Scisne?

Даат Эмет. Выпуск №2. Представлений еврейских мудрецов об анатомии животных

Комментарии: 3
Обсуждение ошибочных представлений еврейских мудрецов об анатомии животных, породивших не менее ошибочные постановления по вопросу о трейфе (животных, становящихся непригодными к употреблению в пищу из-за различных физических повреждений).

Выпуск о том, где рассказывается святая правда о hалахе и всяких премудростях, о мудрецах и их познаниях, дабы глаза незрячие прозрели и свет рассеял мрак неведения. Ибо так читатель черпает из кладезя мудрости и знаний.

Бен Баг Баг сказал: Переворачивай её так и эдак, ибо в ней – всё
(Авот, глава 5, мишна 22)
Нам посчастливилось быть оцененными по заслугам. Едва мы издали в новом, исправленном варианте, выпуск первый, не стало отбою от желающих получить и остальные выпуски в новом издании. Таким образом, мы рады предложить вашему вниманию второй выпуск – с тем, чтобы вскорости за ним последовал третий. Мы благодарим всех, кто обратился к нам с поддержкой; пусть дальнейшее само говорит за себя.

Считается, что на горе Синай были получены не только Устная и Письменная Тора, но и все те сведения научного характера, которые мы находим в Талмуде – со времён Моисея они передавались изустно от одного поколения к другому. Недаром мудрецы сказали в трактате Рош hа-Шана (21б), что всего в мире было создано пятьдесят мер знания; все они были сообщены Моисею – за исключением одного, ибо сказано: «И Ты умалил его немного перед ангелами» (Псалмы, 8:6).

Нахманид, к примеру, пишет в предисловии к Бытие, что «всё, что было сообщено посредством пророчества – от тайн Небесного Воинства и шести дней творения и до премудростей четырёх низших сил, известных мудрецам – силы минеральной, силы, из земли произрастающей, живого подвижного и живого говорящего – всё это было сообщено Моисею… Среди пятидесяти уровней знания один есть знание минералов, другой – знание растительного, третий – деревьев, животных, птиц, паразитов и гадов ползучих и т. д.».

Первый выпуск был посвящён исследованию научных познаний мудрецов. Мы начали с вопроса о насекомых (о вшах, которые не плодятся – см. там) и с Божьей помощью показали, что мудрецы то ли не получили необходимых сведений от Моисея, то ли что-то недопоняли – и в результате их осведомлённость в этом вопросе не превосходила образованности их непросветлённых современников.

В писаных источниках говорится: «Нельзя выполнять распоряжения врачей вопреки указаниям мудрецов – ибо их слова суть вечные и нерушимые вехи», – так пишет Хазон Иш в Законах Трейфот, гл. 5, п. 3. Аналогично, Келемский Старец написал в Меорот Гедолим, что «всё новое, что сумел принести в философию известный мудрец и глава философов Аристотель за всю свою жизнь, заключено в одном-единственном словечке книги раббейну Йоны ‘Шаарей Тешува’».

Теперь мы расскажем о представлениях мудрецов об анатомии животных. На основании этих представлений мудрецы выносили решения и составляли все законы, связанные с понятием трейфа. С Божьей помощью, мы докажем, что традиция мудрецов не является вечной и нерушимой – напротив.

Один из видов трейфы – животного, которое становится некошерным в результате появления у него некоторого порока – это «подранное» животное. Так, в трактате Хулин Гемара упоминает животное, подранное волком; Раши объясняет: «Животное, в которое волк вонзил когти и впустил свой яд, разъедающий и сжигающий изнутри».

В трактате Хулин, 53а, сказано: «Подранное: только то, которое драли рукой – а не ногой; только при жизни – а не посмертно». К этому Гемара прибавляет, что если зверь вонзил когти в добычу, но ему отрубили лапу прежде, чем он успел когти вытащить, то яд не проникает: «Раз уж мы сказали, что это должно быть намеренно, нужно ли говорить, что только при жизни? – Нужно, потому как ежели зверь драл, а руку отрубили, можно было решить, что он уже выпустил яд, когда вонзил когти – а так мы понимаем, что яд он выпускает, когда выхватывает их». То есть, выпуск яда происходит лишь в момент вытаскивания дерущих когтей из тела животного или птицы. Во избежание недоразумений, сразу подчеркнём, что «подрать» животное можно только ядом, а не проникновением когтей во внутренние органы, в каковом случае оно также будет некошерно, но уже не как «подранное», а как «порченое».

