

Сирийская оккупация Израиля продолжалась недолго. Из ассирийских источников мы знаем, что Азаил был способен продвигаться запад и юг внутрь Израиля, потому что в течение нескольких десятилетий во второй половине 9 века правящие ассирийские цари были озабочены беспорядками в других частях империи. Но с воцарением в 811 году до н.э. нового сильного ассирийского монарха Адад-нирари III соотношение сил между Арамом и Израилем резко изменилось. Адад-нирари немедленно возобновил военное давление на запад и осадил Дамаск, который в то время был самой сильной державой региона. Возможно, Дамаск был в состоянии победить Израиль, но он не мог противостоять армии месопотамской сверхдержавы того времени. Сын Азаила Бен-Хадад сдался и заплатил Ассирии огромную дань. Эти события положили конец гегемонии Арам-Дамаск, и военное давление на Израиль прекратилось.

В этом свете приходит понимание, какое огромное влияние оказал ассирийский империализм на ход событий в Израильском царстве, и как много историй, поставленных в Библии в зависимость от нечестивости или жадности царей Израиля, в гораздо большей степени связаны с веяниями в международной политике. Хотя книги Царей изображают Ахава прежде всего как тирана-идолопоклонника, из надписи на монолите Салманасара III мы знаем, что он был одним из самых энергичных противников ассирийского господства, отправившим свое большое колесничное войско для того, чтобы противостоять ассирийцам в битве при Каркаре. В то время как мятежник Ииуй изображен в Библии как инструмент Бога по искоренению идолопоклонства в Израиле, знаменитый "черный обелиск"  Салманасара изображает его кланяющимся низко до земли у ног великого царя Ассирии.  Салманасар  также отмечает: "дань Иегу, сына Омри; я получил от него серебро, золото, золотую чашу, золотую вазу с острым дном, золотые бокалы, золотые ведра, олово, жезл царя". (То, что Ииуй назван «сыном Омри», по сути, сыном рода, который он, как сообщается, уничтожил, означает только то, что он правил подчиненным царством, чья столица была основана Омри.)

Возрождение Израиля при внуке Ииуя Иоасе (4 Царств 13: 22-25) было более непосредственно связано с усмирением Дамаска ассирийцами, чем с изменениями в Божьем сердце, как об этом говорится в Библии. Конец региональной гегемонии Арам-Дамаска дал северному царству Израиль, которое заявило о своей лояльности Ассирии еще во времена Салманасара III, прекрасную возможность быть признанным в качестве наиболее привилегированного вассала Ассирии. Под руководством царя Иоаса северное царство быстро восстановилось и начало возвращать свои территории, которые были отторгнуты Дамаском (4 Царств 13:25). Экспансия Израиля по-видимому продолжалась и при Иеровоаме II (4 Царств 14:25-28), который, как сообщается, расширил границы Израиля в сторону бывших территорий Арама. Когда мы рассматриваем археологические данные, мы видим явное подтверждение того, что сын Иоаса Иеровоама II, срок правления которого был самым длинным в истории северного царства, правил в течение периода беспрецедентного процветания в Израиле.


Вознаграждения от нового мирового порядка

Новая фаза процветания, которое началось около 800 года до н.э., видимо долго вспоминалась как золотой век северного царства даже в памяти народа Иудеи. Библейский автор книги Царств был вынужден искать объяснение этому загадочному счастью, которым обладали греховные северяне. Он объяснил такой поворот событий внезапным сочувствием Бога Израиля (4 Царств 14:26-27), но теперь мы видим, что более вероятной причиной этого было нападение ассирийцев на Дамаск и энергичное участие Израиля в растущей экономике ассирийского мира. В Дане победная стела Азаила была, по-видимому, разбита, а ее обломки использованы в более поздних сооружениях (где они будут найдены археологами примерно через двадцать восемь веков), когда израильские строители основали там новый город. В Вифсаиде стела, содержащая божество арамейского  стиля, была также намеренно перевернута и положена вверх дном. И примерно в то же время Хацор был взят, разрушен и заново перестроен; не может быть полным совпадением и то, что надписи на иврите впервые появляются в Хацоре именно в этой фазе строительства.


Рис. 25. Планировка нагорного селения, производящего оливковое масло, к северо-западу от Иерусалима


Прочность экономики израильтян во время царствования Иеровоама II лучше всего может быть продемонстрирована развитым сельским хозяйством Израиля и впечатляющими темпами роста его населения. На протяжении тысячелетия возвышенности вокруг Самарии составляли самый благоприятный в стране регион для выращивания виноградников и оливковых рощ. Интенсивные археологические исследования в горных районах к югу от Самарии предоставили свидетельства беспрецедентного расширения производства оливкового масла в железном веке. В 8 веке мы впервые видим, что на скалистых отрогах в сердце прекрасных садоводческих регионов были построены поселения, жители которых, по-видимому, специализировались на этой отрасли сельского хозяйства (Рис. 25). Десятки оливковых прессов и других сооружений для обработки были высечены в скалах вокруг этих деревень, некоторые из которых, возможно, были царским имениями или, по крайней мере, были построены специально для этой цели. Не чувствовалось недостатка в потенциальных рынках: оливковое масло из высокогорья Израиля можно было выгодно экспортировать в Ассирию и отправлять кораблями в Египет, так как и в Египте, и в Ассирии не хватало специализированных районов для выращивания оливковых деревьев. В самом деле, знаменитые самарийские остраконы - коллекция из шестидесяти трех керамических черепков, исписанных чернильными надписями на иврите,  датируемых временем Иеровоама II, сообщают о поставках масла и вина из отдаленных деревень в столицу Самарию.

