Scisne?

Даат Эмет. Выпуск №9. Различия между древнееврейским и современным письменными алфавитами. Праздник Песах

Комментарии: 0
Этот выпуск обсуждает различия между древнееврейским и современным письменными алфавитами, а также вопрос о том, каким из них могли быть записаны Десять заповедей. Одновременно обсуждается вопрос о том, как повели себя древние израильтяне, обнаружив в Храме свиток Торы и узнав, что они, оказывается, обязаны отмечать праздник Песах.

Выпуск, где читатель убедится, что тому, кто изучает историю Торы и подвергает проверке её основы и происхождение,
откроются различия в смысле и написании сказанного, и он познает, как изменялась традиция с каждым поколением.


Может ли в свитке Торы недоставать хоть одной буквы? Сказано ведь:
«Возьмите эту книгу закона». Значит, досюда Господь говорит, а Моисей записывает, а отсюда Господь говорит, а Моисей записывает, когда ему застит.
(Бава Батра, 15а)
Свиток Торы, в котором пропущена одна буква или одна буква лишняя, непригоден для чтения по нему
(Маймонид, Законы свитка Торы, гл. 10, з. 1)
Как известно, многие видят одну из важнейших основ веры в том, что текст Торы, которым мы располагаем по нынешний день – это тот самый текст, который Моисей получил на горе Синай. Те, кто так полагает, убеждены, что текст, которым мы пользуемся сегодня, до последней запятой, буквы, слова и фразы соответствует тому, что был дан нашим праотцам три тысячи триста лет назад. Они верят также, что это является признаком, более того – доказательством святости текста и божественности его происхождения. Так как каждое поколение верой и правдой передавало Тору потомству в целости и сохранности, не допуская отклонений даже на одну букву, то этот вечный текст Торы пребывает с нами и по сей день (см. Гемару, приведённую выше).

Теперь, издав, с Божьей помощью, уже восемь выпусков, посвящённых устной Торе, мы, Знание Истины, хотим со всем приличествующим случаю благоговением и без малейшего лицеприятия приподнять покров святости над Торой письменной.

Мы проверим все детали, которые помогут нам установить, не было ли каких-нибудь изменений на протяжении всех этих поколений. Мы подвергнем проверке язык и грамматику, форму и расположение букв – и, разумеется, сам текст на примере некоторых стихов, слов и знаков.

Начнём с букв. В трактате Санhедрин, 21б, Гемара обсуждает вопрос о том, каким алфавитом была написана Тора: «Мар Зутра – а может быть, мар Уква, сказал: Сперва Тора была дана народу Израиля древнееврейским письмом и на святом языке. Во времена Эзры она была дана им заново ассирийским письмом и по-арамейски. Народ Израиля выбрал себе ассирийское письмо и святой язык». В Иерусалимском Талмуде, трактат Мегила, гл. 1, з. 9, говорится: «Рав Леви сказал: Согласно мнению тех, кто считает, что Тора была дана древнееврейским письмом, буква ע держалась чудом». То есть, буква, выбитая насквозь, как все прочие, на Скрижалях Завета и державшаяся чудом, была именно буквой айин, которая в древнееврейском письме имела замкнутую форму О.

А вот что пишет рав Йосеф Альбо в Книге Основ (ч. 3, гл. 16): «Когда евреи вернулись из вавилонского пленения, они хотели увековечить Второе Избавление и сделали это двумя способами. Один из них был – оставить древнееврейское письмо и перейти на ассирийское». Он ещё приводит в доказательство историю о Нахманиде, который нашёл в Акко монету с надписью, сделанной древнееврейским письмом. Правда, в трактате Санhедрин Гемара приводит мнение Рабби, согласно которому Тора была дана евреям ассирийским письмом: «Сей алфавит оттого и называется ассирийским (т. е. утверждённым), что был утверждён в Торе». Эта версия не выдерживает никакой критики. Ежу понятно, что Эзра, покинувший Вавилон благодаря царю Киру, принёс с собой ассирийский алфавит, принятый в те времена. (Собственно говоря, алфавит этот – не «ассирийский», а арамейский, перенятый ассирийцами и вавилонянами. Кир превратил его в официальное письмо своей империи. В период «дарования Торы» этого письма ещё и в помине не было; оно появилось на сотни лет позже). Мудрецы, по обыкновению, коверкают слова. Ассирийский они превратили в «утверждённый», подобно тому как из Кира (Кореша) они сделали Дария, потому что тот был «кошерным правителем» (см. трактат Рош hа-Шана, 3б). А ведь Кир и Дарий – два совершенно разных великих царя, правивших в разное время. Это жонглирование словами не имеет никакого отношения к истинному положению дел. При желании читатель может самостоятельно развить эту тему, ознакомившись с трудами по истории письма древнего Ближнего Востока.

