Scisne?

Поиск сообщений на форуме [16]

Запрос:
Автор:
Номер темы:
Номер форума:
Сортировать:
Сообщения: 170
<<< |1|…|12|13|14|15|16|17| >>>
Православная церковь откроет крупнейший в Финляндии завод вискиРелигия и общество
1 Июл 2014 18:28:41
Scisne

Православная церковь откроет крупнейший в Финляндии завод виски

Ново-Валаамский православный монастырь в Хейнявеси запустит крупнейшее производство виски в Финляндии. Об этом сообщает финская телекомпания MTV3.

По информации компании, ежегодный объем производства напитка составит 120 тысяч литров. Перегонный цех будет находиться в монастыре, а разливать по бутылкам и хранить виски будут на старейшем в Финляндии винном заводе «Херманни». Как сообщил директор завода по развитию производства Тимо Кеттунен, монахи уже строят планы по экспорту продукта.

«Объем производства будет настолько большим, что мы сразу же начнем пытаться отправлять виски на экспорт», – заявил он.

Совместные инвестиции в проект оцениваются примерно в миллион евро. Как уточняет монастырь на своей странице в Facebook, виски собираются производить из ячменя и выдерживать в дубовых бочках не менее трех лет. В финских магазинах церковный виски появится в 2018 году.

Ново-Валаамский монастырь – единственный мужской монастырь Православной церкви Финляндии. Как сообщает сайт духовной обители, при монастыре работает лавка, в которой продается вино, «изготовленное в Ново-Валаамском монастыре с большим энтузиазмом». Ассортимент продукции включает белое, красное, десертное и шампанское вина, а также ликеры.

01.07.2014
slon.ru
Концерт Мэрилина Мэнсона в Москве был отменен вслед за концертом в НовосибирскеРелигия и общество
28 Июн 2014 03:08:34
Scisne

Концерт Мэрилина Мэнсона в Москве был отменен вслед за концертом в Новосибирске

Концерт Мэрилина Мэнсона на фестивале Park Live в Москве был отменен вслед за Новосибирском — предположительно, по звонку о заложенном взрывном устройстве. До того в Москве шок-рокера встретили святой водой и яйцами.

Выступление группы Marylin Manson на фестивале Park Live на ВДНХ было отменено — перед началом их концерта поступило сообщение о заложенной бомбе. Сотрудники полиции с собаками начали обыск площадки, сообщает корреспондент Газеты.Ru c места событий.

«Из-за угрозы взрыва было отменено наше шоу в Москве, мы только готовились выйти на сцену», — сказано в твиттере группы.

«Концерт должен был начаться в 22.00, но даже спустя 20 минут никаких признаков этого не было, - рассказал корреспондент «Газеты.Ru», — медленно, не торопясь, полицейские с собаками прочесывали толпу и пространство перед сценой. Около 23 часов объявили об отмене концерта, однако публика не торопились уходить, а стала перемещаться к другой сцене — там играли ди-джеи».

По словам корреспондента «Газеты.Ru», никакой подробной информации и официальных объявлений в этот период публика от организаторов так и не добилась. По словам музыкального критика Константина Баканова, среди публики стали стихийно формироваться группы для составления петиции в адрес организаторов с требованием вернуть уплаченные за билет деньги.

Православный активист Дмитрий Энтео в своем микроблоге сообщил об отмене концерта группы, а затем заметил: «Если бы я не был верующим, то всерьез бы беспокоился за свою жизнь после произошедшего. Но я точно знаю, что когда ты с Богом - смерти нет».

Ранее стало известно об отмене концерта Мэрилина Мэнсона в Новосибирске, сообщили в пятницу организаторы концерта, продюсерский центр «Сибирские гастроли». Борьбу за отмену выступления с начала июня вели местные православные активисты. По словам организаторов, главной причиной запрета выступления Мэнсона совпадение выступления американского артиста с днем города. Представители «Сибирских гастролей» рассказывают, что городские власти предлагали им перенести шоу на 30 июня; организаторы даже вели на этот счет переговоры с менеджментом певца, но эта дата никак не встраивалась в плотный гастрольный график, и от проведения концерта пришлось отказаться.

В Москве Мэрилин Мэнсон встретил еще более серьезное сопротивление своему творчеству. Энтео, один из самых энергичных православных активистов, лидер общественного движения «Божья воля» не только возликовал по поводу запрета новосибирского выступления богохульника, но и организовал своим соратникам встречу с прибывшим в столицу шок-рокером.

«Мэнсон убегал от меня, как поросенок, визжал, когда мы его кропили святой водой. Вы не поверите, как он кругами носился», — написал Энтео в своем твиттере днем в пятницу.

Кроме того, по его словам, активисты «Божьей воли» забросали Мэрилина и его музыкантов яйцами. Очевидцы событий, впрочем, сообщают, что среди подвергшихся нападению самого Мэнсона не было. Энтео не ограничился нападением на музыкантов группы Marilyn Manson и через тот же твиттер предложил всем желающим новосибирским меломанам, купившим билеты на выступление шок-рокера, совершенно безвозмездно посетить концерт исполнительницы православной авторской песни Светланы Копыловой.

Напомним, что 3 июня в Новосибирске состоялся первый митинг против концерта Мэнсона, запланированного на 29-е число в ледовом дворце спорта «Сибирь». Тогда протестующие собрали порядка четырех сотен человек, вышедших с плакатами и лозунгами в стиле «Скажи «Нет» дяде Мэнсону».

Через несколько дней, 11 июня, прошла вторая акция, на которую вышли всего несколько десятков возмущенных горожан, зато к этому моменту активисты уже собрали полторы тысячи подписей за отмену концерта. Тогда же городская администрация в лице врио губернатора Владимира Городецкого сообщила о возможном переносе концерта.

В те же дни Мэнсон дал интервью российскому изданию «Rolling Stone», в котором заявил, что не занимается пропагандой извращенного секса и сатанизма, а в богословской дискуссии и вовсе готов ко встрече с любым противником.

Фестиваль Park Live открылся 27 июня в Москве. Он будет продолжаться еще два дня и закончит свою работу 29 июня. По информации «Газеты.Ru» на 0.30 мск, рассматривается вариант переноса концерта американского артиста на другой день работы фестиваля.

27.06.2014
Газета.Ru
«ВИЧ-террористы» и зараженные иглы в автобусахБиология человека, медицина
23 Июн 2014 21:16:22
Scisne

«ВИЧ-террористы» и зараженные иглы в автобусах

http://img-fotki.yandex.ru/get/9088/252394055.2/0_e5bd5_ce2b928e_orig.jpg
«Я совсем потеряла покой. Гуляла со своим малышом 2 лет в парке. И вдруг смотрю, держит в ручке шприц. Он где-то нашел его и подобрал! Может наркоман только что укололся и выбросил. Что мне думать? Как успокоиться?», — спрашивает взволнованная мать у участников медицинского форума. Ответ не заставляет себя долго ждать: «Не хочу Вас сразу пугать, но сына надо срочно проверить на СПИД и т. д. Были в августе с мужем в Москве и нам знакомый там рассказал, что у них на массовых мероприятиях были случаи, когда вот так иглой в толпе кололи людей, а потом оказывалось, что их заражали СПИДом...». В блогах и соцсетях предупреждают, что это может случиться с каждым, но эксперты другого мнения — риск заразиться ВИЧ, случайно уколовшись иглой на улице, стремится к нулю, да и гепатита В не стоит опасаться, если человек вакцинирован.

«Заражали ВИЧ? За 17 лет практики ни разу не сталкивалась с подобными случаями, и комментировать нечего, потому что нет таких случаев в жизни. Ни о чем подобном не рассказывали коллеги — думаю, эту байку сочинили журналисты», — говорит врач-инфекционист, специалист Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Надежда Козырина.

Конечно, заразиться ВИЧ через грязную иглу, нестерильный инструментарий можно — так в основном инфицируются потребители инъекционных наркотиков, новых случаев заражения среди них в России довольно много. Но вероятность заразиться от укола на улице, в песочнице приближается к нулю. «Говорить о рисках инфицирования при разовом уколе иглой можно, в основном исходя из опыта профессионального заражения, — говорит Надежда Козырина. — При заборе крови или выполнении других процедур людям, живущим с ВИЧ, медицинский работник может травмироваться иглой, в этом случае риск инфицирования ВИЧ при однократном ранении составляет в среднем 0,3 процента, но есть лекарства, которые существенно снижают и без того невысокий риск. Совсем другое дело, если травма произошла на улице, вирус подвергался воздействию ультрафиолетового излучения и других неблагоприятных для него факторов, говорить о каких-то существенных рисках при случайном уколе иглой найденного шприца, конечно, нельзя. Но если речь идет об использовании нестерильных шприца и игл для введения наркотиков, то тут совсем другой расклад. Использование чужого инструментария, а также общих фильтров, ваток и т. д. существенно увеличивает вероятность инфицирования ВИЧ для людей, употребляющих наркотики».