Эта сельскохозяйственная глубинка, тем временем, становится более густонаселенной, чем раньше. Связанное с мировой экономикой и не имеющее никаких существенных военных угроз, население северного царства значительно выросло. Крупномасштабные исследования, проведенные за последние несколько десятилетий, проливают свет на драматический демографический рост с 10 по 8 века до н.э. К концу 8 века северное царство - возвышенности Самарии, равно как и северные долины - были самой густонаселенной областью во всем Леванте.

Хотя цифры по общему признанию приблизительные, они дают общую оценку того, что население северного царства в 8 веке (включая его территории в Трансиордании) составляло порядка 350 тысяч жителей. Согласно той же методике ученые считают, что в бронзовом веке население всей территории западной Палестины не дотягивало даже до 250 тысяч человек. Демографический рост был порой драматическим, если учесть, что население возвышенностей в раннем железном веке исчислялось чуть более 45 тысячами обитателей. Даже в 8 веке население Иудейского царства не насчитывало более 100 тысяч человек. Население государств Трансиордании, Аммона и Моава, вместе взятых вряд ли достигало третьей части населения северного Израиля.

Эти сравнительные данные объясняют военную и экономическую мощь северного царства. Они также указывают на человеческие ресурсы Израиля, который был способен и к наращиванию военной мощи, и к впечатляющей строительной активности. Похоже, что Иоас или, скорее всего, Иеровоам II провел большие строительные работы не только в Мегиддо (в том числе большой системы водоснабжения и двух огромных конюшен), но также и при перестройке Хацора как оплота на территории, возвращенной у арамеев, а также при перестройке города Гезер, стратегического форпоста северного царства на границе с Иудей и землей филистимлян. Новую массивную городскую стену и ворота в Гезере можно датировать этим временем.

Величие возрожденного царства Израиль подтверждается археологическими данными. Важно отметить, что Иеровоам II является самым ранним израильским монархом, чью официальную печать мы имеем. Этот исключительно большой и красивый артефакт был найден в начале двадцатого века в Мегиддо. На нем изображен мощный рыкающий лев, а надпись на иврите гласит: «принадлежащий  Шеме, слуге [т.е, высокопоставленному чиновнику] Иеровоама» (кстати, вот ее изображение  http://www.biblehistory.net/King_Jeroboam.pdf  - прим. перев. Atmel). Рисунок льва на печати характерен для 8 века до н.э., поэтому она не может быть приписана Иеровоаму I, который основал северное царство почти два столетия ранее. По меркам своего благосостояния, международных связей и громадных строительных проектов государство Иеровоама II, возможно, оставалось живо в памяти как израильтян, так и иудеев в качестве модели славной монархии. Вспомним знаменитый отрывок из 3 Царств 9:15, который описывает строительную деятельность Соломона в Хацоре, Мегиддо и Гезере. Возможно, что более поздний иудейский автор, сочиняя свою историю почти сто лет спустя, романтически (и патриотически) приписал руины больших сооружений, построенных Иеровоамом, Золотому Веку Соломона?


Загадка конюшен Мегиддо еще раз

Одним из самых дорогих и самых ценных товаров северного царства были, по видимому, лошади. Некоторые дразнящие подсказки масштаба разведения лошадей и искусства их дрессировки в Израиле можно получить из восстановленного Мегиддо времен Иеровоама II (Рис. 22).


Рис. 22. Мегиддо 8 века до н.э. Шестикамерные ворота (приписанные Ядином "соломоновому" слою) скорее всего принадлежат именно этому периоду


Самым заметным элементом в бывшем израильском городе Мегиддо являются два больших комплекса колонных зданий, которые команда из Чикагского университета в 1920-х годах отнесла к конюшням, построенным Соломоном. Впоследствии эти комплексы были повторно датированы Ядином как конюшни, построенные Ахавом, который выдвинул огромное колесничное войско против ассирийцев в битве при Каркаре. Сторонники этих теорий (будь то выступающие за их связь с Соломоном или же с Ахавом) утверждали, что лошадей держали в длинных узких боковых проходах зданий, где они были привязаны к каменным столбам и кормились из кормушек, размещенных между столбами (Рис. 17).Центральный проход, пол которого был покрыт гладкой штукатуркой, якобы служил зоной обслуживания, где конюхи могли чистить лошадей и распределять корма. Археологи также предполагали, что большой двор перед южным рядом конюшен служил двориком для обучения и прогулок.


Рис. 17. Ряд колонных зданий в Мегиддо, идентифицированных как конюшни


Только в этой привлекательной теории была одна проблема:  ни в одном из зданий не было найдено ни одного предмета, связанного с лошадьми, колесницами или кавалерией. А боковые проходы подобного устройства, обнаруженные на других участках, были наполнены керамическими сосудами, которые многих ученых навели на мысль, что все эти трехпроходные здания использовались в качестве хранилищ. Некоторые предположили, что кормушки, найденные в зданиях Мегиддо, использовались для кормления вьючных животных, вероятно, ослов, которые привозили товары к хранилищам в караванах. Другие ученые предположили, что колонные здания в Мегиддо, а также и в других местах региона, служили казармами или даже общественными базарами.

