Scisne?

Поиск сообщений на форуме [15]

Поля поиска:

Запрос:
Номер автора:
Номер темы:
Номер форума:
Сортировать:
Сообщения: 152
<<< |1|…|11|12|13|14|15|16| >>>
Обращение Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета по поводу российской аннексии КрымаРелигия и общество
24 Мар 2014 05:56:15
Scisne

http://img-fotki.yandex.ru/get/9485/220630590.8/0_100e42_b2c8c800_M.jpg
Обращение Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета по поводу российской аннексии Крыма

Дорогие братья и сестры!
Уважаемые соотечественники!


Призвание Церкви – свидетельствовать об истине. Поэтому необходимо дать моральную оценку аннексии, или лучше сказать – аншлюсу Крыма, совершенного накануне Российской Федерацией.

18 марта 2014 г. руководителями России было публично совершено нарушение трех заповедей Божиих: не укради; не говори ложного свидетельства на ближнего твоего; не желай дома ближнего твоего ... (и ) ничего, что у ближнего твоего (Исход 20:15-17). Следствием вооруженной агрессии российских властей против Украины уже также стало кровопролитие – убийство сепаратистами украинского активиста в Донецке, убийство крымского татарина и украинского военнослужащего в Крыму.

Подстрекаемые и поддерживаемые из России провокаторы сеют смуту и призывают к сепаратизму, разжигают гражданский конфликт в восточных и южных областях Украины. В Крыму верных присяге украинских военнослужащих, членов их семей подвергают непрерывному давлению, их запугивают, в том числе с использованием оружия.

В оккупированном Крыму бесследно исчезают общественные активисты. Те, кто находился в заложниках оккупантов и был отпущен, свидетельствуют о жестоком, бесчеловечном обращении, постоянных унижениях, угрозах убийством, имитациях расстрела. За все это также несет ответственность лично российское руководство.

В выступлении 18 марта в Кремле Президент России В. Путин использовал средство дьявола – смешал правду с ложью. Убежден, что полуправда, которую из уст главы российского государства слышал весь мир, хуже откровенной лжи – как скрытый в пище яд более опасен, чем явная отрава.

Считая распад тоталитарного СССР «трагическим событием» он не сказал, что в Украине, в том числе в Крыму и Севастополе, большинство людей 1 декабря 1991 г. на открытом референдуме без всякого принуждения поддержали независимость Украины. Также он ни словом не обмолвился об обязательствах не только уважать, но и гарантировать территориальную целостность, суверенитет и неприкосновенность границ Украины, взятых на себя Российской Федерацией по Будапештскому меморандуму 1994 г. и Договору о дружбе 1997 г.

Оккупировав и аннексировав Крым, руководство России, по сути, поставило под сомнение всю систему международного права. Теперь, по мнению российских властей, любой спор «в зоне интересов» Кремля можно решать военной силой и другими средствами давления – не считаясь с самыми принципами права и справедливости, межгосударственными и международными соглашениями, мнением мирового сообщества.

Господин Путин косвенно это признает и сам, указывая на то, что в прошлом Россия была вынуждена, в силу своей экономической и политической слабости, подписывать соответствующие договоры и брать на себя обязательства. Исходя из логики и видя действия, теперь, когда Кремль почувствовал себя сильным, он может позволить себе отвергать все обязательства и действовать по своему усмотрению.

Мотивируя агрессию против Украины, Президент России апеллирует к общему историческому прошлому наших государств и народов. Но в разное время под российской властью, кроме Украины, находились еще ряд государств – Беларусь, страны Балтии, Польша, Финляндия, Молдова, страны Закавказья и Средней Азии. Судя по всему, от российского руководства теперь можно ожидать не только вторжения в юго-восточную Украину, но и в любую из этих стран. Ведь там, как и в Украине, есть этнические русские и русскоязычные люди, «защитой интересов» которых Кремль готов оправдывать свое захватничество.