Чего стоит действительно опасаться, так это гепатита B, поэтому, если ребенок, играя на улице, укололся иглой от шприца, есть смысл обратиться к педиатру, чтобы он посмотрел прививочную историю. Ребенок вакцинирован по календарю прививок от гепатита B? Тогда все переживания напрасны. Хотя врачи иногда рекомендуют обследоваться, чтобы «не думалось». Если же прививка не была сделана вовремя, в обязательном порядке нужно сдать анализы, доктор назначит химиопрофилактику.

Эксперты считают, что распространение информации о злоумышленниках, которые якобы колют иглами с ВИЧ-инфицированной кровью прохожих на улице, пассажиров в общественном транспорте или посетителей кинотеатров, формирует негативное отношение к людям, нуждающимся в поддержке. Надежда Козырина с таким мнением согласна: «Это из разряда вещей, которые абсолютно точно способствуют дискриминации и стигматизации людей с ВИЧ. Распространять подобные слухи — дело вредное. Сложно сказать, что отложится у человека после прочтения статьи. Это ведь и не миф в общем, а фобия — вещь довольно серьезная и это предмет не моей профессиональной деятельности».

Марианна Мирзоян
medportal.ru
Письмо Калашникова с покаянием Патриарху — фейкРелигия и общество
27 Апр 2014 23:30:45
Scisne

Письмо Калашникова с покаянием Патриарху – фейк



Напомним, 13 января 2014 в газете «Известия» была опубликована статья:
Перед смертью Калашников написал покаянное письмо патриарху

Создатель АК-47 пожаловался на душевную боль из-за того, что его творение лишало людей жизни

Легендарный оружейный конструктор, создатель автомата АК-47 Михаил Тимофеевич Калашников, скончавшийся 23 декабря 2013 года, за полгода до смерти написал Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу покаянное письмо (есть в распоряжении «Известий»). В нем конструктор делится с главой РПЦ душевными переживаниями и сомнениями по поводу своей ответственности за смерти людей, убитых из автомата, который он создал.

«Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?» — спрашивает Калашников у патриарха.

Также в письме он делится мыслями о судьбах страны и человечества.

«Да, увеличивается количество храмов и монастырей на нашей земле, а зло все равно не убывает!.. Добро и зло живут, соседствуют, борются и, что самое страшное, смиряются друг с другом в душах людей — вот к чему я пришел на закате своей земной жизни. Получается какой-то вечный двигатель, который я так хотел изобрести в молодые годы. Свет и тень, добро и зло — две противоположности одного целого, не способного существовать друг без друга? И неужели Всевышний все так и устроил? И человечеству прозябать вечно в таком соотношении?» — спрашивает конструктор.

Особую роль в улучшении дел Калашников отводит Русской православной церкви, которая, по его словам, «несет миру святые ценности добра и милосердия»:

«И меня Господь надоумил приблизиться на склоне лет с помощью моих друзей к святым таинствам Христовым, исповедоваться и причаститься Телом и Кровью Христовыми».

Калашников также напоминает, что вместо музея его имени в Ижевске был построен Свято-Михайловский собор.

«Когда в 91 год от роду я переступил порог Храма, на душе моей было волнение и чувство… такое, как будто я уже здесь был… Такое чувство дается, наверное, только крещеному человеку. Как же хорошо, пронеслась тогда в голове мысль, что отказал я в строительстве музея моего имени на этом месте», — делится впечатлениями Калашников.

С особенной теплотой Калашников вспоминает, что высадил возле этого храма саженец сибирского кедра, привезенный с его родины — из села Курья Алтайского края.

«Будут люди смотреть на Храм и на Дерево и думать об этом соседстве двух вечных символов Добра и Жизни. И моя душа будет радоваться, наблюдая с высот небесных за этой красотой и благодатью», — написал Калашников.

Патриарху он желает «доброго здоровья» и помощи Всевышнего «в трудах во имя человечества и во благо граждан России».

«На Вас уповаю в своих грешных раздумьях, на Ваше пастырское слово и Вашу прозорливую мудрость. Смотрю и слушаю Ваши проповеди и ответы на письма мирян, чьи души пребывают в житейских смятениях. Многим Вы помогаете Божьим Словом, люди очень нуждаются в духовной поддержке», — отмечает Калашников в письме.

Пресс-секретарь патриарха Кирилла Александр Волков сообщил «Известиям», что письмо Калашникова патриарх получил и даже написал ответ.

— Это письмо было очень уместным во время нападок на Церковь. Патриарх поблагодарил легендарного конструктора за внимание и позицию и ответил, что Михаил Тимофеевич являл собой пример патриотизма и правильного отношения к стране, — отметил Волков.

Он добавил, что по поводу ответственности конструктора автомата за гибель людей у Церкви есть вполне определенная позиция: когда оружие служит защите Отечества, Церковь поддерживает и его создателей, и военнослужащих, которые его применяют.

— Он придумал этот автомат для защиты своей страны, а не для того, чтобы им пользовались террористы Саудовской Аравии, — пояснил Волков.

Документ, датированный 7 апреля, копия которого есть в распоряжении «Известий», содержит две страницы машинописного текста и рукописную подпись самого конструктора.

Дочь конструктора Елена Калашникова полагает, что такой большой и ответственный текст ее отец мог написать с помощью настоятеля Михайловского собора отца Виктора, который упоминается в письме.

— Последние годы его письма готовила я, но к этому письму отношения не имею, — пояснила «Известиям» Елена Михайловна.

Она также призвала не относиться к смене убеждений Михаила Тимофеевича слишком категорично.

— Конечно, нельзя сказать, что он ходил на службы и жил строго по заповедям. Надо понимать, какое это было поколение. Ведь можно говорить о вере в Бога, но не верить. А можно верить и никогда об этом не сказать. Михаил Тимофеевич никогда не выкладывал на поверхность то, что чувствовал. Я, помню, в 1999 году ему принесла крестик, надела, можно сказать, заставила надеть, и говорю: «Перекрестись», а он: «Не могу, рука не поднимается», просто руку прикладывал к сердцу, — вспоминает дочь Калашникова.

Кроме описания духовных переживаний письмо создателя АК-47 содержит и мысли по поводу отечественного оружейного комплекса, слабость которого сам Калашников испытал в 1941 году.

«Как же так, такая держава, такая мощная оборонная промышленность, такая сильная конструкторская школа, столько замечательных образцов оружия было в заделе, а оказавшись на поле боя, я и мои фронтовые соратники не смогли себя защитить. У нас не было автоматов и пулеметов, а легендарная винтовка Мосина и та одна на троих», — вспоминает Калашников в письме патриарху.

Примечательно, что свой автомат АК-47 Калашников называет в письме «чудо-оружие», а «главного соперника — американцев» — «друзьями».

«Мы всегда шли в ногу со временем, мы опережали в чем-то нашего главного соперника — американцев и при этом на человеческом уровне были друзьями, хотя и служили разным, непримиримым в те годы общественным системам», — пишет конструктор.

Конструкторы и ученые, создававшие оружие, довольно часто к концу жизни разочаровывались в своих творениях. Создатель атомной бомбы Роберт Оппенгеймер был потрясен разрушающей силой им же созданного оружия после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Он испытывал чувство вины и с тех пор активно боролся против применения и новых разработок подобного оружия. В 1954 году за выступление против создания водородной бомбы и за использование атомной энергии лишь в мирных целях Оппенгеймер был снят со всех постов, связанных с проведением секретных работ.

Впрочем, далеко не все создатели оружия испытывали угрызения совести. Отец водородной бомбы Андрей Сахаров, до конца жизни считал свою работу по ее созданию правильной и полезной.

«Сахаров до конца своих дней считал, что ситуация, при которой сверхоружие сосредоточено в одних руках, чревата огромной опасностью. И в этом утверждении, независимо от того, правильно оно или неправильно, нет ни грана антиамериканизма или ксенофобии, а только научный анализ, свободный от каких-либо идеологических или национальных предрассудков... — писал Сергей Ковалев — Не думаю, что он опасался неспровоцированной ядерной агрессии со стороны США; но он полагал, что при отсутствии ядерного равновесия многократно возрастает опасность возникновения «обычной» войны, которая неизбежно перерастет в Третью мировую. То есть он рассматривал свою работу над водородной бомбой как средство предотвращения глобальной катастрофы («А.Д. Сахаров: ответственность перед разумом». — Известия. 21 мая 1998 г.).

http://img-fotki.yandex.ru/get/9743/252394055.1/0_dfc21_f042e63e_XXL.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/9743/252394055.1/0_dfc22_1b22cc3f_XXL.jpg
Онкогематолог Алексей Масчан: Бинтов сделать не могут, а импортные томографы запрещаютОбщество, политика
24 Апр 2014 20:16:04
Scisne

Онкогематолог Алексей Масчан: Бинтов сделать не могут, а импортные томографы запрещают

Почему мы так катастрофически отстаем от развитых стран, можно ли найти что-то хорошее в отечественной онкологии, - размышляет Алексей Масчан.