Знайте, наш пытливый и любознательный читатель, что и после того, как во времена Эзры ассирийское письмо вошло в обиход, форма написания его знаков претерпела изменения. Гемара рассказывает об этом в трактате Шаббат, 104а: «Буквы פ ,צ ,נ ,מ и כ ввели (в употребление) пророки (в качестве букв, которые пишутся по-разному в середине и в конце слова – т. н. “двойных букв”)». Речь не идёт о том, что пророки ввели сами буквы – просто до них люди не знали, должна ли открытая буква стоять в середине слова или, наоборот, в конце – и, соответственно, где должна стоять закрытая буква. Это доказывает, что наш народ забыл, как пишутся окончания слов. Хорошей иллюстрацией этому может послужить стих из книги Исайи, 9:6. В словах «для приумножения власти» буква М посреди слова «приумножение» написана как конечная – см. там. Изменения затронули не только конечные буквы, но и саму форму знаков, как мы видим из сказанного в трактате Менахот, 29б: «Рав Аши сказал: Я видел, как искушённые писцы школы Рава выпрямляли верхнюю планку (перекладину) буквы ח и прикрепляли (к перекладине) ножку буквы ה». То есть, обычно ножку буквы ה соединяли с её верхней перекладиной. А ведь вздумай современный писец выкинуть такой фокус с буквой ה, его свиток объявят некошерным (Шулхан Арух, Орах Хаим, 32, 25).

В иерусалимском Талмуде, в трактате Мегила, гл. 1, з. 9, сказано: «В Торе древних ни ה , ни מ не были замкнутыми… Жители Иерусалима писали вместо ירושלים – ירשלימה, и не усматривали в этом безграмотности. Вместо צפון они писали צפונה, а вместо תימן – תימנה».

Мы видим, что язык Торы, её письмо, форма букв и способы написания претерпели немало изменений с течением времени, что подтверждается не только научными исследованиями, но и высказываниями мудрецов и комментаторов в священных книгах.

Завершим обсуждение этого вопроса цитатой из книги Ридбаза, ч. 3, гл. 442: «Странно, что Гемара в Санhедрин говорит, что сперва Тора была дана народу Израиля древнееврейским письмом и на святом языке, а потом, во времена Эзры, она была дана им заново ассирийским письмом по-арамейски, и т. д. Этот подход мудрецов Мишны и Гемары вызывает сомнения – как может быть, что статус письма, которым была написана Тора, настолько изменился к худшему, что им пользовались для составления грамот, надписей на монетах и всего, что не имеет никакой святости, оставив его для черни... в то время как в том письме, которое принёс ангел и которым Эзра написал Тору, содержится так много святости?... Кроме того, непонятно, что делать с великими откровениями, связанными с формой букв и имён. На этих откровениях держатся великие тайны, о них годами исписывали тома – и всё это об ассирийском письме, а не о древнееврейском… то же мы находим в священной книге Зоhар рабби Шимона бар Йохая, в книге Элькана и многих, многих других… Поэтому следует предложить такое объяснение: все, видимо, согласны с тем, что десять заповедей были высечены на скрижалях ассирийским письмом (Ридбаз явно упустил из виду гемару в Иерусалимском Талмуде, трактат Мегила, гл. 1, з. 9)… а это письмо никто не знал, кроме ангелов небесных… скрижали сразу были помещены в ковчег завета и не вынимались оттуда, а во времена пророка Иеремии они были спрятаны, и их никто не видел… Из-за великой святости этого письма Моисею не было дозволено записать Тору ассирийским алфавитом, и евреи получили её древнееврейским письмом, которым пользовались праотцы евреев – Сим и Эвер».