В проводимых в Мегиддо раскопках предпринимаются попытки решить проблему систематическими химическими исследованиями земли, недавно извлеченной с пола этих зданий, для выявления следов корма или животных экскрементов. Пока результаты неубедительны. Но одна вещь в ходе новых раскопок уже разъяснилась. Мы не должны рассчитывать найти в зданиях какие-либо существенные предметы, связанные с лошадьми, так как после захвата города ассирийцами здания были тщательно очищены и, по крайней мере, частично использованы снова.  А позже, после того, как они стали заброшенными, эти здания были намеренно уничтожены, а их стены снесены.

В соответствии с повторным датированием слоев из Мегиддо и переоценкой археологической истории северного царства мы сейчас можем отвергнуть прежние теории и с уверенностью сказать, что здания в Мегиддо, похожие на конюшни, принадлежат временам Иеровоама II. Ахав же, хотя он несомненно и содержал большое колесничное войско, построил большие дворцы в Мегиддо, которые предшествуют слою "конюшен" (хотя некоторые ученые предполагают, что в этом городе, который был лишь частично раскопан, также были конюшни). Но привязка "конюшен" к Иеровоаму II не решает окончательно вопрос об их предназначении. Существуют ли другие подсказки для освещения важности лошадей в Израильском царстве и, возможно, понимания военной роли Израиля в большом общественном строе ассирийской империи?

Решающие свидетельства исходят из ассирийских источников, которые показывают, что Израильское царство славилось своим колесничим войском и долгое время после того, как царь Ахав столкнулся с Салманасаром III с двумя тысячами колесниц в битве при Каркаре в Сирии в 853 году до н.э. Ассириолог  Стефани Дейли нашла в ассирийских записях убедительные доказательства, что некоторые из вассальных государств империи специализировались на разведении и экспорте лошадей, используемых в боевых колесницах и военной кавалерии. Мы знаем, что Израиль времен Иеровоама процветал благодаря своей специализации в производстве определенных товаров. Возможно ли, что то, что мы видим в Мегиддо, является архитектурными остатками важного центра разведения лошадей для знаменитых колесничих войск Израильского царства? И возможно ли, что в дни Иеровоама II Израиль разводил лошадей не только для своих собственных военных нужд, но и для колесничих соединений по всей ассирийской империи? Подсказка в этом направлении исходит из другого ассирийского вассального  государства, царства Урарту в Восточной Анатолии, которое считалось обладателем лучшей кавалерии в мире. Из явного упоминания в ассирийских источниках мы знаем, что там разводились лошади для экспорта. И что интересно, в местах железного века II в Урарту были обнаружены сооружения, которые по своей планировке поразительно похожи на "конюшни" Мегиддо.

Но, пожалуй, наиболее показательная связь израильтян с военным искусством верховой езды происходит из периода, следующего непосредственно за завоеванием Ассирией северного царства, когда специальное израильское колесничное подразделение было включено в состав ассирийской армии. Фактически, исследование Стефании Дейли ассирийских табличек, называемых "конными списками", предоставляет информацию о чиновниках, военачальниках и подразделениях ассирийской армии во времена Саргона II. Эти записи показывают, что в то время как другие специализированные отряды из завоеванных областей были включены в ассирийскую армию индивидуально, только израильской бригаде колесниц было разрешено сохранить свою национальную идентичность. Лучше всего об этом говорит ассирийский царь Саргон II: "Я сформировал соединение из двухсот своих колесниц для моих царских войск".

Таким образом, кажется, что вследствие того, что израильские колесничие былиа настолько известны своим мастерством, им был предоставлен специальный статус. Среди других подробностей в «конных списках» было упоминание израильского командира по имени Шема, вероятно, из колесничего подразделения, который служил на высоком посту в ассирийской армии и был членом царской свиты.


Первые голоса протеста

Процветание и известность, которых достигло израильское царство во времена правления Иеровоама II, предлагало большие богатства израильской аристократии. Хотя достаточно хаотичные методы раскопок в Самарии в начале 20 века не позволяют произвести детальный анализ строительства и реконструкций царского города в начале 8 века, но два чрезвычайно интересных набора небольших находок дают некоторое представление о богатстве и состоянии правящего класса Израиля. Более двухсот тонких табличек из слоновой кости с египетскими мотивами, вырезанных в финикийском стиле и стилистически датируемых 8 веком до н.э., вероятно, украшали стены дворца или красивую мебель израильской царской семьи. Они свидетельствуют о богатстве и космополитических вкусах израильских монархов и знатных семей этого царства. Известные самарийские остраконы (расписки за поставки масла и вина, доставляемые из сельской местности в столицу) представляют собой сложную систему зачетов и делопроизводства, по которой продукция глубинки взыскалась крупными землевладельцами и государственными сборщиками налогов, руководившими сбором урожая.

Именно на пике процветания северного царства под властью Иеровоама II мы, наконец, видим полный набор критериев государственности: письменность, бюрократическое управление, специализированное экономическое производство и профессиональная армия. Это также период, когда мы имеем первое упоминание о пророческом протесте. Предсказания пророков Амоса и Осии являются самыми ранними из сохранившихся пророческих книг, содержащих материал, который отражает расцвет Иеровоама II. Их резкое осуждение коррумпированной и нечестивой аристократии севера служит свидетельством богатства этой эпохи и впервые выражает идеи, которые могли оказывать существенное влияние на кристаллизацию Девтерономической идеологии.

