Scisne?

Глава 11. Большое реформирование (639-586 гг. до н.э) / Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии

Израэль Финкельштейн, Нил-Ашер Зильберман

Комментарии: 0
<<< |1|…|10|11|12|13|14|15|16|17|18|…|23| >>>

Глава 11. Большое реформирование (639-586 гг. до н.э)

Правление иудейского царя Иосии означало кульминацию истории израильской монархии — или, по крайней мере, так должно было казаться в то время. Для автора Девтерономической истории правление Иосии означало метафизический момент, едва ли менее важный, чем божественный завет с Авраамом, Исход из Египта или божественное обещание царю Давиду. Царь Иосия в Библии не просто кажется благородным преемником Моисея, Иисуса и Давида: сами очертания этих великих персонажей – в том виде в котором они появляются  в библейском повествовании – кажутся нарисованными с намеком на Иосию. Иосия – это идеал, который венчает всю историю Израиля. «Подобного ему не было царя прежде его, который обратился бы к Господу всем сердцем своим, и всею душею своею, и всеми силами своими, по всему закону Моисееву; и после него не восстал подобный ему» — сообщает 4 Царств 23:25 в восхвалении такого уровня, который не применяется по отношению ни к одному другому библейскому царю.

Иосия, прямой потомок царя Давида в шестнадцатом поколении, вступил на трон в возрасте восьми лет после свержения и убийства его отца в Иерусалиме. Мы очень мало знаем о ранних годах его жизни. Истории о его религиозном пробуждении в подростковом возрасте, рассказанные в 2 Хроник 34:3 – это почти наверняка биографическая идеализация, написанная пост-фактум. Но на протяжении 31-летнего правления над Иудейским царством Иосия был признан многими как величайшая надежда на национальное искупление, подлинный мессия, которому суждено восстановить павшую славу дома Израиля. Следуя — или соответствуя — основным принципам книги закона, чудесным образом «найденной» в Иерусалимском Храме, он предпринял кампанию по искоренению даже следов чужих или синкретических богослужений, включая древние высоты в провинции. Он и его пуританские войска не остановились даже на традиционной северной границе его царства, но продолжали путь на север до Вефиля, где ненавистный Иеровоам установил храм, соперничающий с Иерусалимским, и где (согласно пророчеству в 3 Царств 13:2) наследник Давида по имени Иосия когда-нибудь сожжет кости северного жреца-идолопоклонника.

Мессианская роль Иосии появилась из теологии нового религиозного движения, которое резко изменило представление о том, что значит быть израильтянином, и которое заложило основу для будущего иудаизма и христианства. Это движение в конце концов создало центральные документы Библии, и главная среди них — Книга Закона, найденная во время ремонта Иерусалимского Храма в 622 году до н.э, на восемнадцатом году правления Иосии. Эта книга, которую большинство ученых опознают как первоначальную форму книги Второзаконие, стала искрой, от которой разгорелась ритуальная революция и полное преобразование самосознания израильтян. Она содержала центральные особенности библейского монотеизма: поклонение исключительно одному Богу в одном месте, централизованное, всенародное соблюдение главных праздников Еврейского Года (Пасха, Суккот), и свод законов, касающихся общественного благополучия, правосудия и личных моральных принципов.

Это был созидательный момент кристаллизации библейской традиции в том виде, в котором мы сейчас ее знаем. Однако, повествование о правлении Иосии почти полностью сосредоточено на характере его религиозной реформы и ее географической протяженности. Мало написано о грандиозных исторических событиях, которые разворачивались в области вокруг Иудеи, и о том, как они могли повлиять на появление Девтерономической идеологии. Изучение источников того времени и археологических находок может помочь нам понять, как Иосия, в остальном забытый царь, который правил крохотным царством в тени великих мировых империй, смог – сознательно или невольно – стать покровителем интеллектуального и духовного движения, которое создало некоторые из главных этических учений Библии, и ее уникальное видение истории Израиля.


Неожиданная находка в Храме

Эта важнейшая глава в политической и духовной жизни Иудеи началась с приходом на царский престол юного принца Иосии в 639 году до н.э. Это казалось поворотной точкой в библейском изображении взлетов и падений «злых» и «праведных» царей в истории Иудеи. Потому что Иоссия был праведным наследником Давида,  который «делал  угодное в очах Господних, и ходил во всем путем Давида, отца своего, и не уклонялся ни направо, ни налево» (4 Царств 22:2).

Согласно Библии,  эта праведность подвигла Иосию на решительные действия. На его восемнадцатом году правления (в 622 году до н.э.) Иосия приказал первосвященнику Хелкии использовать государственные средства для ремонта Дома Господа Израиля. Ремонт привел к поразительному открытию – первосвященник нашел в Храме свиток, и его секретарь Шафан прочитал его царю. Его воздействие было громадным —  внезапно обнаружилось, к ужасу, что традиционные обычаи культа Яхве в Иудее были неправильны.

Вскоре Иосия собрал весь народ Иудеи для заключения торжественной клятвы всецело посвятить себя божественным заповедям, перечисленным в недавно обнаруженной книге.

И пошел царь в дом Господень, и все Иудеи, и все жители Иерусалима с ним, и священники, и пророки, и весь народ, от малого до большого, и прочел вслух их все слова книги завета, найденной в доме Господнем. Потом стал царь на возвышенное место и заключил пред лицом Господним завет -- последовать Господу и соблюдать заповеди Его и откровения Его и уставы Его от всего сердца и от всей души, чтобы выполнить слова завета сего, написанные в книге сей. И весь народ вступил в завет (4 Царств 23:2-3).