Мы уже встречались с этим методом учителей; когда они сталкиваются с проблемой, которая им не по зубам, они сочиняют что-нибудь новенькое и говорят, что это было сказано на горе Синай, а с тех пор передавалось лишь избранным, в то время как основные народные массы об этом не слыхали. Мы уже писали об этой повадке мудрецов, когда рассказывали в выпуске №6 о том, как они придумали систему рава Ады. Поймите, любезный читатель: никто не спорит с тем, что здесь не было никакой установившейся в народе традиции, никакого обычая, переходившего от отца к сыну.

Теперь, доказав, что письмо изменилось полностью, а знаки менялись на протяжении многих поколений, мы покажем, что и стихам, словам и буквам доводилось исчезать из той Торы, которую принёс с собой Эзра. В трактате Кидушин, 30а, сказано: «Мудрецов былых времён (мишны) оттого и называют считывающими, что они подсчитывали все буквы в Торе. Сказали же они, что на букве вав в слове גחון (Левит, 11:42) кончается половина знаков Торы… Рав Йосеф спросил, к какой половине принадлежит сам вав. Ему сказали: Давай возьмём свиток Торы и посчитаем. Он ответил им: Они (наши предшественники) разбирались в правилах полного и краткого написания, а мы не разбираемся». Во-первых, перед нами прямое свидетельство мудрецов Гемары, которые расписываются в собственном невежестве в вопросах огласовочных букв (א, ה, ו и י). Это значит, что в каждое слово в Торе, которое пишется или могло бы писаться через одну из этих букв, уже могла вкрасться ошибка.

А теперь пришло время поведать нечто ужасное. Мы проверили, какая буква находится ровно посередине сегодняшнего текста Торы. Это оказался א в словах «это Господу» (Левит, 8:28). Выясняется, что разница между Торой времён Талмуда и Торой наших дней составляет три главы, то есть около девяноста четырёх стихов, или тысячи букв!

Подумать только, какие вещи потрясающей важности там могли содержаться! Какое множество заповедей было утеряно для нас навеки с этими тремя главами!

Гемара продолжает: «Мудрецы учили нас в Мишне: В Торе всего пять тысяч восемьсот восемьдесят восемь стихов». А сегодня в ней всего пять тысяч восемьсот сорок пять стихов! Минхат Шай выражает удивление по этому поводу в своей книге (в комментариях к Левит, 8:8): «Стих ‘И возложил на него наперсник’ находится ровно посередине Торы по счёту стихов. Так написано в книгах, а мне непонятно: В трактате Кидушин говорится, что середина стихов Торы находится на словах: ‘пусть он обреет себя’ (Левит, 13:33). Кроме того, я не понимаю, ведь там приводится барайта, согласно которой в Торе в общей сложности 8888 стихов (в наших изданиях Гемары – 5888), а в наших текстах Торы для этого не хватает сотен стихов, ибо суммарно во всех пяти книгах Пятикнижия получается 5845 стихов. Правда, можно сказать, что мы не разбираемся в делении текста на стихи – но у меня всё равно неспокойно на душе, ибо разница очень велика. Видимо, это один из тех вопросов, ответов на которые можно ожидать разве что от Илии-пророка».

Вот какая сложная проблема стояла перед Минхат Шай – вплоть до того, что он предоставил отвечать на неё премногоблагословенному Илие-пророку. Действительно, тому, кто будет упорствовать, невзирая на все доказательства и слова Гемары, что Тора не изменилась с течением времени, никак не обойтись без милости Илии-пророка.

Здесь нужно объяснить, каким образом вышло, что принятый ныне текст практически един для евреев Восточной Европы, Северной Африки и Йемена. Ответ до обидного прост. Господь пожелал одарить нас Своей милостью, для чего дал гоям мудрости, и те изобрели печатный станок. Как результат, в 1524 году печатный дом христианина Даниэля Бомберга впервые издал Тору (т. н. Микраот Гедолот). Кто же был редактором и корректором этого издания? Издания, установившего текст Торы для всей диаспоры? Не кто иной, как Яаков бен Хаим из Туниса, человек, впоследствии обратившийся в христианство! (См. Ивритская Энциклопедия, ст. Яаков бен Хаим.) Тора этого выкреста распространилась в дальнейшем повсеместно, на ней были основаны более поздние издания, попавшие во все страны диаспоры.