Сегодня ситуация с доступностью медицинской помощи у нас гораздо хуже, чем в пресловутых капиталистических странах, которые на самом деле являются социалистическими, если говорить о Европе. Так откуда у нас может быть хорошая медицина?

http://img-fotki.yandex.ru/get/9065/252394055.1/0_df322_56ca9c96_XL.jpg
Алексей Масчан – заместитель директора Федерального центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева, член экспертного совета фонда «Подари жизнь». Пересадки костного мозга детям, больным раком, – это «конек» Алексея Масчана. А состояние отечественной онкологии и гематологии – это его боль.

Ложь российской статистики

– Можно ли сказать, что в России развитие лечения онкологии идет в ногу с остальным миром?

– Первое и главное: никакого «остального мира» не существует. Существует 20–25 развитых стран, от которых мы катастрофически отстаем, несмотря на утверждения наших ведущих онкологов. Видимо, наши официальные спикеры видят лишь то, что происходит у них в ведущих центрах, и то далеко не все, а только самую радужную сторону. Правда же заключается в том, что мы очень сильно отстаем от тех стран, на которые стоило бы равняться, и по диагностике, и по результатам лечения онкологических заболеваний.

Наверное, можно перечислить сто стран, типа Уганды и Руанды, и это будут даже члены ООН, которые мы существенно опережаем. Но стоит ли этим гордиться?

Ведь мы отстаем от Германии, Франции, Англии, Испании, Израиля, от Америки и даже от некоторых наших недавних кровных братьев – бывших членов СССР. Многие бывшие советские республики значительно прибавили в скорости развития медицины.

У нас же вся энергия, к сожалению, уходит на биение себя в грудь и на утверждения, что мы ничем не хуже и даже во многом лучше, чем все остальные. «Был случай: в Германии не вылечили то, что мы здесь тоже не могли вылечить», – таков пафос официальной риторики.

За рубежом тоже есть не очень хорошие врачи. Но общий уровень онкологии, например, в Германии несоизмеримо выше, чем общий уровень онкологии у нас в стране, так что даже смешно об этом говорить.

– Это отставание отражается в медицинской статистике?

– Нужно начать с вопроса, сколько онкологических больных действительно лечится в онкологических центрах и в онкологических диспансерах. Мне кажется, что их если и большинство, то незначительное. Огромное количество онкологических пациентов либо вообще не попадают к онкологам, либо в районных и городских больницах им делают паллиативные операции, то есть направленные не на излечение, а на купирование симптомов.

После этого они «спокойно» умирают от рака. Эти-то цифры вообще никто никогда не публикует. Приводятся результаты лечения зарегистрированных пациентов, которые находятся в заведомо лучших социальных условиях, в заведомо лучших условиях учета. Поэтому статистика, которой оперирует наши руководители, – это просто ложь.

Если они рассказывают, что «в центре Икс 90% выживаемость», то, в принципе, лучше с ними за руку не здороваться, потому что они дают ложную медицинскую информацию. Я в своем центре могу достигнуть 100% выживаемости, если я буду выбирать самых благоприятных пациентов. Если их вовремя выписывать домой, у нас будет 100% случаев выписки с улучшением. Манипулировать такой статистикой – низко и недостойно.

– Почему же мы так катастрофически отстаем от развитых стран?

– Потому что в Советском Союзе была очень плохая медицина, особенно в последние годы, и она только ухудшилась в годы перестройки и, так скажем, раннего капитализма. Только в педиатрии удалось сохранить хорошие черты советского здравоохранения (например, доступность врачей, относительная дешевизна лекарств).

Зато худшие черты западной медицины (неполную доступность врачей, дороговизну лекарств и трудности с тотальным равным вовлечением пациентов в процесс лечения) мы как раз впитываем, как губка. Сегодня ситуация с доступностью медицинской помощи у нас гораздо хуже, чем в пресловутых капиталистических странах, которые на самом деле являются социалистическими, если говорить о Европе.

Так откуда у нас может быть хорошая медицина? У нас хорошее медицинское образование? Нет, плохое. У нас есть собственное медицинское оборудование? Нет, у нас его нет. У нас собственные производства лекарств? Нет. У нас никак не стимулируется последипломное образование врачей. Чтобы стать врачом и работать с ответственностью за пациента, у нас нужно семь лет. Во Франции или в Америке для этого нужно лет 12–13.

Так почему у нас медицина может быть лучше, если все базовые, опорные моменты, на которых эта медицина стоит, у нас хуже?

– Вдобавок постоянно стоит вопрос о деньгах.

– Об этом я вообще не говорю. Денег на медицину в России тратится в разы меньше, чем в других странах. Недавно у нас была делегация от парламента Голландии, и мы заговорили о доле затрат на медицину их бюджете. Оказалось, что затраты такие же, как в России. Только население у нас раз в десять больше.

Иностранным не лечиться

– Недавно обсуждался проект распоряжения Правительства – ограничить закупки за счет бюджета импортной медицинской техники. Вам встречался томограф, собранный на территории Таможенного Союза? Вам известно аналогичное российское оборудование?

– Недавно мы составляли список оборудования, которое нужно докупить в наш центр. Из ста позиций – две российские. Да, какое-то российское оборудование существует, но, в основном плохое, не высокотехнологичное. У нас хороших бинтов не могут сделать! Купите советско-российский бинт, попробуйте им человека забинтовать. Как и 30 лет назад, бинты волокнятся, не завязываются, а в конце не рвутся. Бинтов не могут сделать, а говорят про томографы.

– Вероятно, производство перечисленной в проекте распоряжения техники планируют перенести в Россию.

– Вопрос локализации производства – хороший и правильный. Хорошо, когда есть свои производства, но является ли сборка импортной техники на территории России российским производством, – вопрос. Если кому-то хочется отчитаться красивыми цифрами, то можно сказать, что у нас производится 100 тысяч автомобилей «Фольксваген», только понятно, что это отверточная сборка.

Я не читал проект ограничения госзакупок заграничной медтехники и даже смотреть на него не хочу.

– Все же, если государство перестанет покупать импортные томографы, кто будет их покупать?

– Томограф – это дорогое оборудование. Его обслуживание также обходится дорого. Если такое оборудование будут покупать частные структуры, значит, они должны будут его окупить. Это значит, что стоимость каждого исследования будет очень-очень высокой. Тогда скажите, за что боремся: за доступность медицины или за чьи-то бизнес-интересы?..

– На это официально отвечают: «В последнее время по нацпрограмме «Здравоохранение» накупили столько томографов, что нужно сначала научиться пользоваться имеющимися». У нас, мол, плотность томографов на душу населения больше, чем где бы то ни было в мире.

– Это чистая правда. Но, во-первых, томографы надо считать не на душу населения, а на квадратные километры, на которых это население проживает. Во-вторых, хотя и закупили огромное количество томографов, проблема в том, что их поставили, в том числе, в тех местах, где пользоваться ими не умеют.

И закупили их без сервисных программ, то есть эти томографы не обслуживаются, что бы там Ольга Юрьевна Голодец ни говорила. Ни МРТ, ни KT-томографы не обслуживаются. Естественно, они через год-полтора встают. Мало того, что ими не очень хорошо умели пользоваться, так они еще стоят в нерабочем состоянии и требуют миллионных ремонтов.

Я все время сталкиваюсь с радиологами в регионах, и они очень хорошие, они способны оценить те исследования, которые делают. А вот если томограф попадает в руки медсестры или техника, который толком не знает, зачем он нужен, а умеет только пропускать пациента на столике туда-сюда, это другое дело. Но там, где врачи нужной специальности вообще существуют, они знают, как пользоваться томографами.

Томограф
Фото: tourdnepr.com

– Итак, что получается, если новое распоряжение вступает в силу, и мы больше не закупаем ни томографы, ни инфузоматы?

– Тогда мы, как 30 лет назад, на глаз считаем капельки высокодозной химиотерапии, ошибаемся в инфузиях. Недоливаем, переливаем… Я видел отечественный инфузомат лет 15 назад – зрелище страшное. Без слез смотреть нельзя. Мать ребенка точнее капельки на глаз посчитает. Этот инфузомат начинает в себя накачивать воздух (и запросто потом в вену), дает неправильную скорость. Я не видел ни одного отечественного инфузомата, который бы нормально работал. Между прочим, на дозированном и точном введении лекарств построена вся интенсивная терапия в современной медицине.

