Scisne?

«Дары волхвов» из Афона. Научная экспертиза

Комментарии: 0
Перед началом Рождественского богослужения в ночь с 6 на 7 января 2014 г. в кафедральном соборном храме Христа Спасителя патриарх Кирилл (Гундяев) с амвона уверил паству, что «те самые Дары волхвов были бережно сохранены Девой Марией, Матерью Спасителя, и переданы Ею в Иерусалимскую Церковь, где хранились до IV в., а затем были перенесены в новую столицу Восточной Римской империи город Константинополь. Когда же возникла опасность иноземного вторжения в Константинополь, то эта святыня была перенесена на Гору Афон, где с тех пор хранится в монастыре святого Павла»

/ax/d1/1/a867/1.jpg

Синодальный информационный отдел РПЦ также размножил по официальным каналам свою «историческую справку», что «по преданию, до IV в. Дары волхвов хранились в Иерусалиме, откуда впоследствии были перенесены в Константинополь и помещены в храме св. Софии. Здесь их видели русские паломники. В 1200 г. о Дарах волхвов упоминает в своей «Книге Паломник» архиепископ Новгородский Антоний. После падения Константинополя реликвия была передана на Афон, где пребывает до настоящего времени. Золото сохранилось в виде 28 небольших подвесок различной формы, искусно украшенных орнаментом в технике филиграни. К каждой из этих золотых пластин на серебряной нити прикреплены бусины, состоящие из смеси ладана и смирны. Дары хранятся в 10 особых ковчегах в ризнице монастыря св. Павла. Для поклонения паломников отделяется только их часть»

Наконец, архим. Тихон (Шевкунов), автор нашумевшего фильма «Гибель империи. Византийский урок» сообщил на своём официальном сайте, что «дары волхвов, свидетельствуют церковные историки, бережно хранила всю жизнь Матерь Божия, передавшая их незадолго до своего успения в Иерусалимскую Церковь, где они находились вместе с поясом и ризой Богоматери до 400 г. Далее дары были перенесены византийским императором Аркадием в Константинополь для освящения новой столицы империи»

Нетрудно представить, что столь красноречивые заверения в подлинности «даров волхвов» на самом высоком уровне в короткий срок облетели всю многомиллионную паству РПЦ, вызвав небывалый прилив страждущих коснуться «святыни, которой касался Спаситель». Но так ли это на самом деле?!

Во-первых, ни один церковный историк, вопреки утверждениям архим. Тихона (Шевкунова), не сообщает о каких-либо дарах Богородицы Иерусалимской Церкви (см., например, «Историю Матери Церквей» архиеп. Афинского и всея Эллады Хризостома I, русский перевод которой был опубликован в Москве в 2003 г.).

Да и о переносе «даров волхвов» в 400 г. византийским императором Аркадием (395-408) в Константинополь якобы «для освящения новой столицы империи» не могло быть и речи, потому что столица Византийской империи Новый Рим была освящена еще … 11 мая 330 г.! Странно, что об этом историческом факте не знает автор фильма «Гибель империи. Византийский урок» архим. Тихон (Шевкунов). Впрочем, его познания в этой области наверняка не выходят за рамки пресловутой «Православной энциклопедии», не раз вызывавшей справедливые нарекания исследователей своим крайне низким уровнем.

Кстати, не случайно в «исторической справке» РПЦ о «дарах волхвов» как бы невзначай упоминается об их хранение вместе с «поясом и ризой Богоматери». Дело в том, что такая нехитрая спекуляция и позволила интерполировать в историю «даров волхвов» имя византийского императора Аркадия, сына Феодосия I Великого, при котором действительно Пояс Пресвятой Богородицы, хранившийся в кафедральном соборе города Зилы (Ζήλα) в Каппадокии, был доставлен архиерейской процессией в Константинополь и вложен в специально изготовленный ковчег (κιβωτος), о чем сообщалось в блоге научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.

Во-вторых, вопреки утверждениям Синодального информационного отдела Владимира Легойды, архиеп. Новгородский Антоний (в миру - Добрыня Ядрейкович; † 8 октября 1232), посетивший еще будучи мирянином Царьград в 1200 г., вовсе не увидел в храме св. Софии дары волхвов, а лишь указывает в своей «Книге Паломник», что «во святей же Софии во олтари дароносивыя сосуты златы, иже принесоша Христу с дары волсви»!

Эти же сосуды, судя по всему, упоминаются и в описаниях Константинополя XI в. - «Таррагонском анониме», созданном между 1075 и 1098 гг. (Тarragonensis 55 (f. 50-58v); Сiggaar K.N. Une description de Constantinople dans le Tarragonensis 55 // REB 53 (1995), 117-140), и «Анониме Меркати», представляющем собой латинский перевод 1089-1096 гг. с греческого оригинала, от­носящегося к 1063-1081 гг. (Ciggaar К.N. Une description de Constantinople traduite par un pelerin anglais // REB 34 (1976), 211-267). «Таррагонский аноним» информирует, что в ризнице св. Софии хранится «золото, принесенное волхвами, которое, когда подносят его к ушам, всегда издает звон и чудесным образом слы­шится как бы шепот», в то время как «Аноним Меркати» также упоминает это «золото, принесенное волхвами», но не сообщает о его чудесных свойствах. Разумеется, издавать «звон и как бы шепот» могли лишь золотые сосуды, а отнюдь не слитки золота или золотые пластины, как показывает свидетельство архиеп. Новгородского Антония!