Вот что сказано в трактате Софрим, гл. 6, з. 4 (нечто сходное можно найти в Иерусалимском Талмуде, трактат Таанит, гл. 4, з. 2): «Рабби Шимон бен Лакиш сказал: Три свитка Торы было найдено в Храме; свиток ‘прибежища’ (вместо прибежище), свиток ‘мальчиков’ (вместо юношей) и свиток ‘она’ (вместо он). В одном свитке было написано прибежища, а в двух других – прибежище Бог древний: текст установили по двум свиткам (версия большинства) и признали неверным один (отличающийся). В одном свитке было написано И послал мальчиков из сынов Израиля, а в двух других – И послал юношей из сынов Израиля: текст установили по двум свиткам и признали неверным один. В одном свитке было написано одиннадцать он, а в двух других – одиннадцать она: текст установили по двум свиткам и признали неверным один». Вот таким образом три текста слились в одну версию. Напомним, что Рейш Лакиш принадлежал ко второму поколению мудрецов Гемары, он жил более чем через двести лет после разрушения Храма, которого, соответственно, в глаза не видел и книг в котором читать не мог. Но из того, что он сказал, можно сделать вывод о традиционном способе мудрецов править ошибки в Торе. Это делалось не на основании традиции, а с учётом версии, предложенной большинством имеющихся в наличии текстов. Один вариант может победить другой со счётом 2:1. А вдруг в двух свитках была ошибка, а третий как раз был правильный?

Так вот: в Торе вообще нигде не встречаются слова «одиннадцать он» или «одиннадцать она»! Поэтому Пеней Моше и Корбан hа-Эда пришлось объяснить, что в Торе одиннадцать раз встречается слово она. Они отмечают, что так написано в масоретских текстах. Но если открыть Тору (издание Корен – его приемлют все авторитеты hалахи), там обнаружится всего четыре раза «она» и ещё семь – «о ней». Это соответствует мнению Минхат Шай, который оспаривает в данном случае масоретскую версию и пишет в примечаниях к Бытие, 14:2: «Я представлю традицию написания, предложенную Рема – понятнее нашей». Он предпочёл традицию Рема (по вопросу «она» и «о ней») той, которая была принята в его время.

Проверив текст Торы в Библии, которую получают солдаты в Израильской армии (издание Ади, под редакцией Аарона Дотана на основе Ленинградского манускрипта – оно также легло в основу проекта «Респонса» Университета Бар-Илана), мы обнаружили там восемь раз «она» и ещё девять «о ней» – итого семнадцать. Итого шесть отличий версии Корена от версии Бар Илана – и это при том, что обе редактировались лучшими редакторами нашего времени! А коль скоро в век компьютера и сканнера в наиболее тщательно редактируемых текстах обнаружились сбои, что уж тут можно сказать о рукописях времён скитаний в изгнании?

Более того – известны случаи исчезновения и неуместного появления целых слов. В трактате Шаббат, 49а, Гемара говорит: «Чему соответствуют сорок без одной видов работ, запрещённых в субботу?.. Рабби Шимон, сын рабби Йоси, сына Лакунии, сказал: они соотвествуют словам работа, работу и работы, которые встречаются в Торе сорок раз без одного». Мы были просто потрясены, когда проверка современных текстов Торы показала, что слово «работа» встречается в Торе двадцать четыре раза, «работу» – девятнадцать раз и «работы» – четыре. В общей сложности получается сорок семь! Откуда взялось восемь лишних слов? Мы опять повторим: на протяжении веков в тексте письменной Торы произошли серьёзные изменения.

Их было так много, что даже hалаха, связанная с полным и кратким написанием, не осталась незатронутой. В трактате Менахот, 34б, рассказывается, как из того, что в Торе использовано слово «знаки» во множественном числе (לטוטפות), мудрецы пришли к выводу, что в той филактерии, которая на руке, должно быть четыре отделения. В нашем тексте этого нет (см. комментарий Тосафот там). То же в трактате Санhедрин, 4а, где сказано, что слово קרנות пишется в Торе через вав, каковой вав отсутствует в современных редакциях. Хорошей иллюстрацией искажений, связанных с полным и кратким написанием, может послужить Махзор Витри, составленный одним из учеников Раши. В гл. 518 он частично перечисляет традиции написания, почерпнутые из Мидраша. Различия с принятой на сегодня версией составляют 19 букв.