– То есть, если инфузоматы не покупать за счет бюджета, можно либо клинику закрывать, либо рассчитывать только на благотворительные фонды?

– Благотворительных фондов мало, и они не резиновые. Вешать на благотворительные фонды закупку того, что должно закупать государство, – это «прекрасный» выход из ситуации. Государству это позволит пустить деньги на более полезные проекты, мы таких знаем много.

– Параллельно официальные спикеры периодически заявляют, что фонды нечестно работают, и их должна проверять прокуратура.

– Прокуратуре надо больше в зеркало смотреть. Ей вроде есть чем заняться в нашей стране, кроме проверки фондов. Нечестных благотворительных фондов я не видел. Ну, нашумел фонд «Федерация»…

В фондах работают, главным образом, абсолютно честные и преданные люди, которые могут отчитаться за каждую копейку. Если есть мелкие технические нарушения – это не криминально. Иногда помочь надо быстро, остро и сейчас, а не через полтора месяца. Тогда нередко приходится использовать схемы, которые финансовым законодательством не поощряются. Но это не значит, что фонды воруют деньги.

Дженерики: смерть как побочный эффект

– Вместо эффективных препаратов у нас дженерики (лекарства с тем же действующим веществом, но с неизвестным побочным эффектом из-за неточной формулы), насколько сильно эта проблема бьет по вашим пациентам?

– Дженерики – это огромная проблема. К нам хлынули дженерики и так называемые биоаналоги, то есть аналоги белковых молекул, которые производятся по другим технологиям, путем нехимического синтеза. Их эквивалентность надо доказывать, а этого никто не делает, но их закупают. Доказать, что они менее эффективны, очень трудно: требуются годы наблюдений.

Например, если общая доза химиопрепаратов при раке молочной железы после операции снижается всего на 15% – через девять лет результаты лечения ровно такие же, как если бы химиотерапию не проводили вовсе. Т.е. отрицательный эффект дженериков и биоаналогов может проявиться через три, пять, десять лет. И доказать что-то будет невозможно, ибо статистический анализ у нас совершенно не налажен.

Проблема с дженериками, кстати, является общемировой, но в развитых странах она решена. Во-первых, там производителей дженериков в десятки раз меньше. Во-вторых, они производят только препараты высокого класса, на контролируемых производствах, на которых химическая структура выборочно контролируется, причем не один раз.

К сожалению, для наших пациентов 99% дженериков закупаются в Индии и Китае. В Китае вообще нет государственной сертификации производства лекарств – только внутренний контроль. Сказал директор завода: «У меня хороший препарат», – значит, он хороший.

Самими же китайцами описаны жуткие случаи, когда, допустим, делали препарат для введения в спинномозговой канал при лейкозах, на оборудовании, которое уже использовалось для производства других лекарств. Эти микрограммовые, даже не милиграммовые следы веществ попадали в спинномозговую жидкость, и у больных развивались необратимые параличи и дегенерация нервной системы.

– В России подобное тоже происходило?

– Лет восемь назад мы имели 10 случаев заражения крови, т.е. сепсиса, вызванного грибами, при использовании хлорида калия, произведенного на каком-то новосибирском заводе на старом оборудовании. Десять больных заразились грибком.

Других примеров не приведу: мы не закупаем дженериков. Государство дает нам деньги. Как их тратить – это наша прерогатива.

– Но ведь вы обязаны объявлять тендер, а дженерики дешевле.

– Да, к сожалению, это так. Обойти это невозможно. В прошлом году развернулась борьба, даже Правовое управление президента поручило составить список медикаментов, который можно было бы закупать по торговым названиям, а не по названию действующего вещества. Но этот список до сих пор не сформирован и не принят.

Наше предложение таково: несколько десятков наименований критических лекарств должны закупаться по торговым наименованиям. Это зарекомендовавшие себя бренды, которые применяются в жизнеугрожающих ситуациях. Это средства против рака, это антибиотики, которые применяются при лечении сепсиса, это препараты для лечения тромбозов.

Далее начинается борьба юристов, лоббистов и идеалистов. Пока, к сожалению, идеалисты лечат больных тем, что есть…

– Давайте пофантазируем: допустим, мы сегодня влили кучу денег, чтобы отвязаться от импортозависимости в медицине. Если посчитать все исследования, все разработки, строительство производств, через сколько лет мы сможем сделать такие же препараты, как те, которые покупаем сейчас?

– Кстати, это не так уж долго. Исследования эффективности дженериков (если не говорить об онкологических препаратах) не занимают десятки лет. Они могут проводиться на достаточно ограниченных группах пациентов, но они должны быть выполнены. Но если говорить об отечественных инновационных препаратах, то мне просто смешно. Откуда им взяться?

– Вы не рассчитываете до этого дожить?

– Нет, я же не могу жить вечно. Этим препаратам неоткуда появиться. Сравните, сколько людей работает в науке по разработке лекарств на Западе и в России. Ни одно из лекарств топ-1000 не вышло из России, и не может выйти. Не вкладываются деньги в исследования. Умов нет, оборудования нет.

Если некий человек владеет производством, собрал там 50 ученых, которые работают над синтезом новых лекарств, ему может казаться, что он находится в интеллектуальном центре мира. Но за рубежом огромные корпорации трудятся над синтезом новых лекарств, над новыми наукоемкими проектами.

Это ментальная проблема наших управленцев: они думают, что они наймут хороших менеджеров и дадут денег, и все вдруг появится. Но они не могут сделать одну эффективную футбольную команду. Как они могут сделать одно лекарство? Ни за что.

Российское лечение есть. Но вовремя его нет

– Главный детский онколог Владимир Поляков говорит: если в России сказали, что ребенок инкурабельный, значит, он инкурабельный. Есть примеры, что заведомо инкурабельный у нас – вылечивается за границей?

– Таких примеров мало, хотя раньше это было просто сплошь и рядом. Сейчас инкурабельные больные, которые доходят до федеральных центров, – чаще всего действительно инкурабельны. Проблема заключается в том, что они становятся инкурабельными не потому, что они изначально инкурабельные, а потому, что неправильно лечили.

Плюс случаи рецидивов опухолей, устойчивых к лечению. Но на Западе они могут попасть в какое-то клиническое исследование. В России исследований проводится очень мало. И на всю страну мы одни делаем практически всё, что могут на Западе. Мы работаем в прекрасных, привилегированных условиях – одни мы, никто другой.

– Очередь выстраивается?

– Естественно.

– Много ли случаев, что когда вы понимаете, что можете взять этого ребенка через три месяца, но через три месяца уже будет поздно?

– Конечно, сколько угодно.Но официально мы можем написать только, что трансплантация может быть выполнена через 3-4 месяца. Лист ожидания в феврале у нас расписан до мая. Тогда родители зачастую стремятся уехать в зарубежную клинику – и правильно делают.

– Как им получить лечение за границей за счет государства?

– Для этого они должны получить заключение федерального центра, то есть нашего Центра или еще пары учреждений, что в России не может быть проведено нужное им лечение. А мы не можем такое заключение дать, потому что мы можем проводить такое лечение. Но можем через три месяца, когда будет поздно.

В этом огромная ложь. Мы даем заключение, что при невозможности выполнения лечения в течение такого-то срока показано лечение за границей. Таких больных только в нашей маленькой области трансплантации костного мозга, как минимум, 600 человек в год. Шестьсот человек, которые гарантированно умрут, не получив трансплантации в России.

– Почему в России не проводится на 600 трансплантаций в год больше? Мало коек и докторов?

– Нет, прежде всего, центров, подобных нашему. Далеко не каждому ребенку в доноры подходит кто-то из родных, а регистра неродственных доноров у нас нет. Мы пользуемся немецкими, итальянскими, французскими регистрами доноров – и ладно, не обязательно иметь свой. Весь мир пользуется общей базой.

Только наше государство ничего не оплачивает – ни поиск донора в регистре, ни забор, ни транспортировку. Государство оплачивает только процедуру трансплантации здесь. Поиск донора – это примерно 1/10 расходов на трансплантацию. Поиск доноров (около 5 тыс. евро), забор и транспортировку донорского костного мозга (еще около 12 тыс. евро) нам оплачивает благотворительный фонд «Подари жизнь». Это поставлено на поток. В прошлом году у нас было выполнено 70 пересадок, потребовалось больше ста поисков, и все это оплачено фондом «Подари жизнь».

А своих трансплантатов у нас нет и в массовом количестве не будет. Вы знаете, сколько денег надо вложить в создание регистра, чтобы находить донора лишь каждому десятому нуждающемуся? Около 30 миллионов долларов уйдет только на реактивы.