В книге Кузари вся эта история0 про подранную скотину приводится как доказательство и пример глубоких познаний мудрецов в сфере естественных наук (Кузари, гл. 4, п. 31).

При этом очевидно – да что там – ежу понятно, что ни у льва, ни у волка, ни даже у кошки яда нет.

Утверждение мудрецов о том, что все эти звери ядовиты, исключительно нелегко переварить. Маймонид пишет в Законах забоя скота, гл. 5, з. 3: «И хотя все эти виды (трейфы) были сообщены Моисею на горе Синай, поскольку в самой Торе встречается только упоминание о подранном, к этим ситуациям относятся особенно строго, объявляя запретным всё, что может быть или не быть подранным».

Таким образом, получается, что единственная трейфа, упомянутая в Торе – это ситуация, которая никак не может возникнуть в действительности!

Раввин Э. Десслер приводит этот вопрос в своей книге Михтав ме-Элияhу (т. 4, стр. 355) и отвечает на него, что hалаху не меняют и в том случае, если обстоятельства, послужившие предпосылкой к ней, изменились или оказались иными, чем предполагалось. Редактор книги, покойный раввин Фридландер, ответил, что суть подранности – не в яде, а в грязи, которая скапливается на когтях и может привести к заражению и в итоге убить подранное животное. (Тем самым он признал, что хищники неядовиты, сводя на нет слова святой Гемары!)

Тот, кто действительно ищет правды, признает этот ответ неудовлетворительным. Ведь на самом деле мудрецы ясно сказали, что если лапу отрубить до того, как зверь выпустит добычу, животное останется кошерным (не хищник, а скотина, разумеется), потому что зверь вводит яд своей жертве только в тот момент, когда он её отпускает; а если всё это ввиду загрязнения, то чем тут поможет отрубить лапу? Всё равно загрязнение происходит в момент, когда когти проникают под кожу. В любом случае тогда животное однозначно должно быть некошерным.

Кроме того, если принять точку зрения Михтав ме-Элияhу и предположить, что яд – это загрязнение, нет никакой разницы между ударом передней и задней лапы. Однако Гемара в Хулин (53а), как мы видели, пишет, что «подранным считается только то животное, которое драли рукой, а не ногой».

Приходится признать, что сама постановка вопроса о наличии яда у хищников в корне неверна – со всем отсюда вытекающим касательно связанных с этим законов. Ужас что такое. Просто страшно подумать.

Коль скоро мы уже подняли тему трейфы, приведём ещё кое-что из трактата Хулин (45б): «Если сердце продырявлено из наружи внутрь, это трейфа. Рабби Зейра спросил: Это сказано о большом отделении сердца или о малом?». Раши объясняет: «Большое отделение – то, что находится посредине. Малое отделение – вокруг него (большого) много малых отсеков». То же пишет и Ран.

Рашба же написал в Торат hа-Баит: «У сердца три отделения: одно, большое, посредине и два маленьких – слева и справа». Шулхан Арух в Йоре Деа, гл. 40, пишет соответственно: «У сердца три отделения»…

Да только кто ж не знает, что у сердца четыре камеры – две большие (желудочки) и две малые (предсердия)?

Об этом как раз и пишет Яд Йеhуда в Законах Трейфот, гл. 40: «Очевидно, что наш учитель Рашба в этом не разбирался, а просто строил выводы на основании сказанного в Гемаре».

Сурово. Очень сурово. Согласно Яд Йеhуде, мало того, что Рашба, величайший знаток тех времён, ошибался – он ещё и унаследовал свою ошибку от Гемары, которая и ввела его в заблуждение. Что на это можно ответить?

А кто бы просветил автора Таньи – все слова которого были получены от Святого Духа – если он пишет в первой части, гл. 9: «В левой камере сердца, полной крови… и в правой, где крови нет, согласно сказанному: ‘Сердце мудрого влечёт его вправо’ (Экклезиаст, 10:2)».

Как известно, в работе кровеносной системы левая сторона сердца по содержанию крови ничем не отличается от правой.