Амос изображается пастухом, который странствовал к северу от сельской иудейской деревни Фекои. Но независимо от его точного социального статуса или причин для проповеди в израильском царстве, предсказания, записанные от его имени, отражают резкое осуждение расточительного образа жизни и материального состояния израильской аристократии в 8 веке до н.э.:

Вы, которые лежите на ложах из слоновой кости и нежитесь на постелях ваших, едите лучших овнов из стада и тельцов с тучного пастбища, поете под звуки гуслей, думая, что владеете музыкальным орудием, как Давид, пьете из чаш вино, мажетесь наилучшими мастями … (Ам. 6:4-6)

Амос продолжает осуждать тех, кто "построит дома из тесаных камней" (Ам. 5:11), а его современник пророк Осия выступает против тех, кто "умножает ложь и разорение; заключает союз с Ассуром, и в Египет отвозит елей" (Ос. 12:1). В этих и многих других намеках оба пророка обрисовывают экономические связи и материальную культуру, которые так обильно иллюстрируются археологией Израильского царства.

Осуждая богатых и сильных, Амос и Осия проводят резкую критику социальной несправедливости, идолопоклонства, и внутренней напряженности, которые принесли международная торговля и зависимость от Ассирии. По словам Осии: «Ассур не будет уже спасать нас; не станем садиться на коня и не будем более говорить изделию рук наших: боги наши; потому что у Тебя милосердие для сирот» (Осия 14:3). Амос осуждает злодеяния тех, кто только на словах следует положениям религии, в то же время собирая себе богатства и надругаясь над бедными:

Выслушайте это, алчущие поглотить бедных и погубить нищих, - вы, которые говорите: «когда-то пройдет новолуние, чтобы нам продавать хлеб, и суббота, чтобы открыть житницы, уменьшить меру, увеличить цену сикля и обманывать неверными весами, чтобы покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви, а высевки из хлеба продавать».&nb sp; (Ам. 8:4-6)

Это пророческое осуждение было сохранено последователями Амоса и Осии и получило новое значение после падения Израильского царства. Своей критикой богатства и своим отвращением от влияния чужестранного образа жизни на народ Израиля они возвестили начало духовного и социального движения, которое окажет неизгладимое влияние на кристаллизацию библейского текста.


Агония Израиля

После смерти Иеровоама II в 747 году до н.э. структура израильского общества, несмотря на его материальное благополучие и достижения в области архитектуры и военного искусства, оказалась пустой. Вероятно, среди региональных руководителей, военачальников и групп со специфическими интересами возникали фракции. Один царь сменял другого относительно быстро и обычно кровавым путем. Тонкий баланс экономической независимости и политического союза (или подчинения) с Ассирией постепенно нарушался. Повествование, представленное в 4 Книге Царств, дополненное случайными подтверждениями в ассирийских записях – это все, что мы имеем из документирования падения Израиля.

Серия жестоких династических переворотов в Самарии не могла произойти в более опасное время. В Месопотамии происходили большие изменения. В 745 году до н.э. – в точности после того, как в Самарии были убиты два царя - амбициозный правитель большого ассирийского города Калах в долине Тигра восстал против своих сюзеренов и начал процесс превращения Ассирии в жестокое и хищное государство.

Этот новый царь Тиглатпаласар III (также известный в Библии под своим вавилонским именем Пул) начал ни с чего иного, как с полного восстановления ассирийской империи и в первую очередь в отношениях со своими бывшими вассалами, которые теперь будут в гораздо большей степени находиться под ее непосредственным контролем. В 738 году до н.э. он повел свою армию на запад в большую угрожающую кампанию, в которой ему удалось навязать съежившимся, ранее полунезависимым вассалам Ассирии беспрецедентные экономические требования. Но это было только началом. В эпоху ассирийского империализма, которую начал Тиглатпаласар, вассальство вскоре уступит место завоеванию и аннексии вместе с депортацией местного населения туда, куда пожелают ассирийские власти.

В столице Израиля Самарии со смертью царя Менахема в 737 году до н.э. и почти немедленного убийства его сына и преемника военачальником по имени Факей, сыном Ремалии, внешняя политика Израильского царства изменилась. У нас нет информации о политических и личных мотивах Факея, этого последнего узурпатора, но он внезапно покончил с израильским подобострастным вассальством Ассирии. Возможно, из-за неспособности удовлетворить требования ассирийцев, отчаянно реагируя на изменение ассирийской политики, в безрассудной азартной игре за независимость Факей присоединился к коалиции других местных сил, в которую входили царь Дамаска Рецин и некоторые филистимские города.



За этим последовала серия трагических просчетов, которые положили конец независимому Израилю и возможности того, что какое-либо из государств Леванта когда-нибудь сможет действовать самостоятельно, пока будет существовать ассирийская империя. Факей и Рецин надеялись организовать всеми государствами региона широкий объединенный фронт сопротивления Ассирии. Коалиция не оправдалась, и Тиглатпаласар яростно отреагировал. После захвата Дамаска и казни Рецина он проследовал вниз к побережью Средиземного моря, уничтожая потенциально мятежные города. Убедившись, что из Египта повстанцам не придет никакая помощь, Тиглатпаласар в полную силу нацелился на Израильское царство. Покорив большую часть его территории, разрушив главные города и депортировав часть населения, Тиглатпаласар поставил Израиль на колени.