Затем, чтобы добиться полного очищения культа Яхве, Иосия начал самую мощную пуританскую реформу в истории Иудеи. Его первой целью были обряды идолопоклонства, которые практиковались в Иерусалиме, даже в самом Храме:

И повелел царь Хелкии первосвященнику и вторым священникам и стоящим на страже у порога вынести из храма Господня все вещи, сделанные для Ваала и для Астарты и для всего воинства небесного, и сжег их за Иерусалимом в долине Кедрон, и велел прах их отнести в Вефиль. И отставил жрецов, которых поставили цари Иудейские, чтобы совершать курения на высотах в городах Иудейских и окрестностях Иерусалима, — и которые кадили Ваалу, солнцу, и луне, и созвездиям, и всему воинству небесному; и вынес Астарту из дома Господня за Иерусалим к потоку Кедрону, и сжег ее у потока Кедрона, и истер ее в прах, и бросил прах ее на кладбище общенародное; и разрушил дома блудилищные, которые были при храме Господнем, где женщины ткали одежды для Астарты (4 Царств 23 4-7).

Он искоренил святыни чужих культов, особенно святыни, которые, как сообщается, были установлены в Иерусалиме под царским покровительством еще во времена Соломона:

И осквернил он Тофет, что на долине сыновей Еннома, чтобы никто не проводил сына своего и дочери своей чрез огонь Молоху; и отменил коней, которых ставили цари Иудейские солнцу пред входом в дом Господень близ комнат Нефан-Мелеха евнуха, что в Фаруриме, колесницы же солнца сжег огнем. И жертвенники на кровле горницы Ахазовой, которые сделали цари Иудейские, и жертвенники, которые сделал Манассия на обоих дворах дома Господня, разрушил царь, и низверг оттуда, и бросил прах их в поток Кедрон.  И высоты, которые пред Иерусалимом, направо от Масличной горы, которые устроил Соломон, царь Израилев, Астарте, мерзости Сидонской, и Хамосу, мерзости Моавитской, и Милхому, мерзости Аммонитской, осквернил царь; и изломал статуи, и срубил дубравы, и наполнил место их костями человеческими (4 Царств 23 10-14).

Иосия также положил конец ритуалам жертвоприношения, выполняемым сельскими жрецами, которые исполняли свои обряды на священных высотах и местах поклонения в сельской местности. «И вывел всех жрецов из городов Иудейских, и осквернил высоты, на которых совершали курения жрецы, от Гевы до Вирсавии» (4 Царств 23:8).

Старые счета были оплачены один за другим. Следующим был великий «грех Иеровоама», идолопоклоннический алтарь в Вефиле, где он исполнил библейское пророчество о том, что однажды праведный царь по имени Иосия увидит его разрушение:

Также и жертвенник, который в Вефиле, высоту, устроенную Иеровоамом, сыном Наватовым, который ввел Израиля в грех, -- также и жертвенник тот и высоту он разрушил, и сжег сию высоту, стер в прах, и сжег дубраву. И взглянул Иосия и увидел могилы, которые были там на горе, и послал и взял кости из могил, и сжег на жертвеннике, и осквернил его по слову Господню, которое провозгласил человек Божий, предрекший события сии, [когда Иеровоам, во время праздника, стоял пред жертвенником. Потом, обратившись, увидел могилу человека Божия, предрекшего сии события,] и сказал Иосия: что это за памятник, который я вижу? И сказали ему жители города: это могила человека Божия, который приходил из Иудеи и провозгласил о том, что ты делаешь над жертвенником Вефильским. И сказал он: оставьте его в покое, никто не трогай костей его. И сохранили кости его и кости пророка, который приходил из Самарии. (4 Царств 23:15-18)

Иосия не остановился в Вефиле, и очищение продолжилось дальше на север:

Также и все капища высот в городах Самарийских, которые построили цари Израильские, прогневляя Господа, разрушил Иосия, и сделал с ними то же, что сделал в Вефиле; и заколол всех жрецов высот, которые там были, на жертвенниках, и сжег кости человеческие на них,  и возвратился в Иерусалим. (4 Царств 23:19-20)

Даже сейчас, во время борьбы с идолопоклонством, Иосия учреждал народные религиозные праздники:

И повелел царь всему народу, сказав: "Совершите пасху Господу Богу вашему, как написано в сей книге завета", — потому что не была совершена такая пасха от дней судей, которые судили Израиля, и во все дни царей Израильских и царей Иудейских; а в восемнадцатый год царя Иосии была совершена сия пасха Господу в Иерусалиме (4 Царств 23:21-23).

В ретроспективе библейское описание религиозной реформы Иоссии в 4 Царств 23 — это не просто запись событий. Это тщательно созданное повествование, содержащее намеки на все великие персоналии и события истории Израиля. Иосия неявно сравнивается с Моисеем, великим освободителем и руководителем первой Пасхи. Он также следует образцу великих завоевателей Иисуса и Давида, он следует примеру Соломона, покровителя Иерусалимского храма. История реформы Иосии также исправляет грехи прошлого. Упоминание грехов северного царства также должно напомнить об успехе Иосии в деле разрушения алтаря Иеровоама в Вефиле, культовом центре Израильского царства, который так долго конкурировал с Иерусалимом. Потом была Самария со своими высотами, вызывающая горькие воспоминания о своем разрушении. Вся история Израиля достигла тут поворотной точки. После столетий преступлений Иосия восстал, чтобы низвергнуть грехи прошлого и вести народ Израиля к искуплению надлежащим исполнением Закона.


Что было «Книгой Закона»?

Обнаружение Книги Закона было событием первостепенного зхначения для последующей истории народа Израиля. Ее приняли за тот самый свод законов, который Бог дал Моисею на Синае, и соблюдение которого должно было обеспечить выживание народа Израиля.