Естественно, понимание работы сердца и кровообращения в организме животного требует знакомства со строением и функциями сердца, и каждый, кто не разбирается в этих простых, но важных вопросах, достоин звания не мудреца или знатока, а, простите, невежды. Как он может устанавливать закон, если он не в курсе того, что происходит.

Яд Йеhуда пишет там же, в Законах Трейфот: «Бывало и такое, что в чём-нибудь они не очень хорошо разбирались… это не умаляет их достоинства и величия. Мы видим, например, как в трактате Хулин, 57а Хизкия сказал, что у кур нет лёгких, а рабби Йоханан сказал, что у них есть лёгкие – а в итоге Гемара говорит, что из слов Бариби (так она ласково называет Хизкию) сразу видно, что он не специалист в курах». Кошмарный вопрос и чудовищный ответ. Разве то, что такой великий человек, как Хизкия, не знал, что у птиц есть лёгкие, спасает достоинство и величие невежественных комментаторов нового времени?

А вот пример почище непросвещённости мудрецов в естествознании. В трактате Хулин, 45б, говорится: «Один из мудрецов сказал от имени рабби Нахмана: Есть три горла. Одно отходит к сердцу. Одно отходит к лёгкому. Одно отходит к печени». Раши объясняет, что дыхательное горло, попав в грудную полость, растраивается. То есть, Гемара говорит, согласно Раши, что трахеи дыхательного горла идут к лёгким, к печени и к сердцу.

Да только любому известно, что дыхательное горло соединено исключительно с лёгкими и расходится всего на два дыхательных пути: один – к левому лёгкому, другой – к правому.

Учителя наших времён до того ленивы, что не утруждают себя изучением простейших, азбучных истин: автор «Кеhилот Яаков», почтенный Стайплер, не удосужился проверить, обсуждая вопрос об «иголке в печёнке» (в комментариях к Хулин, гл. 17), действительно ли существует «вена, соединяющая печень с сердцем». А ведь это совсем не так.

Вены, соединяющей печень с сердцем, не существует.

По тому же поводу Рама пишет в Йоре Деа, гл. 40, п. 3: «Если её (иглу) нашли только в большом сосуде сердца (забитого животного), и она обращена наружу, то бишь в сторону сердечной камеры – если головка булавки размером с финиковую косточку, то животное кошерно, ибо можно полагать, что игла попала в сосуд сердца через дыхательное горло». Но через дыхательное горло, естественно, невозможно попасть в «сосуд сердца».

Всё это хорошо известно не только «овладевшим посторонними знаниями» – Яд Йеhуда (р. Лейбиш Ланда, занимавший раввинский пост в святой общине в Калише, святой общине в Махлове и святой общине в Садагоре, где и был похоронен) пишет там же, в начале 40-й главы: «Я всегда полагал, что печёнка также связана с дыхательным горлом, как то следует из комментария Раши к сказанному в Хулин, 45б, по поводу трёх горл, одно из которых отходит к сердцу, и т. д. – а Раши написал, что дыхательное горло, попав в грудную полость, растраивается. И так принято считать… Однако я сам видел, что это не так, что на самом деле их (сердце и печень) ничто не связывает с дыхательными путями. Потому дыхательное горло проходит внутрь и расходится напополам, одна к одной части лёгкого, другая к другой. А к сердцу или к печёнке от неё ничего не отходит. Я это видел собственными глазами, и знающие хирурги тоже об этом пишут».

Мы потрясены той лёгкостью, с которой грубая действительность с корнем вырывает учение Гемары и толкователей былого. Выходит, что правда как раз на стороне врачей и знающих хирургов – и это их слова суть вечные и нерушимые вехи. Даже Яд Йеhуда это признаёт. Для него факт есть факт, он убедился собственными глазами, что мудрецы и знатоки hалахи ошибались, и подтвердил это. Любому, кто хоть чуть-чуть разбирается в науке, очевидно, что Гемара действительно часто допускает оплошности такого рода.

Но разве можно помыслить, чтобы сведения, переданные мудрецам с горы Синай, были ошибочными?! Господь упаси даже спросить такое! А раз так, то наверняка мудрецы говорили всё это от себя. А если мудрецы говорили от себя, как быть с Устной Торой?