Ко времени смерти Тиглатпаласара в 727 году до н.э. большая часть территории северного царства была непосредственно присоединена к Ассирийской империи. Потом она была административно разделена на провинции Дор (вдоль северного побережья), Мегиддо (в Изреельской долине и Галилее) и Галаад (в нагорье Трансиордании). Рельеф  времен Тиглатпаласара III,  изображающий осаду города, названного «Гаазру» (вероятно, Гезер), указывет на то, что и южные прибрежные равнины Израиля не избежали горькой судьбы северных провинций. Все, что осталось от северного царства – только нагорье вокруг столицы Самарии. И поэтому Тиглатпаласар в монументальной надписи мог похвастаться: «Земля Бит-Хумри [т.е., Дома Омри], все города которой я сравнял с землей в моих предыдущих кампаниях ... Я разграбил ее скот, и я пожалел только изолированную Самарию».


Ассиризация севера

Ассирийская империя нового стиля при Тиглатпаласаре не довольствовалась простым территориальным завоеванием. Ассирийцы рассматривали все земли, животных, ресурсы и народы в областях, которые они завоевали, в качестве объектов (движимого имущества), которых можно было и нужно было переселять или эксплуатировать для обслуживания интересов ассирийского государства. Таким образом, ассирийцы в большом масштабе развернули политику переселения. Эта политика имела много целей, которые все служили задачам продолжения имперского развития. С военной точки зрения захват и уничтожение местных поселений имели терроризирующий эффект, деморализовали население и раскалывали его для предотвращения дальнейшего организованного сопротивления. С экономической точки зрения массовый призыв в армию империи принес новые человеческие силы и военные технологии в структуру, где за новобранцами могли тщательно следить. Насильственное переселение ремесленников в центры ассирийской империи предоставляло подготовленные человеческие ресурсы в распоряжение ассирийской экономики. И, наконец, систематическое переселение нового населения в пустые или недавно завоеванные территории было предназначено для расширения общего сельскохозяйственного производства империи.

Тиглатпаласар III почти сразу же инициировал эти процессы в регионах Израильского царства, как только его армии перешли его границы. Количество депортированных жителей, приведенное в его летописи, составляет 13500 человек. Если это не преувеличение (как предполагают археологические исследования в Нижней Галилее, указывающие на повсеместное истребление населения), то ассирийцы депортировали из этих районов в Ассирию важный компонент сельского населения.

Катастрофические результаты первого нападения Тиглатпаласара можно увидеть во многих местах раскопок. Последний город израильтян Хацор, который прямо упоминается в Библии в связи с его кампанией (4 Царств 15:29), был разрушен и сожжен дотла. Существует четкое археологическое свидетельство того, что за несколько дней до финального штурма ассирийцами были укреплены фортификационные сооружения города. Как показали события – напрасно. Полное уничтожение также прослеживается в Дане и Бет-Шеане. Но в Мегиддо ассирийские намерения были несколько иными, поскольку он станет новым центром имперской администрации. Внутренние помещения были подожжены;  рухнувшие, сожженные здания и раздавленные сосуды рассказывают о последних часах города израильтян. Но колонные здания (известные как конюшни Мегиддо) остались нетронутыми и, вероятно, некоторое время повторно использовались. Ассирийцы намеревались перестроить это место для своих целей, и мелкие камни в устойчивых зданиях оказались отличным источником строительных материалов.

Мегиддо предоставляет наилучшее свидетельство ранних стадий ассирийской оккупации. После частичного разрушения последнего израильского города за непродолжительным периодом запустения последовала обширная перестройка. Ассирийцы сделали Мегиддо столицей своей новой провинции, охватывающей территории бывшего северного царства в северных долинах и на возвышенностях Галилеи. В течение нескольких десятилетий официальные документы упоминают Мегиддо как резиденцию наместника. Центр нового города, который был перестроен по совершенно новому плану, находился у ворот, где в типичном ассирийском стиле были построены два дворца. Остальная часть города была построена в виде четкой сетки с параллельными улицами с востока на запад и с севера на юг, формируя прямоугольные блоки из жилых домов - методом городского планирования, до тех пор неизвестным в Леванте. В свете радикальных изменений не исключено, что теперь там поселились новые народы, депортированные из других завоеванных областей ассирийской империи.


Конец царства

Зажатое в непосредственной близости от Самарии, обрубленное Израильское царство казалось не более чем легкой добычей, которую при первой же возможности сожрет восходящее Ассирийское государство. Однако, Осия (убийца Факея и последний царь Израиля) быстро предложил Ассирии дань и так же быстро начал катастрофически опасную интригу. В течение короткого периода неопределенности между смертью Тиглатпаласара III и воцарением Салманасара V Осия, по сообщениям,  послал секретное письмо одному из региональных правителей египетской дельты, надеясь, что Египет в этот раз будет готов к ссоре с ассирийцами. Идя на максимальный риск, Осия немедленно прекратил выплату своей дани новому ассирийскому царю.