Уже в восемнадцатом веке библейские ученые заметили явное сходство между описанием Книги Закона, найденной в Храме, и книгой Второзаконие. Особенности и прямые параллели между содержанием Второзакония, и идеями, выраженными в описании реформ Иоссии явно подтверждают, что обе они разделяют одну идеологию. Второзаконие — это единственная книга Пятикнижия, которая утверждает, что содержит «слова завета», которым должен следовать весь Израиль (29:9). Это единственная книга, которая запрещает жертвоприношения везде, кроме «места, какое изберет Господь, Бог ваш» (12:5), в то время как остальные книги Пятикнижия часто упоминают, без всякого порицания, о богослужениях на алтарях, установленных по всей стране. Второзаконие — единственная книга, описывающая всенародное празднование Пасхи в национальном храме (16:1-8). И хотя очевидно, что в современный текст книги Второзакония включены более поздние добавления, его основные положения именно те, которые впервые соблюдались Иосией в Иерусалиме в 622 году до н.э.

Сам факт того, что писанный свод законов внезапно появился в это время, хорошо совпадает с археологическими свидетельствами о распространении грамотности в Иудее. Хотя пророк Осия и царь Езекия были связаны с идеями, подобными тем, что содержатся во Второзаконии, сообщение о появлении определённого записанного текста и его публичное чтение царем согласуется с доказательствами внезапного, резкого распространения грамотности в Иудее седьмого века. Находки сотен личных перстней-печатей и оттисков печатей, подписанных на иврите и датированных этой эпохой, подтверждают широкое распространение письменных документов.  Как мы уже упоминали, такое относительно широко распространение доказательств грамотности — это важный показатель того, что Иудея в этот период достигла уровня полностью развитого государства. До этого едва ли была возможность создать пространные библейские тексты.

Кроме того, ученые обратили внимание, что литературная форма договора между Яхве и народом Израиля во Второзаконии поразительно похожа на ассирийские вассальные договора начала седьмого века, которые очерчивают права и обязанности подданного народа по отношению к своему правителю (в данном случае Израиля и Яхве). Более того, библейский историк Моше Вейнфилд заметил, что в идеологических выражениях программных речей, в стиле благословений и проклятий, в обрядах основания новых поселений Второзаконие проявляет сходство с ранней греческой литературой. Резюмируя, можно сказать, что трудно сомневаться в том, что первоначальная версия Второзакония — это книга Закона, упомянутая в 4 Царств. Скорее, это была не старая, неожиданно найденная книга — можно уверенно сделать вывод, что она была написана в седьмом веке до н.э., незадолго или во время правления Иосии.


Восходящий фараон и умирающая империя

Чтобы понять, почему книга Второзаконие приняла такую форму и почему она приобрела столь очевидную эмоциональную силу, необходимо сначала взглянуть на международную арену в последние десятилетия истории Иудеи. Обзор исторических и археологических источников показывает, что центральным фактором формирования библейской истории было крупное изменение баланса сил в целом регионе.

В то время, как в 639 году до н.э. восьмилетний принц Иосия унаследовал трон Иудеи, Египет переживал великое государственное возрождение, в котором изображения его далекого прошлого и его великих основателей были использованы как мощные символы для повышения могущества Египта и его престижа во всем регионе. Начав в 656 году до н.э.,  Псамметих I, основатель двадцать шестой династии, сбросил  господство Ассирийской империи и позже распространил свою власть на большую часть территории Леванта, которую контроллировал великий фараон Рамзес II в тринадцатом веке до н.э.

Ключ к этому египетскому возрождению лежал, в первую очередь, во внезапном и стремительном упадке Ассирии в последние десятилетия седьмого века до н.э. Ученые до сих пор спорят о точной дате и причине крушения ассирийского могущества после более чем столетнего неоспоримого мирового господства. Однако,  в конце правления последнего великого ассирийского царя, Ашурбанипала (669-627 гг. до н.э.) ассирийская мощь явно начала клонится к закату вследствие давления кочующих скифских племен на северных границах империи, и продолжающихся столкновений на востоке с покоренными народами Вавилона и Элама. После смерти Ашурбанипала господство Ассирии было еще больше подорвано восстанием в Вавилоне в 626 году до н.э. и вспышкой гражданской войны в самой Ассирии три года спустя, в 623 году до н.э.

Египет получил прямую выгоду от слабости Ассирии. Фараон Псамметих I, основатель двадцать шестой династии, который правил в городе Саисе в дельте Нила, преуспел в объединении местной египетской аристократии под своим руководством. Во время своего правления в 664-610 гг. до н.э, ассирийские войска были выведены из Египта и оставили большую часть Леванта под египетским контролем. Греческий историк Геродот, важный источник о событиях того периода, рассказывает (в истории, приукрашенной множеством легендарных подробностей) как Псамметих выступил в поход на север, и двадцать девять лет осаждал город Ашдод на побережье Средиземного моря. Сколько бы ни было правды в этом сообщении, но археологические находки при раскопках вдоль прибрежной равнины, кажется, указывают на возрастание египетского влияния в конце седьмого века. К тому же, Псамметих в надписи того времени хвастался, что контролировал средиземноморское побережье до самой Финикии.