Минхат Шай, один из знатоков масоретской традиции, пишет: «Поелику дни нашего изгнания невыносимо долги, мы обессилели… ибо Тора уже превратилась не в две разные Торы, а в бесконечную вереницу разных Тор… Тора, Пророки, Писания – повсюду одни искажения. Всюду полно ошибок в полном и кратком написании, ударениях и словах, которые пишутся одним образом, а читаются другим… И когда я, молодой и невинный, увидел эту несчастную участь, постигшую все книги и традиции, особенно же во всём, что касается полного и краткого написания… я твёрдо решил залатать эту прореху… выявить хорошие, стоящие тексты Торы – из тех, которым можно доверять, а там уже придерживаться в каждом отдельном случае версии большинства из них… как делали мудрецы, нашедшие три свитка в Храме… я исправил несколько неверно переданных традиций – некоторые в силу собственных соображений, иные на основании других существующих традиций или манускриптов». Минхат Шай честно и ясно говорит, что он вносил изменения в текст Торы, основываясь на наиболее распространённых версиях, а порой – только на собственных умозаключениях. Что же тогда произошло с текстом Торы, данным на горе Синай?

Нечто похожее пишет Меири в предисловии к своей книге «Кирьят Сефер»: «А причина разночтений между книгами действительно кроется в том, что, как мы уже начали объяснять, во время первого изгнания манускрипты терялись, а мудрецы и знатоки писаний проводили жизнь в скитаниях. Когда появились люди Великого Собрания и Господь подвигнул их на возвращение Торе былого величия, они нашли разночтения в книгах и придерживались наиболее распространённых версий… а когда таковых не находилось, они выбирали то, что казалось им правильным. А если выбор оказывался превыше их разумения, они писали слово одним способом, а читали другим (так появились различия между прочтением и написанием)… Впоследствии споры знатоков, правящих текст, возобновились, как мы видим на примере разногласия между Бен Ашером и Бен Нафтали… Засим я полагаю, что во всех случаях полного и краткого написания, за исключением очевидных (ошибок)… свиток Торы не следует объявлять непригодным».

Соответственно пишет он и в конце второй главы: «Там, где обнаруживается разночтение между масоретскими текстами, следует идти за большинством».

Ввиду искажений, неизбежно возникающих при переписывании манускриптов, Рама постановил в Шулхан Арухе, Орах Хаим, гл. 143, з. 4, что «свиток Торы следует заменить только в том случае, когда в нём обнаружилась настоящая ошибка; но если вы хотите объявить свиток Торы непригодным только оттого, что там не соблюдены правила полного и краткого написания, то не стоит заменять его другим, ибо наши свитки не столь точны, чтобы другой оказался правильнее». Иными словами, есть основания подозревать погрешности во всех свитках, и потому ни один из них не имеет преимущества.

Тому, кто захочет ознакомиться с этой темой более подробно, мы настоятельно рекомендуем изумительную статью профессора Менахема Коhена «Идея святости библейского текста и текстуальная критика» (издано в книге «hа-Микра ве-Анахну» под редакцией профессора Уриэля Симона, изд. «Двир», 1987, Тель-Авив). Выводы, к которым автор приходит в конце статьи, разумны и не допускают передёргиваний. Он пишет: «Существование идеи святости текста до последней буквы должно опираться исключительно на hалахические интерпретации. Иначе говоря, идея эта должна быть обусловлена не утверждением, будто люди смогли сохранить изначальный текст в его первозданном виде на всём протяжении передачи его, а верой, что людям дозволено небом устанавливать и определять законодательным порядком, как именно должен выглядеть текст Торы – до последней буквы, и что полученный таким образом текст обязывает с hалахической точки зрения, даже если можно доказать, что в историческом плане он не является абсолютно точным». Профессор Коhен утверждает, что святость текста есть всего лишь человеческая договорённость («должна быть обусловлена не утверждением… а верой»), поскольку любому объективному человеку ясно, что текст Торы действительно претерпел весьма и весьма существенные изменения на протяжении веков. Статья профессора Коhена заслуживает очень пристального внимания.