Таблица 5. Цари Израиля от Ииуя до Осии

Царь

Правление *

Библейское свидетельство

Ассирийские записи

Археологические находки

Иегу (Ииуй)

842 – 814 гг.

Возглавляет переворот против омридов и уничтожает их род, разрушает дом Ваала в Самарии, продолжается противостояние с Арам-Дамаском; пророк Елисей

Платит дань Салманасару III

Хацор и север в руках Арам-Дамаска; Мегиддо заброшен?

Иоахаз

817 – 800 гг. **

Израиль побежден, а Самария осаждена Арамом; пророк Елисей

   

Иоас

800 – 784 гг.

Поражения арамеев и восстановление Израиля; нападения на Иерусалим

Платит дань Адад-нирари III

Хацор снова в руках израильтян?

Иеровоам II

788 – 747 гг. **

Поражения Дамаска и расширение границ северного царства до своих максимальных размеров; пророчества Осии и Амоса

 

Беспрецедентное процветание в северном царстве, крупномасштабные строительства в Хацоре,  Гезере, и Мегиддо (конюшни и системы водоснабжения); Самарийские остраконы и слоновая кость; в Мегиддо найдена печать, носящая его имя

Захария

747 г.

Правит шесть месяцев, убит во время переворота

   

Шалум

747 г.

Правит один месяц и убит во время переворота

   

Менахем

747 – 737 гг.

Платит дань ассирийскому царю

Платит дань Тиглатпаласару III

 

Факия

737 – 735 гг.

Убит во время переворота

 

Разрушение израильских городов на севере

Факей

735 – 732 гг.

Воюет вместе с царем Дамаска против иудейского царя Ахаза; Тиглатпаласар III завоевывает Галилею и долину Изреель

Свергнут Тиглатпаласаром III; Тиглатпаласар завоевывает Галилею

 

Осия

 

Последний царь Израиля; ассирийский царь Салманасар V осаждает Самарию, захватывает ее и высылает израильтян в Ассирию

Посажен на трон Тиглатпаласаром III и платит ему дань

 

* согласно Anchor Bible Dictionary
** включая года совместного правления
*** или 722 год до н.э.


Кто бы удивился тому, что случилось далее? Салманасар V сразу же приступил к уничтожительной кампании. Он покорил местность вокруг Самарии и осадил город. После длительной осады город был взят штурмом и, по крайней мере, часть его выжившего населения была согнана в концентрационные пункты, из которых они в конечном итоге были переселены в отдаленные области ассирийской империи. Среди ученых существует значительная дискуссия, дожил ли Салманасар V до времени захвата Самарии, или же за смертельный удар несет ответственность его преемник Саргон II, который взошел на трон в 722 году до н.э. В любом случае, именно из хроник Саргона мы имеем полный ассирийский отчет о том, что происходило:

Жители Самарии, которые составили заговор с царем, враждебным ко мне, не вытерпели рабства и не принесли дань Ассуру, и которые выступили против меня, я боролся против них  силой великих богов, повелителей моих. Я насчитал пленных 27280 человек, вместе с их колесницами и богами,  которым они доверяли. Я сформировал военный корпус из 200 их колесниц для моих царских войск. Я переселил оставшихся из них в центр Ассирии. Я заселил Самарию большим числом людей, чем раньше. Я разместил там людей из стран, завоеванных моими руками. Я назначил им своего наместника губернатором над ними. И я считаю их ассирийцами.

Отчет Саргона дает нам число депортированных из Самарии, хотя неясно, относится ли это к населению столицы и  районов в непосредственной близости от нее, или к общему числу перемещенных из царства за предыдущие годы. Библия упоминает некоторые из направлений – «в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мидийских» (4 Царств 17:6). Но окончательная судьба большинства из них, десяти колен северного Израиля, никогда не станет известна. В начале депортированные, возможно, пытались сохранить свою идентичность, например, продолжая израильские формы поклонения или давая израильские имена своим детям. Но вскоре они растворились в империи.

Все было кончено. Два бурных века подошли к катастрофическому концу. Гордое северное царство и значительная часть его населения были потеряны для истории.


Депортированные и уцелевшие

Как они, вероятно, делали и с другими ключевыми местами на севере, такими как Мегиддо, ассирийские власти подготовили новые группы населения, чтобы поселить их в центральные районы Израиля вместо депортированных израильтян: «И переселил царь Ассирийский людей из Вавилона, Куты, Ава, Емафа, и Сепарваима, и поселил их в городах Самарии вместо народа Израиля, и они овладели Самарии, и жили в ее городах» (4 Царств 17:24). Несколько исторических и археологических подсказок указывают, что эти новые группы, из мятежных районов южной Месопотамии, были расселены не только в Самарии, но и в особенности на стратегических территориях вокруг Вефиля - израильского старого культового центра на северной границе с все еще независимым Иудейским царством. Библейский историк предоставляет косвенные свидетельства об этом, упоминая Аввим как один из городов Иудеи 7 века в области Вефиля (Нав. 18:2-3). Это название, вероятно, связано с названием Ава, которая упоминается в качестве одного из мест происхождения депортированных. Арамейский текст упоминает депортированных, которые были поселены в самом Вефиле. Кроме того, несколько клинописных текстов 7 века с вавилонскими именами, которые были найдены в Гезере и его окрестностях, предоставляют ощутимые доказательства присутствия этих депортированных лиц на юго-западной территории побежденного Израиля, а также неподалеку от границ Иудеи. В итоге Адам Зерталь из университета Хайфы предположил, что тот особый тип керамики, передающий знаки клинописного типа и который встречается на некоторых раскопанных участках в горах Самарии, также может быть связан с этими вновь прибывшими группами.