Отступление ассирийцев со своих старых владений на прибрежной равнине и с территорий бывшего северного царства Израиля выглядит мирным.  Возможно даже, что Египет и Ассирия достигли какого-то рода договоренности, согласно которой Египет получил ассирийские провинции к западу от Евфрата в обмен на обязательство обеспечить Ассирию военную поддержку. Как бы там ни было, пятисотлетняя мечта египтян восстановить владычество над Ханааном исполнилась. Египтяне восстановили контроль над сельскохозяйственным богатством и международными торговыми путями в плодородной низине. Однако, как и во времена великих фараонов-завоевателей Нового Царства, относительно изолированное население высокогорий — теперь организованное в Иудейское царство — было относительно неважным для египтян. И поэтому они, по крайней мере, поначалу, были в значительной степени предоставлены самим себе.


Новое завоевание земли обетованной

Выход ассирийских войск из северных областей земли Израиля создал положение, которое должно было казаться жителям Иудеи долгожданным чудом. Столетие ассирийского господства подошло к концу, Египет в основном был заинтересован побережьем, а нечестивое северное царство Израиля больше не существовало. Казалось, открыт путь к полному выполнению иудейских амбиций. Наконец, показалось возможным для Иудеи распространиться на север, захватить территории побежденного северного царства в нагорье, централизовать израильский культ и учредить великое пан-израильское государство.

Столь амбициозный план должен был потребовать активную и мощную пропаганду. Книга Второзакония упрочила единство народа Израиля и установила центральное культовое место, но была еще Девтерономическая история и части Пятикнижия, которые создавали эпическую сагу для выражения могущества и страсти возрожденной иудейской мечты. Предположительно, это и было причиной того, что авторы и редакторы Девтерономической истории и частей Пятикнижия собрали и переработали наиболее драгоценные предания народа Израиля, чтобы вдохновить народ Израиля на великую национальную борьбу, предстоящую им.

Тщательно разрабатывая и приукрашивая истории, содержащиеся в первых четырех книгах Торы, они сплели воедино региональные вариации историй о патриархах, помещая приключения Авраама, Исаака и Иакова в мир, удивительно напоминающий седьмой век до н.э. и придающий особое значение господству Иудеи над всем Израилем. Они сформировали великий национальный эпос об освобождении всех племен Израиля от великого и могущественного фараона, государство которого в географических подробностях было сверхъестественно похоже на государство Псамметиха.

В Девтерономической истории они создали единый эпос о завоевании Ханаана, со сценами свирепых битв — в Иорданской долине, в районе Вефиля, в предгорьях Шефелы и в центре бывшей израильской (а позже ассирийской) администрации на севере — именно там, где должно было проводиться новое завоевание Ханаана. Могущественное и процветающее северное царство, в тени которого Иудея существовала более двух столетий, было осуждено как историческое отклонение, греховное отпадение от истинного израильского наследия. Единственными законными правителями всей израильской территории были цари из династии Давида, особенно благочестивый Иосия. Вефиль, великий культовый центр северного царства, который захватил Иосия, был решительно осужден. «Ханаанеи», то есть все неизраильские жители, также были пренебрежены строгим запретом смешанных браков израильтян с иноплеменными женщинами, которые, согласно Девтерономической истории и Пятикнижию, только склоняют народ к идолопоклонству. Обе эти линии поведения, вероятно, были связаны с проблемой распространения на земли страны Израиля большого количества неизраильтян, которые были переселены ассирийцами,  особенно в южные области бывшего северного царства, вокруг Вефиля.

Невозможно узнать, была ли ранняя версия истории Израиля составлена во времена Езекии, или диссидентскими группами во время долгого правления Манассии, или же этот великий эпос был составлен полностью во время правления Иосии. Но ясно, что многие герои, описанные в Девтерономической истории — такие как благочестивые Иосия, Давид и Езекия, и отступники Ахаз и Манассия — изображены как зеркальные отражения Иосии, положительные или отрицательные. Девтерономическая история не была историей в современном смысле этого слова. Это было одновременно идеологическое и теологическое сочинение.

В седьмом веке до н.э., в истории древнего Израиля впервые существовала широкая аудитория для таких произведений. Иудея стала высокоцентрализованным государством, в котором грамотность распространялась из столицы и главных городов в сельскую местность. Это был процесс, который, видимо, начался в восьмом веке, но достиг высшей точки только во времена Иосии. Запись составных проповедей использовалась как средство продвижения ряда довольно революционных политических, религиозных и социальных идей. Несмотря на свои истории об отступничестве и вероломстве Израиля и его монархов, несмотря на ее циклы грехов, возмездия и искупления, несмотря на все свои бедствия прошлого, Библия преподносит глубоко оптимистическую историю. Она обещает своим читателям и слушателям, что они участвуют в истории со счастливым концом, который наступит, когда их царь Иосия очистит Израиль от мерзостей их соседей, искупит их грехи и установит повсеместное соблюдение истинных законов Яхве, и сделает первые шаги, чтобы легендарное царство Давида стало реальным.


Революция в сельской местности

Времена Иосии были несомненно мессианскими. Девтерономический лагерь победил, и настроение в Иерусалиме должно было быть исключительно воодушевленным. Но урок перехода от праведного Езекии к греховному Манассии не был забыт. Несомненно, реформы Иосии встретили сопротивление. Так что это время также было временем просвещения и социальных реформ. В этой связи важно заметить, что книга Второзаконие содержит этические законы и постановления об общественной благотворительности, которые не имеют параллелей больше нигде в Библии. Второзаконие призывает к защите личности, к защите того, что мы сегодня называем правами человека и человеческим достоинством. Его законы выражают беспрецедентную заботу о слабых и беззащитных представителях иудейского общества:

Если среди вас все же будут бедняки — кто-нибудь из братьев ваших, в каком-нибудь из ваших городов, в стране, которую Господь, ваш Бог, отдает вам, — то не будь бессердечен, пусть не будет рука твоя скупою для брата твоего, бедняка. Пусть рука твоя будет щедрой, дай ему в долг, сколько ему нужно, в соответствии с нуждами его.  (Второзаконие 15:7-8).