/ax/d1/1/a867/2.jpg
/ax/d1/1/a867/3.jpg

Изображения подобных золотых сосудов в руках волхвов были широко известны в средневековой Европе, достаточно назвать рельефы на руническом Ларце Фрэнкса (Franks casket) начала VIII в. из Британского музея или на капители кафедрального собора святого Лазаря (Cathédrale Saint-Lazare d'Autun) в Отёне, выполненной скульптором Гислебертусом (Gislebertus) ок. 1120-1135 (см. фото).

/ax/d1/1/a867/4.jpg

Стоит особо подчеркнуть, что в отличие от Пояса Богородицы никакого литургического почитания золотых сосудов, в которых принесли свои дары Христу волхвы, никогда в Византии не было, т.е. их попросту не выносили из ризницы св. Софии на поклонение! Напомним, что VII Вселенский собор в Никее на 7 общем заседании 13 октября 787 г. своим оросом установил «чествовать иконы лобызанием и почитательным поклонением (τιμιτικην προσκυνησιν) по тому же образцу, как оно воздается изображению честного и животворящего Креста и святому евангелию, и прочим святыням, фимиамом и поставлением свечей». Да и вправду сказать, как можно было совершать проскинесис (προσκύνησις) как перед иконами с почтительным, благоговейным лобызанием … «дароносивых златых сосудов», пусть даже их касался сам Спаситель?! Кстати, до последнего времени не было каких-либо богослужебных последований и перед «дарами волхвов» в афонском монастыре святого Павла, пока не участились случаи их вывоза за пределы Афона для сбора пожертвований, для чего был составлен «Молебный канон пред святыми и честными дарами Спасителя нашего, златом, ладаном и смирною, пребывающими во святой обители преподобного Павла», правда, для него указано благословение «только для келейного чтения» …

Для справки: в ноябре 1980 г. после разрушительного землетрясения в Салониках митрополит Лангадасский Спиридон попросил монастырь святого Павла о принесении «даров волхвов» в свою епархию для укрепления верующих. Накануне Рождества 1985 г. по просьбе митрополита Фессалоникийского Пантелеймона «дары волхвов» вновь были принесены для поклонения в храм свв. Кирилла и Мефодия в Салониках. После Афинского землетрясения 9 сентября 1999 г. «дары волхвов» были временно принесены с Афона в Афины в целях укрепления веры и сбора деньги для пострадавших от землетрясения.

/ax/d1/1/a867/5.jpg
/ax/d1/1/a867/6.jpg

В-третьих, ни в одной из широко обнародованных РПЦ «исторических справок» о «дарах волхвов» нет ни слова об исторических свидетельствах XVIII в., которые фиксируют совершенно иную традицию, в частности, русский путешественник Василий Григорович-Барский, посетивший Афон в мае-ноябре 1744 г., приводит весьма любопытные сведения: «о сих дарах глаголют, яко древние благочестивые греческие цари, смесивши вкупе ливан и смирну, сотвориша некия зерна диравы, аки на четках зерна, а из злата соделаша дрот (проволоку) и решетки дробно переплетенны, и тем златым дротом часть от зерен пронзающе, а часть решетками престилающе, сотвориша себе драгоценный пояс, и в праздники Христовы в честь его на себе ношаху, иже широк бяше, яко на три перста. Бяху же на нем во время моё (1744) решеток изваянных девять, а между ними перевязанных зерен из смирны и ливана 69, с многими маргаритами (жемчужинами), иже испущаху велие благоухание. Сия дарова тамо владычица – Маро, дщерь Юрия владыки Сербскаго» (Пешеходца Василия Григоровича-Барского-Плаки-Албова, уроженца киевского, мон. антиохийского, путешествие к святым местам, в Европе, Азии и Африке находящимся, предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 г. Ч. 2. СПб., 1785; науч. изд.: Второе посещение Святой Афонской Горы Василием Григоровичем -Барским, им самим описанное, более подробное, с 32-мя собствен­норучными его рисунками и картою Афонской Горы. СПб., РПМА, 1887. С. 398).