Владимир Путин официально стал использовать такие определения, как «русский мир», «историческая Россия», «русские – разделена нация», «мы с украинцами – один народ». Все это, вместе с ностальгией по былому государственному величию и стремлением реванша за распад СССР, является точной копией идеологии и риторики фашистских режимов ХХ века, в частности в Германии и Италии.

Наглядным подтверждением этой идейной связи является также антиукраинская истерия, развернутая в российских СМИ. Месяцами выливая на русский народ полуправду и откровенную ложь о событиях в Украине, одновременно блокируя доступ к любой альтернативной точке зрения, российские власти, как когда-то и власть фашистских государств, обманули народ, который сейчас ее преступные действия в большинстве своем приветствует и одобряет.

История напоминает, что аншлюс Австрии и захват Судет состоялись также под лозунгами «единения народа», «защиты национальных интересов», «восстановления справедливости». Там тоже под дулами оружия проводились «референдумы», которые давали нужные захватчикам результаты. Но после «мирного» завоевания началась кровавая Вторая мировая война, потому что политика умиротворения агрессора всегда приводит не к миру, а к ощущению безнаказанности у агрессора и желанию двигаться дальше.

Именно поэтому прежде всего обращаюсь ко всему украинскому народу: на нашу Родину вероломно напал враг, который оккупировал часть Украины и стремится вообще уничтожить нашу государственность и независимость, вернуть нас в имперское кремлевское иго. Поэтому священный долг каждого – помогать защищать от агрессора наш общий украинский дом.

Мы должны сплотиться, потому что только в единстве – сила народа. Действия представителей украинского государства могут вызвать критику, но следует помнить: оккупационная власть не позволит никакой критики.

Пример многих народов свидетельствует – сплоченность и самоотверженная борьба в обороне родного дома обеспечивала победу даже над значительно более многочисленным и сильным агрессором. Ведь Бог не в силе – Бог в правде.

Выражаю солидарность со всеми, кто бесстрашно уже стал против агрессора. Большое уважение и почтение мужественному крымско-татарскому народу, который в условиях оккупации сохраняет преданность единству Украины. Благодарен за мужество архиепископу Клименту, духовенству и верным Крымской епархии Киевского Патриархата – наша Церковь будет делать все возможное, чтобы поддержать их и защитить их права.

Еще раз повторю слова, сказанные неоднократно от имени нашей Церкви в эти дни: украинский народ не имеет и не должен иметь никакой ненависти или вражды к русскому народу, даже в условиях военной агрессии против нашего государства. Мы желаем, и я убежден – в будущем будем иметь дружественные и равноправные отношения между независимой Украиной и демократической Россией на основе взаимного уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга.

Вновь обращаюсь к международному сообществу: время заявлений о глубокой обеспокоенности давно прошло, настало время действий. Поэтому приветствую скорейшее подписание соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, предоставление Украине перспективы членства в Европейском Союзе – как гарантии мира не только в нашей стране, но и во всей Европе.

Сейчас решается не только судьба Украины, но и судьба всего мира. Человечество стоит на распутье: вернуться в эпоху, когда отношения между народами выясняются не на основе права и справедливости, а силой оружия и ценой миллионных жертв, – или вместе остановить циничного агрессора и этим спасти мир от худшего. Поэтому все международные институты безопасности: ООН, ОБСЕ, НАТО, а также страны-гаранты по Будапештскому меморандуму должны принять все меры для прекращения агрессии России против Украины. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими!

Дорогие братья и сестры!

В эти тяжелые дни еще раз хочу засвидетельствовать – Киевский Патриархат с украинским народом. Мы молимся Богу и просим защитить наше государство и народ от нашествия иноплеменников, просим Господа невидимой силой укрепить Украину в борьбе за правду, свободу и мир.

Призываю всех верующих к такой молитве и твердо уверен, что в этой борьбе победит украинский народ.

Пусть Бог благословит наше государство, наши мужественные вооруженные силы и весь украинский народ!

Филарет,
Патриарх Киевский и всея Руси – Украины


19 марта 2014 г.