Плюс инфраструктура, плюс зарплата – это 50 миллионов долларов на создание регистра для каждого десятого. А дальше вопрос: кто этим регистром будет пользоваться? Я и центр имени Раисы Горбачевой в Санкт-Петербурге, и еще один центр в Екатеринбурге. Остальные не делают неродственных пересадок костного мозга детям.

– 600 пересадок в год не хватает, а насколько удовлетворяется потребность в пересадках костного мозга в России?

– Я думаю, где-то на 35% потребности: очень крупный Центр у нас, очень крупный центр в Санкт-Петербурге, много пересадок делает онкоцентр имени Блохина на Каширке, в РДКБ делают в два раза меньше, чем мы, но это тоже очень много.

– А остальные 65% пациентов?

– Умирают. За границу отправляется очень мало пациентов…

– Если я морально готова стать донором костного мозга, мне нужно включаться в зарубежный регистр доноров?

– Нет, сейчас создается регистр в России. Но вы можете спать спокойно: вероятность, что ваш костный мозг понадобится кому-то из российских пациентов, примерно 1 на 100 тысяч. За всё время в гематологическом научном центре нашли, по-моему, двух отечественных доноров для своих пациентов.

«Подопытные кролики», или шанс на экспериментальную терапию

– Например, фонд «Подари жизнь» в год отправляет до 75 детей с нейробластомой на МIBG-терапию за границей. У нас есть МIBG-диагностика, а терапию у нас считают экспериментальной и поэтому ненужной?

– МIBG – это метайодбензилгуанидин. Радиоактивный йод включен в состав молекулы, которая активно захватывается опухолевыми клетками. Наши спикеры говорят: «Зачем экспериментальная терапия больным, которые и так умрут?»

Это порочная логика. Что же, посылать на экспериментальную терапию больных, которые заведомо вылечиваются, причем вылечиваются не калечащими методами? На экспериментальную терапию идут больные, у которых нет других шансов. На основании анализа данных этой экспериментальной терапии решается, надо ли ее вообще проводить, или, может быть, надо ее проводить не на последнем этапе, а включать ее на более ранних этапах лечения.

Самая эффективная терапия против рака должна быть перемещена в первую линию лечения, когда клетки максимально чувствительны. Когда мы воспитываем рак множественными раундами химиотерапии и вырабатываем устойчивость, тогда действительно большинство лекарств будет бесполезно.

Но если мы найдем лекарство, активное хотя бы у некоторого количества больных в терминальной стадии, значит, мы будем иметь информацию, что эти лекарства можно будет перенести в первую линию терапии и резко улучшить результаты, предотвращая рецидивы и не допуская больных до терминальной стадии. Поэтому экспериментальное лечение – это огромное благо.

Вот вы меня спросили, что я думаю про слова хирурга Андрея Рябова о том, что западные фирмы используют нас как подопытных кроликов. Я слышал это с трибуны и от него, и от многих других. Но это же просто невежество. Андрей Рябов – прекрасный врач, яркий, бескорыстный хирург и хороший человек. У хирургов такая ответственная работа, я готов им в пояс кланяться за то, что они делают, но не за то, что говорят.

– Эндопротезирование, говорят официально, у нас тоже на высшем уровне (только эндопротезы даже в официальных речах – немецкие).

– Только эндопротезы немецкие, и зачастую делают операции не тем, кому надо, а тем, кому на самом деле надо ампутировать конечности. Понимаете, если я сам виртуоз и рядом еще два виртуоза, то это совсем не значит, что все вокруг – тоже Паганини. У хирургов есть ощущение: если я умею, значит, все умеют. Я же прекрасно делаю эндопротезирование, как же вы говорите, что в России с этим плохо?

На Западе тоже есть проблемы: ценники для российских пациентов в Германии, например, в два раза выше, чем для немецких. Они зарабатывают деньги на наших пациентах. Это коммерческие проекты, они не обязаны лечить бесплатно. Действительно, когда деньги кончаются, больных выписывают. И мы таких больных получали. Конечно, если отправлять на лечение туда больных, которые уже три раза рецидивировали, их и там не вылечат. Но это не значит, если мы кого-то не вылечили, то уже никто не вылечит. Просто лечить надо раньше, а не когда уже безнадега.

– Для этого нужна ранняя диагностика.

– Подавляющее большинство (85% или более) опухолей у детей диагностируется в поздних стадиях.

– То есть если у ребенка не сбивается температура и ноги заплетаются, это может оказаться не затяжной грипп, а поздняя стадия онкологии? А заподозрить это должна мама, а не участковый педиатр?

– В 99% случаев это все-таки грипп, естественно. А если не грипп, то тоже, скорее всего, не опухоль. Опухолями заболевает 4,5–6 тысяч детей в год на всю Россию. А детей у нас 33 миллиона, даже больше, наверное. Участок в поликлинике у нас – 800 детей. В практике участкового педиатра, соответственно опухоль встречается четыре раза в жизни.

– Но если он их все четыре пропустит, они умрут.

– Из них два случая – лейкоз, который он не пропустит. Ранней диагностики лейкозов почти не бывает. Их определяют, когда уже либо изменяются анализы крови, либо вырастают органы. Но и лечатся они независимо от того, рано или поздно они диагносцированы, то есть хорошо. Проблема, прежде всего, в опухолях первого года и опухолях костей – зачастую они возникают после травм. Очень долго, пока опухоль не метастазирует или не разрушит крупную кость, этим больным делают физиотерапию.

Стерильный бокс: необходимость или предрассудок?

– Почему у нас ребенок после трансплантации костного мозга заперт в стерильном боксе, и ему нельзя прикасаться к пластиковой игрушке, пока ее не протрут спиртом, а в Германии к нему приходят в уличной одежде с плюшевыми игрушками?

– Если у нас позволить приходить в боксы в уличной одежде, приносить любые игрушки и есть любую еду, дети неизбежно начнут умирать от банальных кишечных инфекций. Были, к сожалению, такие случаи, когда люди травились уличными пирожками. Санитарные стандарты и представления в России и Германии разные. Однако доля правды в этом вопросе есть. Большинство из наших мер протективного окружения – дань дисциплине.

Соблюдение всех правил вместе, а не какого-то конкретного, отдельно взятого правила, действительно приводит к тому, что инфекции у нас не катастрофически много. И проблема вовсе не в больнице. Основные инфекции угрожают тогда, когда пациент уже выписывается.

– Вопрос в том, что больничную синегнойку не на уличной одежде приносят.

– Синегнойная палочка – это ужасно. К сожалению, она есть и в немецких больницах, хотя там ее меньше. Ни в коем случае она не приносится с улицы на обуви, на руках или во рту. Давайте посмотрим на систему водоснабжения в любой больнице. Трубы ржавые, под землей протекают. Вода в больнице не готовится, не дезинфицируется. Там и живут эти жуткие синегнойки.

Мама должна быть с ребенком в реанимации

– Под предлогом инфекций в российских больницах мам не пускают к детям в реанимацию.

– То, что у нас в стране не пускают родственников в реанимацию и говорят, что они принесут инфекцию, – это абсолютно пещерный уровень сознания, бредятина. Инфекции, которыми заболевают пациенты в реанимации, вызываются госпитальной флорой, которая воспитывается неправильным применением антибиотиков, очень плохой системой водоснабжения.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9799/252394055.1/0_df324_af8adae6_L.jpg
Фото: podari-zhizn.ru

– Вы тоже обязаны, забирая ребенка в реанимацию, не пускать туда маму?

– Мы всегда пускаем родителей. Когда мы сюда пришли, мы собрались с реаниматологами и договорились: «Мама всегда с ребенком». Она уходит ночевать в пансионат или в отделение, но с 9 утра до 10 вечера она со своим ребенком.

– Говорят, от этого и выживаемость улучшается?

– Выживаемость это совершенно не улучшает, но, во-первых, не ухудшает. Во-вторых, какое право имеет кто-либо разлучить человека со своим близким, тем более, когда он находится в реанимации? Тем более, когда исход лечения не ясен. Это нарушение прав человека, точка.

За недопущение родителей и близких родственников вообще, даже не касаемо детей, в больницу вообще и в реанимацию в частности, – надо убивать. От присутствия мамы в реанимации только польза. Врачи знают, что родители видят, что они работают, что ребенок ухожен, что к нему подходят. Моя незыблемая позиция: родители обязаны быть в реанимации.

Даже в регионах что-что, а реанимационные залы не такие уж маленькие. По крайней мере, чтобы посидеть со своим родным, в реанимации должно быть место.

Говорить ли ребенку о диагнозе?

– Как вы считаете, ребенок должен знать свой онкологический диагноз?