Вы же, о пытливый и проницательный читатель, получив очередное доказательство неведения мудрецов в вопросах естества, неведения ничуть не меньшего, нежели было свойственно их времени (не от святого же духа, в самом деле, они получили такие искажённые представления о том, что их окружало), – да остережётесь вы пребывания в плену у голословных и беспочвенных заявлений – ни у тех, что были сделаны по невежеству, ни, в особенности, у тех, что явно пренебрегают контрдоводами. Ярким примером последнего могут послужить слова о том, что «В одном-единственном словечке книги раббейну Йона ‘Шаарей Тешува’ заключена вся премудрость Аристотеля»…

Если мудрецы Мишны и Гемары, комментаторы ранние и комментаторы поздние, учителя и знатоки hалахи ошибались в вопросах естествознания и несли отсебятину, то уж тем более ни в одном словечке, ни во всей книге раббейну Йоны не найти Аристотелевой мудрости, вопреки похвальбе Келемского Старца. Маймонид назвал Аристотеля первым из всех философов. В книге «Наставник растерянных» (ч. 2, гл. 14) он пишет: «Я не внемлю тем, кто пренебрегает Аристотелем, ибо к его словам стоит прислушиваться». Аристотель черпал свои представления об истинности из того, что он видел в окружающем его мире.

Нам тоже следует изучать факты и исследовать то, что можно проверить эмпирически. Надо помнить, что именно выводы проистекают из реальности, а не наоборот. Факты – вещь упрямая.

На полях добавим

После выхода в свет первого выпуска на нас набросились корреспонденты ортодоксальной газеты «Ятед Неэман», которые не успокоились, пока не напечатали, что мы пишем «самую омерзительную ересь из всего, что можно представить», что в нашей статье приведены «в искажённом виде цитаты из Торы и изречения мудрецов» и ещё всякие неприятные вещи.

Как может правда быть «ересью»? И что такого омерзительного во всём, что мы написали? О чём бы ни шла речь, мы придерживаемся уважительного тона, а честность и откровенность несправедливо называть «омерзительными». Тот, кто с нами несогласен, полностью или частично, может сказать то, что думает, без всяких ругательств и оскорблений, таких бессмысленных.

Если сотрудники «Ятед Неэман» считают, что мы искажаем цитаты, не соизволят ли они опубликовать в своей газете статью, где были бы приведены примеры подобных искажений?

По всем окрестностям Бней-Брака расклеены большие афиши, подписанные именем раввина Моше Йеhуды Лейба Ланды, главы раввинского суда Бней-Брака. В этих афишах речь идёт о наших статьях. Ума не приложим, с чего вдруг он решил обозвать нас еретиками и миссионерами. Многоуважаемый раввин прекрасно знает, кто мы такие и из каких йешив взялись. Что же, чуть только евреи ищут знаний и правды, их уже надо обозвать еретиками и миссионерами? А ведь мы ненавидим христианскую религию всеми фибрами души!

Но, может быть, он был огорчён тем, что не нашёл достойного ответа на наши доводы? Чего только человек не ляпнет в расстроенных чувствах.

Так или иначе, он оказал нам большую честь своим пасквилем, сравнив наши статьи со свитком Торы, написанным еретиком. Раввин Ланда пространнейшим образом объяснил, что даже буде означенный еретик переписал Тору слово в слово, до последней запятой, свитком и тогда запрещено пользоваться. Он хочет предупредить таким образом людей, что наши статьи нельзя читать, даже если мы ничего не добавляем и не искажаем в словах Талмуда и комментаторов. Все наши ссылки и цитаты действительно полностью совпадают с текстом оригинала, без купюр и добавлений.

Раввин Ланда превратился в поручителя нашей честности, наперекор злобным обвинениям «Ятед Неэман» в искажениях и передёргивании.

Вы же, уважаемый читатель, если у вас возникли какие-либо вопросы или мысли, если вы несогласны с нами в чём-то из того, что мы написали – пишите нам, пожалуйста, по указанному адресу. Мы же ручаемся словом чести, что ваше имя, как и всё, что вы сочтёте нужным написать, будет сохранено в строжайшей тайне. Мы обещаем также дать полный и честный ответ всем, кто к нам обратится.

Даат Эмет - движение за эмансипацию от религии, просвещение и образование
Комментарии: 3