Оригинал: www.cerkva.info
Самые опасные люди — математикиМатематика
23 Янв 2014 03:04:19
Scisne

Самые опасные люди — математики

Как бороться с народным мракобесиемРелигия и общество
16 Янв 2014 19:18:47
Scisne

Как бороться с народным мракобесием

http://img-fotki.yandex.ru/get/9104/220630590.6/0_f20d2_43d8ea38_XL.jpg
Василий Перов. Паломники. На богомолье

Интеллигентская заносчивость, высокомерное презрение к бытовым проявлениям народного христианства – вещь, безусловно, неприятная и пошлая. Но в данном случае имеющая свои основания (забегая вперед, скажу – все-таки не слишком глубокие).

Ну правда ведь, очень трудно, даже при самом большом расположении, отождествить себя с этими людьми в очереди в храм Христа Спасителя к Дарам волхвов. Все это многокилометровое месиво из теток неопределенного возраста, лица которых не выражают не то что одухотворенности, а даже и стандартной благочестивости. А тут еще людей зачем-то загнали в загоны, между которыми почему-то необходимо передвигаться мелкими перебежками.

И зачем? Чтобы поцеловать реликвию сомнительного происхождения, которая в свою очередь должна дать что-то, излечить, помочь, обеспечить – то есть чистое язычество, причем самого вульгарного толка. Большинство людей, стоящих в очереди (на эту тему уже проведено множество опросов), и в церковь-то толком не ходят, не причащаются, а в Христа верят наряду с любой магией, про которую расскажет телевизор или соседка.

Все это принято сравнивать со Средневековьем, но в Средневековье отношение к христианству было куда более тотальным, деятельным и творческим. В том числе и в самом диком виде – немало случаев, когда средневековые обыватели убивали святого, чтобы его мощи остались в их городе или деревне. Но языческая дикость – это только одна сторона, другая – восприятие христианского чуда как совместного творческого акта, требующего твоего деятельного участия, отрешения, выхода за пределы привычной обыденности. Не просто прикоснуться к святыне, а пройти свой путь, изменить жизнь.

Чтобы получить чудо, средневековые обыватели срывались с места и шли многие месяцы в паломничество к могиле святого Иакова в Сантьяго-де-Компостела или в Рим. Люди по этим путям паломников шли десятками тысяч, по дороге чаще всего питаясь чем придется. Это был действительно путь и подвиг, по сути своей прямо обратный стоянию в очереди (тут тоже вроде лишения, но никакого изменения образа жизни, никакого выхода из себя и своего мира). Ну и, наконец, в Средневековье не было того самого стоящего в стороне образованного класса – в мистическом отношении к христианству все были едины.

Класс этот появляется веке в шестнадцатом, а по-настоящему становится массовым только в середине девятнадцатого. В это же время сформировалась новая структура общества. Человек более не был подвешен между жизнью и смертью: люди уже не умирали от голода и болезней целыми деревнями, большая часть людей, не умерших во младенчестве, стала доживать до 60 лет. У людей появилось куда больше частных интересов и частных потребностей. При этом жизнь обывателей по-прежнему была очень тяжелой и неустроенной. Все это приводит к всплеску народного христианства нового типа. Во-первых, страстное желание чуда связано уже не столько с вечной жизнью и вечным спасением, сколько с получением чего-то важного (здоровья, детей, денег, счастья) здесь, на земле. Во-вторых, основной силой этого нового народного христианства становятся женщины.

В частности, это результат начавшейся, но неразвившейся эмансипации. Женщины получили свою отдельную социальную функцию, свои частные потребности, свое право на счастье, но не получили самого счастья. Жизнь их крайне трудна и неустроенна, вокруг пьянство, болезни, грязь – им остро необходимо чудо. Здесь и сейчас. Они готовы ради этого на что угодно, на любые лишения, но не готовы изменить образ жизни, выйти за рамки себя и своей среды. Собственно, чудо нужно, чтобы стать счастливой в себе и в своем мире.