– Конечно, он должен знать свой диагноз. Ребенка диагноз пугает гораздо меньше, чем взрослого. Он принимает это как некую информацию, поскольку вместе с диагнозом ему сообщается, что он должен лечиться и вылечиться. Он узнает, что ему предстоит пройти, какие придется соблюдать ограничения. А если он не знает диагноз, зачем ему тогда делают больно, зачем ему колют препараты, от которых выпадают волосы и тошнит? Как тогда объяснить все это ребенку? Дети абсолютно безболезненно принимают эти слова: лейкоз, опухоль. Они живут с этим гораздо комфортнее, чем взрослые.

– Случаи, когда родители считали нужным скрывать от ребенка его диагноз, у вас бывают?

– Редко. За последние лет пять был один. Мы, естественно, не говорили, раз родители просили. Но как с этим жить? Попробуйте в течение двух-трех лет, пока ребенок лечится, оградить его от информации, чем он болен. Он посмотрит случайно в историю болезни. На стене отделения написано: «онкогематология». И нечестно, и, главное, очень глупо – скрывать диагноз. Но очевидно, что человеку ни в коем случае нельзя говорить, что этот диагноз безнадежен.

– Но если этот диагноз, и правда, безнадежен?

– Во-первых, таких в детской онкологии и гематологии почти нет.

– Интернет навскидку говорит, что если глиобластома – лечение паллиативное, т.е. конец.

– Совершенно верно. Это и в Израиле так. Есть неизлечимые опухоли, но есть экспериментальная терапия, куда можно попасть. Если не вылечиться, то хотя бы стать участником исследования, которое потом позволит создавать новые лекарства.

Конечно, бывает, что заболевание рецидивирует. Но все равно человек должен все время знать, что есть выход, что будут предприняты попытки лечения, что его никто не оставит без шанса выстоять.

– А если попытки уже не удались? Ребенок должен знать, почему его перестали мучить и колоть ему лекарства, от которых его тошнит?

– Этого вопроса я никогда не мог для себя решить. Мне кажется, это поле для благородного обмана. Хотя многие думают иначе, особенно на Западе. Они говорят, что ребенок должен знать, что он может умереть. Да, что он может умереть, – ребенок должен знать. А что он обязательно умрет – не должен.

– Но если родители скрывают от ребенка, а он уже догадывается, что умирает, то повисает такое облако лжи, которое отравляет последние недели или месяцы общения в семье.

– Да, это правда. Об этом я тоже всегда думаю. Наверное, это самое сложное – отчуждение, когда ребенок не хочет расстраивать родителей и показывать им, что он догадался о близкой смерти. А родители всеми силами стремятся продолжать это скрывать. Это действительно огромная проблема. Даже не отчуждения, а отсутствия той самой близкой близости, которая, наверное, в последние месяцы и недели является самым ценным и дорогим, что вообще существует на Земле.

У нас в Центре дети все-таки лечатся, чтобы вылечиваться. Если мы точно знаем, что мы не можем ребенка лечить и вылечить, то мы всегда обсуждаем это с родителями: не лучше ли поехать домой, чтобы хотя бы какое-то время побыть с близкими. Некоторые выбирают такой вариант, но большинство, конечно, не хотят уезжать.

– Вероятно, боятся, что в их регионе не будет доступного обезболивания?

– Да. Уговаривая родителей уехать, мы четко понимаем, что, конечно, хорошо побыть с близкими, но ужасно оказаться в ситуации регионального здравоохранения, где и морфина не будет… И люди сходят с ума над кроватью умирающего ребенка. Мы не можем себе позволить выполнять функции хосписа, у нас в Центр и так очередь.

Когда мы отправляем пациентов уже в последнее путешествие домой, мы связываемся с местными врачами и выписываем детей, только когда точно знаем, что обезболивание будет, что наших детей примут в больницу, где они, по возможности, спокойно уйдут. Мы никогда не выписываем, не будучи уверенными, что им будет комфортно. Хотя сердце всегда ноет за таких больных.

В детской онкологии распространенность этой проблемы все-таки меньше, а во взрослой это просто ужасно. Наше государство бесчеловечно в этом смысле. В России в десятки раз меньше потребление наркотиков для обезболивания онкологических пациентов, чем в Голландии, а это малюсенькая страна по сравнению с нашей. Все знают, что у нас с этим не просто плохо, что люди безнадежно мучаются и их родные мучаются.

Квоты, коррупция и пессимизм

– Хирург Андрей Борисович Рябов рассказал нам, что квоты – это прошлый век и что проблема квот в России решена. Вы согласны?

– Я не знаю, как она решена. Институт нейрохирургии имени Бурденко закрывается для бесплатного лечения по квотам где-то в октябре. Дальше – за деньги. Может быть, в институте имени Герцена, где Андрей Рябов работает, квот всем хватает… Но я-то точно знаю, что кое-где в России больным говорят, что квоты нет, кладут за деньги, а параллельно оформляют им квоту. И получают и квоту, и деньги с пациента.

– Хоть что-то хорошее среди всей этой отсталости и коррупции есть?

– Есть хорошие врачи и сестры, которые борются в Москве и в регионах за право своих пациентов жить и выздоравливать. Но оптимизма нет. Его неоткуда взять. Есть совершенно ложная идея, что медицина – это отрасль экономики, она должна зарабатывать деньги. Но больница должна не зарабатывать деньги, а тратить.

На что вообще человечество как популяция должно тратить деньги? Вкладывать их в здоровье. Это заведомо убыточная вещь, которая окупается годами жизни, а не деньгами. Кто-то что-то очень сильно сломал у себя в голове, когда начал говорить о платных услугах, о зарабатывании денег в медицине.

Да, врачи и медицинский персонал должны хорошо оплачиваться, чтобы у них и мысли не было брать деньги с пациентов. Кроме того, если богатый человек придет в бедную больницу и скажет: «Я вам заплачу, сколько вы хотите. Вылечите меня», – кто его будет лечить и чем? Инфраструктуры нет, врачей нет, томограф выключили, лекарства кончились…

Создавать инфраструктуру – это единственный способ прогрессировать.

Репортаж Александра Сопова
24 апреля 2014 г.
www.pravmir.ru
Минобрнауки предложило контролировать блоги учеников и преподавателейОбщество, политика
21 Апр 2014 18:44:12
Scisne

Минобрнауки предложило контролировать блоги учеников и преподавателей

http://img-fotki.yandex.ru/get/9819/252394055.1/0_deef7_3b2b44ac_L.jpg
Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

В Минобрнауки разработали документ, который обязывает образовательные учреждения следить за тем, что пишут в соцсетях преподаватели и ученики. Проект постановления «Об антитеррористической защищенности организаций, осуществляющих образовательную деятельность» опубликован на едином портале раскрытия информации о подготовке проектов нормативных актов.

В частности, документ предусматривает мониторинг интернет-сайтов террористической и экстремистской направленности, проверку на наличие информации «околорадикального толка» персональных сайтов и страниц обучающихся и преподавателей, а также анализ статистики посещаемости интернет-ресурсов, форумов, блогов и сообществ в социальных сетях, распространяющих «информацию террористической и экстремистской направленности».

В качестве предупредительной антитеррористической меры учебным заведениям предлагается составлять психологические портреты на учеников и преподавателей, «склонных к нарушению установленного режима и проявляющих интерес к террористической и иной неправомерной деятельности».

17 апреля 2014
lenta.ru
Пасха (Песах) и массовое убийство младенцевРелигиоведение
19 Апр 2014 20:36:41
Scisne

Пасха (Песах) и массовое убийство младенцев

Вообще этот эксперимент любопытен, он несложен и доступен абсолютно каждому. Достаточно спросить любого так называемого верующего православного: почему их главный праздник называется Пасхой? И что на самом деле это слово обозначает? И, вообще, откуда оно взялось? И почему этот праздник называется Пасхой так упорно, не смотря на то, что вроде бы у него есть и параллельный термин, параллельное название – так называемое Воскресение. Если вы спросите православного: «Почему праздник называется Пасхой?» – то, как правило, как показывает статистика, основной ответ – это оскорбленное молчание, либо обвинение в богохульстве. Правда, попадаются всякие жизнерадостные православные, которые уверенно и твердо отвечают, что праздник называется Пасхой, в честь того самого кондитерского изделия, которое им разрешают в эти дни есть попы. Что касается самих попов, то на вопрос о том: «Почему праздник называется Пасхой?» – они начинают удивительным образом ундулировать, они начинают всяко извиваться и тщательно заводить рака за камень, они начинают рассказывать про Исход евреев из Египта и другие сказки, хотя на самом деле всё обстоит гораздо любопытнее. Настоящее, подлинное звучание названия этого праздника Песах. У него есть ещё и другое имя, если не ошибаюсь «хатамацот». Это древнееврейский праздник, еврейский праздник, установленный в честь того, что в этот день древнееврейский бог, отмщая египтянам за какие-то мелкие бытовые неудобства, которые они причиняли евреям, перебил, умертвил, уничтожил всех младенцев-первенцев в Земле египетской. Еврейские же дети в ту ночь, когда происходили эти массовые убийства младенцев, остались живы по той простой причине, что евреи намазали кровью баранов свои двери и ангел, который совершал убийства, обходя дома, принюхивался к двери и понимал, что ему сюда заходить не надо и надо идти дальше. Эту хитрость с бараньей кровью подсказал евреям их бог. То есть Песах – Пасха означает буквально «прошед мимо» или «прошедший мимо».