Не попирай прав переселенца и сироты, не бери в залог одежду вдовы.  Помни, что ты и сам был рабом в Египте, а Господь, твой Бог, освободил тебя из неволи. Поэтому я и даю тебе такое повеление.  (Второзаконие 24:17-18).

Здесь дело не просто в благотворительности, но в сознательности, которая выросла из общего ощущения статуса нации, теперь крепко усиленного исторической сагой об Израиле, систематизированной в виде текста. Права на семейную землю были защищены запретом перемещения древних межевых камней (19:14), а права наследование жен,  отвергнутые их мужьями, были гарантированы (21:17-18). Фермерам было дано указание отдавать беднякам десятину каждые три года (14:28-29), постоянно живущие иностранцы были защищены от дискриминации (24:14-15). Рабов полагалось освобождать после шести лет неволи (15:12-15). Это только несколько примеров  широкого охвата законов, касающихся личности, которые должны были отменить несправедливость и неравенство повседневной жизни.

Было рассмотрено также функционирование правительства, с четкой целью ограничить возможность вождей иудейского общества использовать свое положение в собственных интересах или неограниченно притеснять народ:

Назначайте судей и распорядителей, во всех городах ваших, отданных вам Господом, вашим Богом, — во всех ваших племенах — и пусть они судят справедливо. Не нарушай ничьих законных прав, суди беспристрастно. Не бери взяток, ибо взятка превращает мудрых людей в слепцов, а праведных делает лжецами. (16:18-19)

Даже царь был субъектом законов завета, и ясно, что авторы Второзакония имели в виду и грехи царей Израиля, и праведность Иосии:

Можете поставить царя — того, кого изберет Господь, ваш Бог. Делайте царем одного из братьев ваших. Нельзя вручать власть чужаку, иноплеменнику! Царь не должен держать слишком много коней, не должен отправлять людей назад в Египет, чтобы приобрести побольше коней. Ведь Господь сказал вам: «Вы уже не вернетесь туда, по этому пути!» У царя не должно быть слишком много жeн, чтобы его сердце не склонилось к отступничеству. Он не должен иметь чересчур много серебра и золота. Когда он взойдет на престол, пусть перепишет для себя в свиток это Наставление, хранящееся у жрецов-левитов. И пусть всю жизнь держит его при себе и читает — и тогда он научится бояться и чтить Господа, своего Бога, неукоснительно исполнять это Наставление, все предписания. И не станет он возноситься над соплеменниками, не станет отклоняться от этих повелений ни вправо, ни влево — и тогда он и потомки его будут долго править Израилем. (17:15-20)


Рис. 27. Главные города Иудеи конца монархии. Линия обозначает границы Иудеи в конце седьмого века, во времена Иосии


Пожалуй, наиболее впечатляющий археологический артефакт, ясно показывающий это новое осознание личных прав, был обнаружен в 1960 году в крепости конца седьмого века до н.э., известной археологам как Мецад Хашавьяху, расположенной на побережье Средиземного моря к югу от современного Тель-Авива (рис. 27). В развалинах этой крепости были найдены черепки привозной греческой керамики, что свидетельствует о возможном присутствии там греческих наемных солдат. Судя по яхвистским именам, которые встречаются на найденных в этом месте остраконах, в этой крепости были также иудеи, некоторые из которых работали на близлежащих полях, а другие служили солдатами и офицерами. Один из рабочих составил возмущенное обращение к командиру гарнизона, записанное чернилами на черепке разбитой посуды. Это драгоценная надпись на иврите – возможно, древнейшее известное нам археологическое доказательство новых отношений и новых прав, предложенных Девтерономическим законом:

Пускай начальник, мой господин, услышит жалобу своего слуги. Ваш слуга работает на жатве. Ваш слуга был в Хацаар-Ассаме. Ваш слуга жал, и закончил, и убирал на хранение [зерно] несколько дней назад до остановки*. Когда твой слуга закончил свою жатву и хранил зерно несколько дней назад, Хошаяху, сына Шабаи, пришел и забрал одежду вашего слуги. Когда я закончил жатву в это время, несколько дней назад, он забрал одежду вашего слуги. Все мои товарищи могут свидетельствовать за меня, все кто жал со мной под палящим солнцем – они могут свидетельствовать за меня, что это правда. Я невиновен ни в каких нарушениях. (Так что) пожалуйста, верните мне одежду. Если чиновник не считает обязательным вернуть одежду своего слуги, пусть он сжалится над ним и вернет одежду своему слуге. Вы не должны молчать, когда ваш слуга без одежды.

Это было личное требование того, чтобы закон был соблюден, несмотря на разницу социального положения между истцом и адресатом. Требование справедливости от одного лица к другому было революционным шагом от традиционной ближневосточной уверенности исключительно в силе клана, к гарантиям равных прав для всех его членов.

Это единственный пример, случайно сохранившийся в развалинах города далеко от центра Иудеи. Но его многозначительность очевидна. Девтерономические законы стали новым сводом индивидуальных прав и обязанностей для народа Израиля. Они также служили основанием всеобщего общественного свода законов и системой общественных ценностей, которые продолжают действовать даже сегодня.


Археология и реформы Иосии

Хотя археология доказала свою неоценимость в открытии долговременного общественного развития, которое лежит в основе исторической эволюции Иудеи и рождения девтерономического движения, она была гораздо менее успешной в предоставлении доказательств особых достижений Иосии. Храм Вефиля — первой цели Иосии в его кампании против идолопоклонства — до сих пор не обнаружен, и до сих пор за пределами Иерусалима найден только один иудейский храм того времени. Его судьба во время программы Иосии по религиозной централизации неясна.