Со стороны образованного класса (а также некоторой мужской части обывателей) все это вызывало раздражение и презрение. Разумеется, все эти народные культы всячески поддерживались церковным и государственным официозом, что только усиливало отторжение и раздражение. Но заносчивость и высокомерное раздражение – вещи, как уже было сказано, неприятные и пошлые. К тому же не могло не возникнуть естественного сопереживания всем этим людям, которые страстно хотят быть хоть немного счастливее, которые хотят хоть как-то преодолеть невыносимую тягость жизни. А там, где возникает сопереживание, остается место, может быть, легкой иронии, но вовсе не презрению или раздражению.

Собственно, у нас с Дарами волхвов и прочими проявлениями народного мракобесия то же самое, только многократно усиленное нашими отечественными реалиями. В очереди к ХСС стоят не инопланетные зомби, а измученные неустроенной, тяжелой и глубоко не счастливой жизнью женщины. Их желание решить свои проблемы с помощью хоть Христа, хоть колдуна из битвы экстрасенсов, хоть биодобавок понятно и не настолько уж чуждо нам всем. Мы ведь тоже живем своей тяжелой и неустроенной жизнью, в той же стране, в тех же городах. Да, они в своем желании чуда могут быть агрессивны, жестоки и глубоко эгоистичны. Но могут быть трогательны и проникновенны. А главное – это все естественная реакция на тяжесть и неустроенность жизни.

То отчуждение, которое можно испытать, наблюдая за очередью в храм Христа Спасителя, – это чувство глубоко поверхностное и пошлое. Куда более пошлое и поверхностное, чем само народное христианство. Просто потому, что в нем нет ни сочувствия, ни сострадания, ни даже элементарного желания понять другого. Это не чуждая нам жизнь, это другая реакция на те же процессы, которые влияют и на нас.

По большому счету, эта очередь свидетельство вовсе не торжества путинской стабильности и всяческого укрепления духовных скреп, а прямо наоборот – тяжелый приговор драматичной неустроенности социальной жизни. И едва ли не в первую очередь именно обывательской.

Когда в Европе начала меняться структура жизни, когда она стала устроеннее и, в общем, легче, когда в результате эмансипации и феминизма изменилось положение и самосознание женщины – изменились и реалии народного христианства. В нем стало куда меньше оголтелости и языческих культов. Оно снова стало деятельным и творческим. Нет больше никакой пропасти и невозможности отождествить себя. Даже для стороннего умиления и сострадания уже практически нет причин. Народное христианство в Европе перестало быть столь уж внеположной силой.

Самое популярное паломничество Средневековья в Сантьяго-де-Компостела, несмотря на весь всплеск народного христианства, с XIX века находится в кризисе, который достигает пика во второй половине века двадцатого. Путем святого Иакова в 1985 году прошли 690 человек. Однако сегодня все изменилось. Сорваться с места, изменить привычный образ жизни, пройти свой путь, выйдя за рамки себя и своей жизни, – крайне востребованная христианская идея. В 2010 году этим путем прошли уже 272 тысячи человек. Самых разных.

16.01.2014
Андрей Громов
slon.ru
Этолого-психологический юморЭтология, психология
12 Ноя 2013 04:49:53
Scisne

http://img-fotki.yandex.ru/get/9152/220630590.4/0_e8df4_fdc79b95_XL.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/9256/220630590.5/0_e90a5_574f888c_XL.jpg
http://img-fotki.yandex.ru/get/5005/220630590.4/0_e8df9_39bbcd3a_XL.jpg
Этолого-психологический юморЭтология, психология
7 Окт 2013 00:43:43
Scisne

Этолого-психологический юмор

http://img-fotki.yandex.ru/get/9500/220630590.2/0_e03f9_96bbdeee_XL.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/9329/220630590.2/0_e03fb_475210c8_XL.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/6719/220630590.2/0_e03fc_744399b_XL.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/9150/220630590.2/0_e03fd_ba62b2d_XL.jpg
http://img-fotki.yandex.ru/get/9504/220630590.2/0_e03fa_dcda6eaa_XL.jpg
Голод и каннибализм (людоедство) в царской РоссииИстория
18 Сен 2013 18:20:58
Scisne