Евреи намазывают двери кровью, чтобы «Ангел смерти» прошел мимо.
«Ангел смерти» принюхивается к двери с бараньей кровью и проходит мимо.

В корректности моего изложения очень легко убедиться, для этого достаточно взять главную книгу христиан «Библию», открыть её, если не ошибаюсь, на 12-oй главе книги «Исход» и прочесть, начиная с 22-го стиха, можно читать с 26-го: «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской от первенца фараона до первенца узника, находившегося в темнице». «И встал фараон ночью сам и все рабы и весь Египет и сделался великий вопль в земле Египетской, ибо не было дома, где не было бы маленького мертвеца». То есть, как всегда в христианстве, сплошное повальное человеколюбие. Связь этого события и главного христианского праздника теологически тоже очень чётко установлена. Здесь причины в жертвенной крови, в торжестве евреев и в других вопросах. Церковники, правда, как-то очень стесняются этого факта и избегают разговоров на эту тему с той же настойчивостью и аккуратностью, с которой они избегают вопросов по поводу обрезания Иисуса Христа. Хотя, какие уж могут быть тайны и недоговоренности между своими людьми. Странная застенчивость. Как известно, в основе православной культуры лежат священные и важнейшие основополагающие книги еврейского фольклора, то есть непосредственно «Тора» и «Тегилим». «Тора» – это «Пятикнижие Моисеево», важнейшая часть «Библии», которая рассказывает о сотворении мира. Тегилим – это псалтырь, который тоже является во многом основой православного, русского, национального мировоззрения. Самое страшное, что может быть в результате всей этой лекции, что всё-таки РПЦ выдаст мне какой-нибудь орден за катехизацию своих же верующих, но ничего, переживем. Думаю, что где-нибудь местечко для этого ордена я всё-таки найду.

То есть, такое любопытное и знаковое происхождение русского народного православного праздника. То есть, тысячи, десятки и сотни тысяч людей употребляют этот термин, совершенно не задумываясь и не зная того, что он обозначает массовое истребление детей и торжество по этому поводу.

Александр Невзоров
Уроки атеизма. О Пасхе
Обращение Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета по поводу российской аннексии КрымаРелигия и общество
24 Мар 2014 05:56:15
Scisne

http://img-fotki.yandex.ru/get/9485/220630590.8/0_100e42_b2c8c800_M.jpg
Обращение Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета по поводу российской аннексии Крыма

Дорогие братья и сестры!
Уважаемые соотечественники!


Призвание Церкви – свидетельствовать об истине. Поэтому необходимо дать моральную оценку аннексии, или лучше сказать – аншлюсу Крыма, совершенного накануне Российской Федерацией.

18 марта 2014 г. руководителями России было публично совершено нарушение трех заповедей Божиих: не укради; не говори ложного свидетельства на ближнего твоего; не желай дома ближнего твоего ... (и ) ничего, что у ближнего твоего (Исход 20:15-17). Следствием вооруженной агрессии российских властей против Украины уже также стало кровопролитие – убийство сепаратистами украинского активиста в Донецке, убийство крымского татарина и украинского военнослужащего в Крыму.

Подстрекаемые и поддерживаемые из России провокаторы сеют смуту и призывают к сепаратизму, разжигают гражданский конфликт в восточных и южных областях Украины. В Крыму верных присяге украинских военнослужащих, членов их семей подвергают непрерывному давлению, их запугивают, в том числе с использованием оружия.

В оккупированном Крыму бесследно исчезают общественные активисты. Те, кто находился в заложниках оккупантов и был отпущен, свидетельствуют о жестоком, бесчеловечном обращении, постоянных унижениях, угрозах убийством, имитациях расстрела. За все это также несет ответственность лично российское руководство.

В выступлении 18 марта в Кремле Президент России В. Путин использовал средство дьявола – смешал правду с ложью. Убежден, что полуправда, которую из уст главы российского государства слышал весь мир, хуже откровенной лжи – как скрытый в пище яд более опасен, чем явная отрава.

Считая распад тоталитарного СССР «трагическим событием» он не сказал, что в Украине, в том числе в Крыму и Севастополе, большинство людей 1 декабря 1991 г. на открытом референдуме без всякого принуждения поддержали независимость Украины. Также он ни словом не обмолвился об обязательствах не только уважать, но и гарантировать территориальную целостность, суверенитет и неприкосновенность границ Украины, взятых на себя Российской Федерацией по Будапештскому меморандуму 1994 г. и Договору о дружбе 1997 г.

Оккупировав и аннексировав Крым, руководство России, по сути, поставило под сомнение всю систему международного права. Теперь, по мнению российских властей, любой спор «в зоне интересов» Кремля можно решать военной силой и другими средствами давления – не считаясь с самыми принципами права и справедливости, межгосударственными и международными соглашениями, мнением мирового сообщества.

Господин Путин косвенно это признает и сам, указывая на то, что в прошлом Россия была вынуждена, в силу своей экономической и политической слабости, подписывать соответствующие договоры и брать на себя обязательства. Исходя из логики и видя действия, теперь, когда Кремль почувствовал себя сильным, он может позволить себе отвергать все обязательства и действовать по своему усмотрению.

Мотивируя агрессию против Украины, Президент России апеллирует к общему историческому прошлому наших государств и народов. Но в разное время под российской властью, кроме Украины, находились еще ряд государств – Беларусь, страны Балтии, Польша, Финляндия, Молдова, страны Закавказья и Средней Азии. Судя по всему, от российского руководства теперь можно ожидать не только вторжения в юго-восточную Украину, но и в любую из этих стран. Ведь там, как и в Украине, есть этнические русские и русскоязычные люди, «защитой интересов» которых Кремль готов оправдывать свое захватничество.

Владимир Путин официально стал использовать такие определения, как «русский мир», «историческая Россия», «русские – разделена нация», «мы с украинцами – один народ». Все это, вместе с ностальгией по былому государственному величию и стремлением реванша за распад СССР, является точной копией идеологии и риторики фашистских режимов ХХ века, в частности в Германии и Италии.

Наглядным подтверждением этой идейной связи является также антиукраинская истерия, развернутая в российских СМИ. Месяцами выливая на русский народ полуправду и откровенную ложь о событиях в Украине, одновременно блокируя доступ к любой альтернативной точке зрения, российские власти, как когда-то и власть фашистских государств, обманули народ, который сейчас ее преступные действия в большинстве своем приветствует и одобряет.

История напоминает, что аншлюс Австрии и захват Судет состоялись также под лозунгами «единения народа», «защиты национальных интересов», «восстановления справедливости». Там тоже под дулами оружия проводились «референдумы», которые давали нужные захватчикам результаты. Но после «мирного» завоевания началась кровавая Вторая мировая война, потому что политика умиротворения агрессора всегда приводит не к миру, а к ощущению безнаказанности у агрессора и желанию двигаться дальше.

Именно поэтому прежде всего обращаюсь ко всему украинскому народу: на нашу Родину вероломно напал враг, который оккупировал часть Украины и стремится вообще уничтожить нашу государственность и независимость, вернуть нас в имперское кремлевское иго. Поэтому священный долг каждого – помогать защищать от агрессора наш общий украинский дом.

Мы должны сплотиться, потому что только в единстве – сила народа. Действия представителей украинского государства могут вызвать критику, но следует помнить: оккупационная власть не позволит никакой критики.

Пример многих народов свидетельствует – сплоченность и самоотверженная борьба в обороне родного дома обеспечивала победу даже над значительно более многочисленным и сильным агрессором. Ведь Бог не в силе – Бог в правде.

Выражаю солидарность со всеми, кто бесстрашно уже стал против агрессора. Большое уважение и почтение мужественному крымско-татарскому народу, который в условиях оккупации сохраняет преданность единству Украины. Благодарен за мужество архиепископу Клименту, духовенству и верным Крымской епархии Киевского Патриархата – наша Церковь будет делать все возможное, чтобы поддержать их и защитить их права.