/ax/d1/1/a867/7.jpg
/ax/d1/1/a867/8.jpg

Как видим, в XVIII в. «дары волхвов» представляли собой единое целое и составляли вкупе золотой пояс шириной 6 см (1 перст ~ 2 см). Такие золотые пояса были известны у византийских императоров как подчеркивающие их сан инсигнии, но, как уже отмечено, ни в одном из исторических источников нет ни слова о литургической традиции ношения золотого пояса из «даров волхвов» на Господские праздники. Не исключено, что в данном случае налицо влияние широкого почитания Пояса Богородицы на Афоне. Кстати, монах Никодим, представитель монастыря святого Павла в Священном Киноте и один из эпистатов (членов правительства) Святой горы Афон, также заявляет, что ранее «эти подвески составляли единое украшение, которое было принято надевать особам царского рода»…

В настоящее время «дары волхвов» на Афоне хранятся в 10 отдельных ковчегах и насчитывают 28 разрозненных золотых пластин размером ~ 5 х 7 см и различной формы (прямоугольные, трапециевидные, полигональные и т.д.), украшенных сканью и зернью, которые скреплены серебряной проволокой с бусинами из смеси ладана и смирны общим числом 62. Возникает вполне резонный вопрос: откуда появились еще 19 золотых пластин, которых не было в 1744 г., и куда делись 7 бусин со времени Василия Григоровича-Барского?

/ax/d1/1/a867/9.jpg

Наконец, насельник монастыря святого Павла о. Никодим совершенно верно полагает, что орнаментация «даров волхвов» позволяет провести их научную атрибуцию, но геометрические узоры на золотых пластинах указывают вовсе не на восточных мастеров, как ошибочно полагают на Афоне, а на типичную поствизантийскую скань, аналогии которой легко отыскать на окладах афонских икон XV-XVI вв. См., например, фото панагии с Крита (Богоматерь Одигитрия. Панагия; Греция. Крит; XVI в.; местонахождение: Польша. Краков. Музей Чарторыйских. 10.8 см.; материал: дерево кипарис, жемчуг, камни драгоценные, металл серебро; техника: золочение, резьба по дереву, скань ажурная (сквозная).

/ax/d1/1/a867/10.jpg

Таким образом, в истории «даров волхвов» из монастыря святого Павла на Афоне можно проследить по историческим источникам следующие периоды: 1) «дароносивые златые сосуды, иже принесоша Христу с дары волсви» в XI-XII вв. хранились в ризнице св. Софии; 2) в 1470 г. Мара Бранкович, дочь сербского деспота Георгия Бранковича и Ирины Кантакузины, жена османского султана Мурата II, принесла «дароносивые златые сосуды, иже принесоша Христу с дары волсви» в дар сербскому монастырю св. Павла на Афоне, о чем гласил турецкий фирман, утраченный во время пожара 1902 г.; 3) в XVI-XVII вв. «дароносивые златые сосуды, иже принесоша Христу с дары волсви» были переделаны в золотой пояс, насчитывающий 9 золотых пластин и 69 бусин из смеси ладана и смирны; 4) после 1744 г., когда монастырь св. Павла вновь заселили греки, число пластин увеличилось до 28, а бусин убавилось на 7.

Спрашивается, почему привоз в Россию «византийских древностей» с Афона, вызывающий каждый раз столь массовый ажиотаж у наших граждан, никак не комментирует академическая наука, прежде всего, Национальный Комитет византинистов Российской Федерации, который возглавляет академик РАН проф. Сергей Павлович Карпов? Впрочем, ему как председателю экспертного совета Макарьевского фонда РПЦ, премии которого достигают поистине астрономических сумм, нелегко усидеть на двух стульях:-) Как говорится, timeo Danaos et dona ferentes …

Увы, не обошлось и без «паршивой овцы», в роли которой выступил некто Алексей Лидов, числящийся заместителем Церетели «по научным и инновационным программам», а также зав. «отделом культуры древности» ИМК МГУ у Вячеслава Всеволодовича Иванова и в Лаборатории медиевистических исследований у Михаила Бойцова в «Вышке» (НИУ ВШЭ). Сей «ученый муж», комментируя привоз в Россию «даров волхвов» с Афона, изрек ничтоже сумняшеся, что они содержат «некую благодать Святого Духа»?! См. видео: Алексей Лидов (Alexei Lidov) витийствует про "дары волхвов".

Напомним, что в научной рецензии на работы А.М. Лидова подчеркнуто, что «слишком вольное и зачастую НЕВЕЖЕСТВЕННОЕ обращение с терминами и понятиями приводит к фальшивым интерпретациям памятников церковного искусства»

Особенно поражает историческая безграмотность руководителя службы информации РПЦ, который носит звание «профессора МГИМО»(?!) Всё это приводит к горестным мыслям, что Россия под натиском церковно-государственного агитпропа всё более погружается в мрак тотального невежества, словно сбывается пророчество любимого путинского философа Николая Бердяева о новом средневековье…

/ax/d1/1/a867/11.jpg

Похоже, наши современники точно так же как золотые сосуды, переделанные на Афоне в «дары волхвов», могли бы лобызать и 12 корзин с кусочками хлебов, оставленных 5000 человек, которых Иисус насытил пятью хлебами и двумя рыбами, о коих «Аноним Меркати» сообщает, что они были замурованы в Константинополе под колонной Константина (в 1105 г. перенесены в Большой дворец). Правда, нынешние пастыри, не ведая о том, привыкли попрекать с амвона свою паству в … черной неблагодарности, как якобы «были неблагодарны те самые насытившиеся 5000, бросившие корки хлеба и кости рыб вместо того, чтобы их благоговейно сохранить»:-)

Комментарии: 0