Мы показали, что язык Торы изменился, что письмо, которым она написана, уже не то, что прежде, что в ней появилось много искажений изначального (особенно полного и краткого) написания слов и букв, что из неё пропали целые отрывки, а текст был определён заново на основании наиболее распространённых версий и соображений логического порядка. Этот текст не передавался в точности от одного поколения к другому, и нет ни малейшего сомнения в том, что текст, которым мы располагаем, совершенно не идентичен полученному на горе Синай.

Теперь мы докажем, что и эти отличающиеся друг от друга, искажённые тексты не передавались от одного поколения к другому во все времена.

«И сказал первосвященник Хилкия Шафану, писцу: книгу Торы нашёл я в доме Господнем… И было, когда услышал царь слова книги Торы, то разорвал он одежды свои… И повелел царь всему народу, сказав: совершите песах Господу, Богу вашему, как написано в этой книге завета. Потому что не был совершаем такой песах со дней судей» (Книга Царей II, 22-23). Великие люди неоднократно высказывались на эту тему. Радак пишет в комментарии к Царей II, 22:8: «Менаше правил очень долго, ведь он держал в руках бразды правления пятьдесят пять лет. То, что он делал, было злом в глазах Господа и походило на гойские мерзости. Он построил жертвенники идолопоклонства в Храме Божьем и заставил евреев забыть Тору, вплоть до того, что к ней больше никто не обращался, ибо все обращались к языческим богам и нееврейским законам – и так за 55 лет Тора была забыта».

Так пишет и Нахманид в комментарии к Числа, 15:22, где он объясняет, как может быть, чтобы весь народ согрешил: «И вообще, они могут подумать, что время Торы уже прошло, что она не была дана навеки… или забыть Тору, как это уже было с нами, в греховности нашей, во времена злодейских царей Израиля – к примеру, Йероваама, когда большая часть народа напрочь позабыла Тору и её заповеди, или как это было в случае, описанном в Книге Эзры, во времена второго Храма». Нахманид имеет в виду то, о чём рассказывается в книге Нехемии, 8:14: «И нашли они написанным в Торе то, что приказал Господь через Моисея – чтобы в праздник седьмого месяца жили сыны Израиля в кущах… и поселились они в кущах, как не делали сыны Израиля со времён Йеhошуа бин Нуна до того дня». (Еврейская традиция подразумевает иногда под «Книгой Эзры» канонические книги Эзры и Нехемии. – Прим. пер.)

Хазарский царь в книге «Кузари» тоже задал вопрос (гл. 3, п. 54): «Я знаю только, что во времена второго Храма уже забыли Тору и не знали заповедь о кущах, её нашли записанной в Торе, а также закон о том, что сыновья Амона и Моава не должны быть приняты в общину Бога». На что раввин ему ответил (п. 63): «Слова ‘И нашли они написанным в Торе’ означают, что народ услышал об этом и начал строить кущи. Но отдельные люди не забыли ни одной заповеди, ни такой, за которую следует лёгкое наказание, ни тем более такой, за которую наказание очень велико». Мы уже не раз говорили, что когда пытающиеся отвертеться наталкиваются на сложный вопрос, они стремятся всё свалить на каких-то «отдельных людей», крадущихся по закоулкам времён. От этих отдельных нигде не найти ни письма, ни привета, они нигде не упомянуты, и, может быть, их вообще не существовало, пока у народа не было ни Торы, ни заповедей.

Перед нами свидетельства Писания и трёх светочей еврейского мира, доказывающие, что Тора действительно была забыта большинством народа – а может, и всем народом – на долгие годы. Все традиции, переходящие от отца к сыну, были позабыты, даже такие известные, как Пасха или кущи. Обратите внимание: до времени Эзры евреи успели опять забыть Тору, которую они уже забывали во времена Менаше. Думайте сами, что же такое произошло при Эзре, учитывая, что тогда совпали одновременно два явления: во-первых, большинство народа забыло Тору и её заветы; во-вторых, именно в этот момент Эзра взял и изменил полностью письмо Торы (не исключено, что и сам текст) и переписал её заново. Человек понимающий ужаснётся и наложит на уста печать.

После того, как письменный закон был дважды забыт и переписан по новой другим письмом (а согласно Гемаре, ещё и другим языком), как можно доказать, что новая Тора – это та самая Тора, которая была забыта? Ведь то, что забыто, утеряно навеки, и мы никогда не узнаем, что там было.

Даат Эмет - движение за эмансипацию от религии, просвещение и образование
Комментарии: 0