Более того, печати и оттиски печатей чиновников и высокопоставленных лиц Иудеи эпохи конца монархии показывают только возможные доказательства реформ Иосии. В то время как ранние иудейские печати содержат символы, связанные с астральным культом – изображения звезд и луны, которые выглядят как священные символы, в конце седьмого века большая часть печатей содержат только имена (и, иногда, украшения в виде растений), бросается в глаза отсутствие украшений в виде изображений. Художественные стилиь в других областях, таких как Аммон и Моав, показывают похожую перемену. Это может быть связано с повсеместным распространением грамотности по всему региону, но она не настолько выражена, как в Иудее. Вероятно, это отражает влияние реформ Иосии, которые настаивали на том, что неизображаемый Яхве является единственным законным объектом поклонения, и препятствовали поклонению небесным силам в видимой форме.

Другое свидетельство, тем не менее, наводит на мысль, что Иосии не удалось прекратить поклонение идолам, поскольку статуэтки стоящей женщины, придерживающей грудь руками (обычно отождествляемая с богиней Ашерой), были в изобилии найдены в частных жилых строениях во всех крупных городах Иудеи конца седьмого века. Поэтому, по крайней мере на уровне домашнего хозяйства, этот популярный культ, по-видимому, продолжал существовать, несмотря на религиозную политику, исходящую из Иерусалима.


Как далеко дошла революция Иосии?

Протяженность территориальных захватов Иосии до сих пор определена только грубо по археологическим и историческим признакам (см. Приложение 6). Хотя святилище в Вефиле не было найдено, но вокруг были найдены типичные иудейские артефакты седьмого века. Возможно, что Иосия продвинулся гораздо севернее в направлении Самарии (как указано в 4 Царств 23:19), но явных археологических доказательств  до сих пор не найдено.

На западе тот факт, что Лахиш был заново укреплен и снова служил главной иудейской крепостью, является, возможно, лучшим доказательством того, что Иосия продолжал контролировать область Шефелы, возрожденную его дедом Манассией. Но Иосия вряд ли продвинулся дальше на запад, в области, которые были важными для интересов египтян. На юге непрерывная оккупация иудеями подсказывает, что Иосия контролировал долину Беэр-Шевы и, возможно, крепости дальше к югу, которые были основаны Манассией несколькими десятилетиями ранее под господством Ассирии.

В своей основе царство под правлением Иосии было прямым продолжением Иудеи под правлением Манассии. Его население, вероятно, не превышало семидесяти пяти тысяч с относительно плотным заселением сельскохозяйственных областей на территории Иудейских холмов, с сетью поселений в засушливых областях на востоке и юге, и относительно редким населением Шефелы. Это были, в основном, плотно заселенные города-государства, в то время как столица содержала 20% населения. Городская жизнь в Иерусалиме достигла пика, с которым она смогла сравняться только в римскую эпоху. Государство было хорошо организованным и высоко централизованным, как и во времена Манассии. Но, с точки зрения религиозного развития и литературной выразительности, эра Иосии обозначала существенно новый этап в истории Иудеи.


Решающее сражение в Мегиддо

Жизнь Иоссии оборвалась неожиданно. В 610 году до н.э. умер Псамметих I, основатель двадцать шестой египетской династии, и его сменил на троне его сын Нехо II. Во время его военного похода на север, целью которого было помочь рассыпающейся Ассирийской империи в борьбе с Вавилоном, случилось роковое столкновение. Четвертая Книга Царств описывает эти события лаконичным, почти телеграфным стилем: «Во дни его пошел фараон Нехо, царь Египетский, против царя Ассирийского на реку Евфрат. И вышел царь Иосия навстречу ему, и тот умертвил его в Мегиддо, когда увидел его» (4 Царств 23:29). Вторая книга Хроник добавляет несколько подробностей, преобразуя сообщение о гибели Иосии в трагедию на поле боя:

Пошел Нехо, царь Египетский, на войну к Кархемису на Евфрате; и Иосия вышел навстречу ему. И послал к нему Нехо послов сказать: что мне и тебе, царь Иудейский? Не против тебя теперь иду я, но туда, где у меня война. ... Но Иосия не отстранился от него, а приготовился, чтобы сразиться с ним, ... и выступил на сражение на равнину Мегиддо. И выстрелили стрельцы в царя Иосию, и сказал царь слугам своим: уведите меня, потому что я тяжело ранен. И свели его слуги его с колесницы, и посадили его в другую повозку, которая была у него, и отвезли его в Иерусалим. И умер он, и похоронен в гробницах отцов своих. (2 Пар 35:20-24).

Какое из этих сообщение более точное? Что они могут сказать об успехе или провале реформ Иосии? И какое значение имеют эти события в Мегиддо для эволюции библейской веры? Ответ опять лежит в развитии политической ситуации в регионе. Мощь Ассирии продолжала убывать, и продолжающееся давление Вавилона на центральные области умирающей империи угрожало нарушить равновесие древнего мира и подвергало опасности египетские интересы в Азии. Египет решил вступиться за Ассирию, и в 616 году его армия выступила на север. Но этот шаг не остановил крушение Ассирии. Великая ассирийская столица Ниневия пала в 612 году, ассирийский двор бежал на запад в Харан, это событие описано у пророка Софонии (2:13-15). Два года спустя, в 610 году, когда Псаметих умер и его сын Нехо взошел на трон, египетские войска на севере были вынуждены отступить, и вавилоняне захватили Харан. В следующем году Нехо решил действовать, и выдвинулся на север.