Но обмен населением был далеко не полным. Число, полученное из ассирийских источников, как депортированных Тиглатпаласаром III из Галилеи, так и Саргоном II из Самарии, составляет порядка 40 тысяч человек. Это составляет не более пятой части от предполагаемого населения северного царства к западу от реки Иордан в 8 веке до н.э. Тиглатпаласар III, видимо, депортировал в основном беспокойных жителей возвышенностей Галилеи и население главных центров, таких как Мегиддо. А Саргон II, видимо, депортировал в основном аристократию Самарии и, возможно, солдат и опытных ремесленников, которые были необходимы в Ассирии. В результате большинство из оставшихся в живых израильтян осталось на месте. В нагорье вокруг города Самарии, которому суждено было стать центром новой ассирийской провинции Самерина, депортация была, по-видимому, минимальной. У ассирийцев были веские экономические причины, чтобы не опустошать богатые области, в которых производилось оливковое масло. В северной долине ассирийцы уничтожили израильский административный центр, но оставили нетронутым сельское население (которое придерживалось в основном хананейских, финикийских и арамейских обычаев), до тех пор, пока они оставались послушными и вносили свой вклад в требуемую ассирийцами дань. Даже жестокие ассирийские завоеватели признавали, что полное уничтожение и депортация сельского населения Израиля могут уничтожить сельскохозяйственное производство в их новой провинции, поэтому, когда это было возможно, они выбирали стабильность и целостность.

Действительно, исследования и раскопки в долине Изреель подтвердили удивительную демографическую целостность. Около половины деревень вблизи Самарии продолжали существовать и в последующие века. У нас даже есть библейские ссылки на эту демографическую ситуацию. Через несколько лет после разрушения северного царства иудейский царь Езекия отмечал пасху в Иерусалиме. Сообщается, что он «письма писал к Ефрему и Манассии, чтобы пришли в дом Господень, в Иерусалим, для совершения пасхи Яхве, Богу Израилеву» (2 Пар. 30:1). Ефрем и Манассия относятся к высокогорьям Самарии к северу от Иудеи. Хотя историчность Хроник (Паралипоменон) можно поставить ​под сомнение, Иеремия через 150 лет после падения северного царства также сообщает, что израильтяне из Сихема, Силома и Самарии пришли с предложениями к Храму в Иерусалим (Иер. 41:5).

Тот факт, что значительная часть израильтян все еще жила в нагорьях Самарии, в том числе в южной области Вефиля, наряду с новым населением, переселенным ассирийцами, будет играть важную роль во внешней политике Иудеи и оказывать влияние на развитие библейской идеологии 7 века до н.э.


Суровый урок Израильского царства

Мы никогда не сможем узнать, насколько надежны были традиции, тексты или архивы, используемые библейскими авторами при составлении своей истории Израильского царства. Их целью было не воспроизвести объективную историю северного царства, а, скорее, дать богословское объяснение истории, которая, вероятно, была уже известна, по крайней мере, в общих деталях. Неважно, что народные легенды могли рассказывать об отдельных царях Израиля, библейские авторы судят всех и каждого из них отрицательно. Правление наиболее заслуженных из них характеризуется только несколькими резюмирующими словами: такой-то и такой-то царь «творил зло в очах Господа, он не отставал от всех грехов Иеровоама, сына Наватова». Несколько достойных внимания (подобно Иеровоаму I и династии Омри) были осуждены ими ещё более резкими словами и рассказами. Но даже лучшие из северных царей до сих пор считаются грешниками: Иораму, сыну Ахава, приписывают уничтожение стел (культовых памятников) Ваала, а Ииуя хвалят за искоренение этого культа, но, в то же время, они оба осуждаются за хождение по стопам "Иеровоама, сына Навата". Даже Осия, последний царь Израиля, который с опозданием попытался вырвать Израиль из железной ассирийской хватки, осужден несколько более мягким образом: «И делал он неугодное в очах Господних, но не так, как цари Израильские, которые были прежде него» (4 Царств 17:2). Таким образом, Библия декларирует грехи Иеровоама как главную роль в истории гибели.

Периоды процветания, которые переживало Израильское царство, и которые, вероятно, сохранились на протяжении веков в монументальных воспоминаниях, и которые еще видны во многих северных городах, представляли собой серьезную богословскую проблему для поздних иудейских наблюдателей, которые составили Книги Царств. Если северное царство было таким плохим, почему Яхве не стер его в то время, как Иеровоам был еще у власти, или сразу после его правления, еще в дни его собственной династии? Или, самое позднее, во времена династии Омри, последователей Ваала? Если оно было таким плохим и злым, почему Яхве позволял им процветать? Девтерономический историк нашел элегантный способ рационализации почти двух веков жизни северного Израиля, заявив, что его гибель была отложена из-за того, что Яхве нашел некоторые достоинства даже в греховных монархах северного царства. Видя, "бедствие Израиля", он не мог сопротивляться его выживанию в нескольких случаях больших бедствий.