Еще раз повторю слова, сказанные неоднократно от имени нашей Церкви в эти дни: украинский народ не имеет и не должен иметь никакой ненависти или вражды к русскому народу, даже в условиях военной агрессии против нашего государства. Мы желаем, и я убежден – в будущем будем иметь дружественные и равноправные отношения между независимой Украиной и демократической Россией на основе взаимного уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга.

Вновь обращаюсь к международному сообществу: время заявлений о глубокой обеспокоенности давно прошло, настало время действий. Поэтому приветствую скорейшее подписание соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, предоставление Украине перспективы членства в Европейском Союзе – как гарантии мира не только в нашей стране, но и во всей Европе.

Сейчас решается не только судьба Украины, но и судьба всего мира. Человечество стоит на распутье: вернуться в эпоху, когда отношения между народами выясняются не на основе права и справедливости, а силой оружия и ценой миллионных жертв, – или вместе остановить циничного агрессора и этим спасти мир от худшего. Поэтому все международные институты безопасности: ООН, ОБСЕ, НАТО, а также страны-гаранты по Будапештскому меморандуму должны принять все меры для прекращения агрессии России против Украины. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими!

Дорогие братья и сестры!

В эти тяжелые дни еще раз хочу засвидетельствовать – Киевский Патриархат с украинским народом. Мы молимся Богу и просим защитить наше государство и народ от нашествия иноплеменников, просим Господа невидимой силой укрепить Украину в борьбе за правду, свободу и мир.

Призываю всех верующих к такой молитве и твердо уверен, что в этой борьбе победит украинский народ.

Пусть Бог благословит наше государство, наши мужественные вооруженные силы и весь украинский народ!

Филарет,
Патриарх Киевский и всея Руси – Украины


19 марта 2014 г.

Оригинал: www.cerkva.info
Самые опасные люди — математикиМатематика
23 Янв 2014 03:04:19
Scisne

Самые опасные люди — математики

Как бороться с народным мракобесиемРелигия и общество
16 Янв 2014 19:18:47
Scisne

Как бороться с народным мракобесием

http://img-fotki.yandex.ru/get/9104/220630590.6/0_f20d2_43d8ea38_XL.jpg
Василий Перов. Паломники. На богомолье

Интеллигентская заносчивость, высокомерное презрение к бытовым проявлениям народного христианства – вещь, безусловно, неприятная и пошлая. Но в данном случае имеющая свои основания (забегая вперед, скажу – все-таки не слишком глубокие).

Ну правда ведь, очень трудно, даже при самом большом расположении, отождествить себя с этими людьми в очереди в храм Христа Спасителя к Дарам волхвов. Все это многокилометровое месиво из теток неопределенного возраста, лица которых не выражают не то что одухотворенности, а даже и стандартной благочестивости. А тут еще людей зачем-то загнали в загоны, между которыми почему-то необходимо передвигаться мелкими перебежками.

И зачем? Чтобы поцеловать реликвию сомнительного происхождения, которая в свою очередь должна дать что-то, излечить, помочь, обеспечить – то есть чистое язычество, причем самого вульгарного толка. Большинство людей, стоящих в очереди (на эту тему уже проведено множество опросов), и в церковь-то толком не ходят, не причащаются, а в Христа верят наряду с любой магией, про которую расскажет телевизор или соседка.

Все это принято сравнивать со Средневековьем, но в Средневековье отношение к христианству было куда более тотальным, деятельным и творческим. В том числе и в самом диком виде – немало случаев, когда средневековые обыватели убивали святого, чтобы его мощи остались в их городе или деревне. Но языческая дикость – это только одна сторона, другая – восприятие христианского чуда как совместного творческого акта, требующего твоего деятельного участия, отрешения, выхода за пределы привычной обыденности. Не просто прикоснуться к святыне, а пройти свой путь, изменить жизнь.

Чтобы получить чудо, средневековые обыватели срывались с места и шли многие месяцы в паломничество к могиле святого Иакова в Сантьяго-де-Компостела или в Рим. Люди по этим путям паломников шли десятками тысяч, по дороге чаще всего питаясь чем придется. Это был действительно путь и подвиг, по сути своей прямо обратный стоянию в очереди (тут тоже вроде лишения, но никакого изменения образа жизни, никакого выхода из себя и своего мира). Ну и, наконец, в Средневековье не было того самого стоящего в стороне образованного класса – в мистическом отношении к христианству все были едины.

Класс этот появляется веке в шестнадцатом, а по-настоящему становится массовым только в середине девятнадцатого. В это же время сформировалась новая структура общества. Человек более не был подвешен между жизнью и смертью: люди уже не умирали от голода и болезней целыми деревнями, большая часть людей, не умерших во младенчестве, стала доживать до 60 лет. У людей появилось куда больше частных интересов и частных потребностей. При этом жизнь обывателей по-прежнему была очень тяжелой и неустроенной. Все это приводит к всплеску народного христианства нового типа. Во-первых, страстное желание чуда связано уже не столько с вечной жизнью и вечным спасением, сколько с получением чего-то важного (здоровья, детей, денег, счастья) здесь, на земле. Во-вторых, основной силой этого нового народного христианства становятся женщины.

В частности, это результат начавшейся, но неразвившейся эмансипации. Женщины получили свою отдельную социальную функцию, свои частные потребности, свое право на счастье, но не получили самого счастья. Жизнь их крайне трудна и неустроенна, вокруг пьянство, болезни, грязь – им остро необходимо чудо. Здесь и сейчас. Они готовы ради этого на что угодно, на любые лишения, но не готовы изменить образ жизни, выйти за рамки себя и своей среды. Собственно, чудо нужно, чтобы стать счастливой в себе и в своем мире.

Со стороны образованного класса (а также некоторой мужской части обывателей) все это вызывало раздражение и презрение. Разумеется, все эти народные культы всячески поддерживались церковным и государственным официозом, что только усиливало отторжение и раздражение. Но заносчивость и высокомерное раздражение – вещи, как уже было сказано, неприятные и пошлые. К тому же не могло не возникнуть естественного сопереживания всем этим людям, которые страстно хотят быть хоть немного счастливее, которые хотят хоть как-то преодолеть невыносимую тягость жизни. А там, где возникает сопереживание, остается место, может быть, легкой иронии, но вовсе не презрению или раздражению.

Собственно, у нас с Дарами волхвов и прочими проявлениями народного мракобесия то же самое, только многократно усиленное нашими отечественными реалиями. В очереди к ХСС стоят не инопланетные зомби, а измученные неустроенной, тяжелой и глубоко не счастливой жизнью женщины. Их желание решить свои проблемы с помощью хоть Христа, хоть колдуна из битвы экстрасенсов, хоть биодобавок понятно и не настолько уж чуждо нам всем. Мы ведь тоже живем своей тяжелой и неустроенной жизнью, в той же стране, в тех же городах. Да, они в своем желании чуда могут быть агрессивны, жестоки и глубоко эгоистичны. Но могут быть трогательны и проникновенны. А главное – это все естественная реакция на тяжесть и неустроенность жизни.

То отчуждение, которое можно испытать, наблюдая за очередью в храм Христа Спасителя, – это чувство глубоко поверхностное и пошлое. Куда более пошлое и поверхностное, чем само народное христианство. Просто потому, что в нем нет ни сочувствия, ни сострадания, ни даже элементарного желания понять другого. Это не чуждая нам жизнь, это другая реакция на те же процессы, которые влияют и на нас.

По большому счету, эта очередь свидетельство вовсе не торжества путинской стабильности и всяческого укрепления духовных скреп, а прямо наоборот – тяжелый приговор драматичной неустроенности социальной жизни. И едва ли не в первую очередь именно обывательской.

Когда в Европе начала меняться структура жизни, когда она стала устроеннее и, в общем, легче, когда в результате эмансипации и феминизма изменилось положение и самосознание женщины – изменились и реалии народного христианства. В нем стало куда меньше оголтелости и языческих культов. Оно снова стало деятельным и творческим. Нет больше никакой пропасти и невозможности отождествить себя. Даже для стороннего умиления и сострадания уже практически нет причин. Народное христианство в Европе перестало быть столь уж внеположной силой.

Самое популярное паломничество Средневековья в Сантьяго-де-Компостела, несмотря на весь всплеск народного христианства, с XIX века находится в кризисе, который достигает пика во второй половине века двадцатого. Путем святого Иакова в 1985 году прошли 690 человек. Однако сегодня все изменилось. Сорваться с места, изменить привычный образ жизни, пройти свой путь, выйдя за рамки себя и своей жизни, – крайне востребованная христианская идея. В 2010 году этим путем прошли уже 272 тысячи человек. Самых разных.

16.01.2014
Андрей Громов
slon.ru
<<< |1|…|12|13|14|15|16|17| >>>