Многие библейские историки отдают предпочтение версии 2 Хроник, которая описывает настоящую битву между Нехо и Иосией у Мегиддо в 609 году. Согласно этому мнению, Иосия продвинулся на всю холмистую местность территории бывшего северного царства, то есть, захватил бывшую провинцию Ассирии — Самарию. Затем он распространил свое владычество дальше на север, до Мегиддо, где он построил огромную крепость на востоке холма. Он сделал Мегиддо северным стратегическим форпостом растущего государства Иудеи. Некоторые ученые предполагают, что он планировал встать на сторону Вавилона против Ассирии, блокируя наступление Нехо по узкому проходу, ведущему к Мегиддо. Некоторые даже утверждают, что отрывок из 2 Хроник 34:6 является достоверным, и что Иосия сумел продвинется дальше на север, на бывшую израильскую территорию в Галилее.

Однако, мысль о том, что Иосия прибыл в Мегиддо с военными силами, достаточнымидля того, чтобы остановить Нехо и воспрепятствовать его наступлению на север, немного натянута. Очень непохоже, чтобы у Иосии была достаточно крупная армия, чтобы рискнуть сразиться с египтянами. Приблизительно до 630 года до н.э. его царство все еще было под ассирийским господством, а позже невозможно себе представить, что Псамметих, у которого хватало сил контролировать все восточное средиземноморское побережье до самой Финикии, позволил бы Иудее создать сильные войска. В любом случае, для Иосии было бы грандиозной авантюрой рискнуть своей армией против египтян так далеко от центра своей страны. Так что, версия книги Царств очевидно более правдоподобна.

Надав Нааман предложил совсем другое объяснение. Он предположил, что одной из причин, по которой Нехо выступил через Палестину в 609 году, год спустя после смерти Псамметиха и своего вступления на престол Египта, было получение новой клятвы верности от своих вассалов. Согласно обычаям, их предыдущая клятва Псамметиху стала недействительной после его смерти. Таким образом, Иосию вызвали в египетскую твердыню, в Мегиддо, чтобы встретить Нехо и принести ему новую клятву верности. Однако, по некоторым причинам, Нехо решил казнить его.

Что такого сделал Иосия, что привело в ярость египетского монарха? Продвижение Иосии на север, в холмистую местность Самарии, могло поставить под угрозу египетские интересы в Изреельской долине. Или, возможно, попытка Иосии продвинутся на запад, за пределы своей территории в Шефелу, угрожали интересам Египта в Филистии. Не менее правдоподобно предположение Баруха Халперна о том, что Нехо мог быть разгневан независимой политикой Иосии на юге, вдоль уязвимых путей торговли с арабами.

Ясно одно. Девтерономический историк, который видел в Иосии божественно помазанного мессию, которому было предназначено возродить Иудею и вести ее к славе, был явно в замешательстве и не смог объяснить, как могла произойти такая историческая катастрофа. Он оставил только сжатое, загадочное упоминание о гибели Иосии. Мечты этого царя и предполагаемого мессии были грубо оборваны на холме Мегиддо. Десятилетия духовного возрождения и призрачных надежд неожиданно рухнули. Иосия был мертв, а народ Израиля опять был порабощен Египтом.


Последние цари из династии Давида

Если это все было недостаточно потрясающим, то следующие годы принесли еще более ужасные бедствия. После смерти Иосии, ход великой реформы, видимо, прервался. Последние четыре царя Иудеи — три из них были сыновьями Иосии — оцениваются Библией отрицательно, как отступники. Действительно, последние два десятилетия истории Иудеи описываются Девтерономической историей как период непрерывного упадка, ведущего к разрушению Иудейского государства.

Наследник Иосии Иоахаз, видимо, настроенный анти-египетски, правил всего три месяца, и вернулся на путь идолопоклонства ранних царей Иудеи. Фараон Нехо сместил и изгнал его, заменив его на брата Иоакима, который тоже «делал неугодное в очах Господних», добавив к своей нечестивости еще такой грех, как сбор дани с населения своей страны в пользу своего повелителя, фараона Нехо.

В Библии есть четкие описания (в том числе пророческие произведения того времени), подтвержденные внебиблейскими источниками, напряженной борьбы между великими соперничающими державами, которая имела место в годы, последующие за смертью Иосии. Египет, по-видимому, еще несколько лет продолжал контролировать западные территории бывшей Ассирийской империи, что поднимало на новую высоту мечты фараонов о возрождении славы прошлого. Но в Междуречье сила Вавилона непоколебимо росла. В 605 году до н.э. вавилонский наследный принц, ставший позже известным как Навуходоносор, разбил египетскую армию в Сирии у Каркемиша (это событие описано у Иеремии в 46:2), обратив египетские войска в паническое бегство назад к Нилу. После этого поражения Ассирийская империя окончательно и бесповоротно распалась, и Навуходоносор, теперь царь Вавилона, попытался достичь полного контроля над всеми землями на западе.

Вскоре вавилонские войска выступили на опустошенную прибрежную средиземноморскую равнину к богатым Филистимским городам. В Иудее про-египетская фракция, которая взяла верх в Иерусалимском царском дворе несколько месяцев спустя после смерти Иосии, была ввергнута в панику, и ее отчаянные призывы к Нехо о военной помощи против Вавилона только усиливали ее политическую уязвимость в ужасные дни, которые лежали впереди.