Были, несомненно, конкурирующие, детально разработанные объяснения взлетов и падений в судьбе северного царства от официального жречества северных святилищ Дана и Вефиля. Вполне естественно предположить, что там были северные пророки, которые «пророчествуют ложь», как выражается Библия, которые находились ближе к царским институтам Самарии. Такого рода материал не мог быть введен в Библию, какой мы ее знаем сегодня. Если бы Израиль выжил, мы могли бы получить параллельные, конкурирующие и очень разные истории. Но с уничтожением ассирийцами Самарии и разрушением ее царских институтов власти о таких конкурирующих историях умолчали. Хотя пророки и жрецы с севера, весьма вероятно, присоединились к потоку беженцев, чтобы найти убежище в городах и населенных пунктах Иудеи, библейская история отныне будет написана победителями или, по крайней мере, выжившими, и она будет иметь форму, соответствующую поздним иудейскими девтерономическим убеждениям.

С точки зрения Иудеи 7 века, полностью осознавая страшные разрушения, которые испытало северное царство, смысл истории Израиля был ясен. Он кратко и красноречиво приводится в хвалебной речи Израилю после описания падения Самарии. С точки зрения Девтерономического историка кульминация истории северного царства достигает не во времена Ахава и Иеровоама II и даже не в ее трагическом финале, а в аннотации, которая рассказывает о грехах Израиля и возмездии Бога. Это богословская кульминация вставлена в середину большой драмы между двумя бедствиями – сразу же после описания захвата Самарии и депортации израильтян и перед упоминанием о заселении земли Израиля иностранными народами:

Когда стали грешить сыны Израилевы пред Господом Богом своим, Который вывел их из земли Египетской, из-под руки фараона, царя Египетского, и стали чтить богов иных, и стали поступать по обычаям народов, которых прогнал Господь от лица сынов Израилевых, и [по обычаям] царей Израильских, как поступали они; и стали делать сыны Израилевы дела неугодные Господу Богу своему, и построили себе высоты во всех городах своих, [начиная] от сторожевой башни до укрепленного города, и поставили у себя статуи и изображения Астарт на всяком высоком холме и под всяким тенистым деревом, и стали там совершать курения на всех высотах, подобно народам, которых изгнал от них Господь, и делали худые дела, прогневляющие Господа, и служили идолам, о которых говорил им Господь: "не делайте сего"; тогда Господь чрез всех пророков Своих, чрез всякого прозорливца предостерегал Израиля и Иуду, говоря: возвратитесь со злых путей ваших и соблюдайте заповеди Мои, уставы Мои, по всему учению, которое Я заповедал отцам вашим и которое Я преподал вам чрез рабов Моих, пророков. Но они не слушали и ожесточили выю свою, как была выя отцов их, которые не веровали в Господа, Бога своего; и презирали уставы Его, и завет Его, который Он заключил с отцами их, и откровения Его, какими Он предостерегал их, и пошли вслед суеты и осуетились, и вслед народов окрестных, о которых Господь заповедал им, чтобы не поступали так, как они, и оставили все заповеди Господа Бога своего, и сделали себе литые изображения двух тельцов, и устроили дубраву, и поклонялись всему воинству небесному, и служили Ваалу, и проводили сыновей своих и дочерей своих чрез огонь, и гадали, и волшебствовали, и предались тому, чтобы делать неугодное в очах Господа и прогневлять Его. И прогневался Господь сильно на Израильтян, и отверг их от лица Своего. Не осталось никого, кроме одного колена Иудина. И Иуда также не соблюдал заповедей Господа Бога своего, и поступал по обычаям Израильтян, как поступали они. И отвратился Господь от всех потомков Израиля, и смирил их, и отдавал их в руки грабителям, и наконец отверг их от лица Своего. Израильтяне отторглись от дома Давидова и воцарили Иеровоама, сына Наватова; и отклонил Иеровоам Израильтян от Господа, и вовлек их в великий грех. И поступали сыны Израилевы по всем грехам Иеровоама, какие он делал, не отставали от них, доколе Господь не отверг Израиля от лица Своего, как говорил чрез всех рабов Своих, пророков. И переселен Израиль из земли своей в Ассирию, где он и до сего дня.(4 Царств 17:7-23)

Конечно, сегодня с помощью археологических работ и экологических исследований мы видим, что конец был неизбежен. Израиль был уничтожен, а Иудея выжила, потому что в великой схеме замыслов Ассирийской империи Израиль с его богатыми ресурсами и продуктивным населением был несравненно более привлекательным объектом, чем бедная и недоступная Иудея. Тем не менее, перед зрителями в Иудее в смертельно суровые годы после ассирийского завоевания Израиля, перед лицом империалистической угрозы и международных обстоятельств, библейская история Израиля служила намеком и предупреждением того, что может случиться и с ними. Старшее и когда-то могущественное Израильское царство, хотя и одарено плодородными землями и трудолюбивым народом, потеряло свое наследие. Теперь же сохранившееся Иудейское царство начнет играть роль божественно привилегированного младшего брата (как Исаак, Иаков или их собственный предок царь Давид), стремясь схватить потерянное право первородства и выкупить землю и народ Израиля.

<<< |1|…|7|8|9|10|11|12|13|14|15|…|23| >>>
Комментарии: 0