Итак, вавилонская петля вокруг Иерусалима затягивалась. Вавилоняне теперь намеревались разграбить и полностью опустошить Иудейское государство. После внезапной смерти Иоакима, его сын Иехония лицом к лицу встретился с мощью ужасающей вавилонской армии:

В то время подступили рабы Навуходоносора, царя Вавилонского, к Иерусалиму, и подвергся город осаде. И пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к городу, когда рабы его осаждали его. И вышел Иехония, царь Иудейский, к царю Вавилонскому, он и мать его, и слуги его, и князья его, и евнухи его, -- и взял его царь Вавилонский в восьмой год своего царствования. И вывез он оттуда все сокровища дома Господня и сокровища царского дома; и изломал, как изрек Господь, все золотые сосуды, которые Соломон, царь Израилев, сделал в храме Господнем; и выселил весь Иерусалим, и всех князей, и все храброе войско, -- десять тысяч было переселенных, -- и всех плотников и кузнецов; никого не осталось, кроме бедного народа земли. И переселил он Иехонию в Вавилон; и мать царя, и жен царя, и евнухов его, и сильных земли отвел на поселение из Иерусалима в Вавилон. И все войско числом семь тысяч, и художников и строителей тысячу, всех храбрых, ходящих на войну, отвел царь Вавилонский на поселение в Вавилон (4 Царств 24:10-16).

Эти события имели место в 597 году до н.э. и описаны также в вавилонских хрониках:

В седьмом году, в месяц Кислев, царь Аккадский собрал свои войска, выступил в страну Хатти, осадил город Иудеи, и на второй день месяца Адар он захватил город и пленил царя. Он назначил там царя по своему выбору, и, захватив тяжелую дань, вернулся с ней в Вавилон.

Иерусалимская аристократия и жречество — среди которых девтерономическая идеология пылала наиболее страстно — были уведены в изгнание, оставив разгорающийся конфликт между оставшимися группировками царского дома Давида и царского двора, у которых не было четкого понимания, что им делать.

Но это было только первым шагом насильственного разрушения Иудеи. Навуходоносор немедленно поставил на место изгнанного Иехонии его дядю Седекию, который казался ему более покорным вассалом. Это была ошибка: через несколько лет Седекия договорился с соседними царями о новом восстании, и этим, как герой греческой трагедии, обрек себя и свой город. В 587 году до н.э. Навуходоносор прибыл с грозной армией и взял в осаду Иерусалим. Это было началом конца.

Под неистовством вавилонских войск на окраинах страны, отдаленные города Иудеи пали один за другим. Четкие археологические доказательства последних лет южного царства исходят почти от каждого позднемонархического города, раскопанного в Иудее: в долине Беэр-Шевы, в Шефеле и на Иудейском нагорье. В крепости Арад, центре Иудейской власти и военного управления на юге, под обломками разрушений была найдена группа остраконов — надписанных глиняных черепков, содержащих яростные приказы о движении войск и перевозке продовольственного обеспечения. В Лахише в Шефеле в развалинах последних городских ворот были найдены остраконы, дающие горький взгляд на последние моменты независимости Иудеи, о том как сигнальные огни из других городов гаснут один за другим. Написанные, предположительно, командиру Лахиша от сторожевой заставы неподалеку, они рассказывают о нависшем чувстве обреченности:

И пусть мой господин знает, что мы наблюдаем за сигналами Лахиша, следуя за всеми знаками, которые дает мой господин. Потому что мы не видим Азеки...

Это мрачное сообщение подтверждается описанием  в книге Иеремии (34:7), которое указывает, что Лахиш и Азека действительно были последними городами Иудеи, которые противостояли атакам Вавилона.

Наконец, не осталось ничего, кроме Иерусалима. Библейское описание его последних часов ни много ни мало ужасающе:

В девятый день месяца усилился голод в городе, и не было хлеба у народа земли. И взят был город, и побежали все военные ночью по дороге к воротам, между двумя стенами, что подле царского сада; Халдеи же стояли вокруг города, и царь ушел дорогою к равнине.  И погналось войско Халдейское за царем, и настигли его на равнинах Иерихонских, и все войско его разбежалось от него. И взяли царя, и отвели его к царю Вавилонскому в Ривлу, и произвели над ним суд:  и сыновей Седекии закололи пред глазами его, а самому Седекии ослепили глаза и сковали его оковами, и отвели его в Вавилон. (4 Царств 25:3-7)

Последний акт трагедии разыгрался около месяца спустя:

Пришел Навузардан, начальник телохранителей, слуга царя Вавилонского, в Иерусалим, и сжег дом Господень и дом царя, и все домы в Иерусалиме, и все домы большие сожег огнем; и стены вокруг Иерусалима разрушило войско Халдейское, бывшее у начальника телохранителей. И прочий народ, остававшийся в городе... выселил Навузардан, начальник телохранителей. (4 Царств 25:8-11).

Археологические находки сообщают только о последних ужасных часах сражения. Признаки грандиозного пожара были обнаружены почти везде внутри городских стен. В домах и рядом с северными укреплениями были найдены наконечники стрел, что подтверждает интенсивность последней битвы за Иерусалим. Частные дома, которые были сожжены и разрушены, похоронив под собой все, что в них было, превратились в обугленные груды щебня, которые еще полтора столетия стояли памятником полного разрушения Иерусалима вавилонянами (Неемия 2:13).

Итак, все было кончено. Четыре столетия истории Иудеи были закончены в крови и пламени. Гордое Иудейское царство было полностью опустошено, его хозяйство разрушено, его население было рассеяно. Последний царь правившей столетиями династии был изувечен и заточен в Вавилоне. Все его сыновья были убиты. Храм в Иерусалиме — единственное законное место для поклонения Яхве — был разрушен.

Религия и национальное существование народа Израиля в этом великом бедствии могли закончиться. Чудесным образом, оба они сохранились.

<<< |1|…|10|11|12|13|14|15|16|17|18|…|23| >>>
Комментарии: 0