Голод и каннибализм (людоедство) в царской России

...В голодные зимы положение крестьянина и его семьи ужасно. Он ест всякую гадость. Желуди, древесная кора, болотная трава, солома, все идет в пищу. Притом ему не на что купить соли. Он почти отравляется; у него делается понос, он пухнет или сохнет; являются страшные болезни. Еще могло бы пособить молоко, но он продал последнюю корову, и умирающему часто, как говорится, нечем душу отвести. У женщин пропадает молоко в груди, и грудные младенцы гибнут как мухи. Никто и не знает этого потому, что никто не посмеет писать, или громко толковать об этом; да и многие ли заглядывают в лачуги крестьянина? А ведь то не секрет, что голодные годы не суть явления редкие; они, напротив, появляются периодически.

(Записка А. П. Заблоцкого-Десятовского «О крепостном состоянии в России» 1841 г)

"Перед рождеством христовым прошла молва, что началось людоедство. Известно, что и в 1892 году в деревнях об этом пробовали говорить; но теперь писаря и старшины читают газеты и знают, что о таких событиях пишется, а потому ложь скоро опровергается; но тогда было другое дело. Пришел кто-то откуда-то и стал сказывать, будто бы с отчаяния и с голоду люди убивают других людей и варят их в золовых корчагах и съедают. По преимуществу такие проделки приписывали матерям, которые будто бы, делали это из сострадания. Глядит-глядит будто бы мать на своих детей, как они мучатся голодом, и заманит к себе чьего-нибудь чужого ребенка, и зарежет его, и сварит, и накормит своих детей "убоиной". Указывали даже очень недалекие селения, где будто наверное совершились все такие происшествия, и описывали подробности этих случаев. Так, в одном селе, которое было от нас в десяти верстах, одна баба будто бы долго терзалась, глядя на томление умиравших от голода четырех детей, да и говорит им с вечера в потемочках (огня в деревнях тогда многие по бедности "не светили"):
- Спите, детки мои, голубяточки, и если вы спать будете, то я вам завтра сварю убоинки.
Старшая из детей этой бабы уже понимала нужду своего бедного житья и говорит:
- Где же ты, мамка, возьмешь нам убоинки? А мать отвечает:
- Это не ваше дело: вы уже только засните, а я побегу либо у кого-нибудь выпрошу, либо впотьмах у волка вырву.
Девочка и раздумалась о том, как мать будет впотьмах у волка из зубов мясо вырывать, и говорит:
- Страшно, мамушка!
А баба отвечает:
- Ничего ие страшно: спите! Вот как вы не спите да голосите, так мне это гораздо страшнее!
А было это как раз в сочельник.
Дети же у бабы были погодочки - все мал мала меньше: старшей девочке исполнилось только пять лет, а остальные все меньше, и самый младший мальчишка был у нее у грудей. Этот уж едва жил - так он извелся" тянувши напрасно иссохшую материну грудь, в которой от голода совсем и молока не было. Очевидно, что грудной ребенок неминуемо должен был скоро умереть голодного смертью, и вот на него-то мать и возымела ужасное намерение, о котором я передам так, как о нем рассказывали в самом народе. Как только баба обманом угомонила детей и ее старшие ребятишки уснули с голодным брюхом, она взяла своего грудного мальчика, дрожавшего в ветошках, положила его к себе на колени и дала ему в ротик грудь, а возле себя положила на стол хлебный ножик. Изнуренный ребенок, несмотря на свою усталость, взялся за грудь, но как молока в груди не было, то он только защелкал губенками и сейчас же опять оторвался и запищал... Тогда мать пощекотала у него пальцем под шейкой, чтобы он поднял головку, а другою рукою взяла нож и перерезала ему горло.
Убив дитя, она будто сейчас же положила его в ночвы, а потом разняла на части, посовала в горшок и поставила в печку, чтобы мясо сварилось, а "утробку" на загнетке в золе сожгла, и ночвы и стол вымыла, и тогда побудила старшую девочку и сказала ей:
- Вот тут, в печи, стоит горшок - варится... В нем, гляди, для вас полно убоины... достаньте его и все мясушко съешьте, ничего не оставляйте. Слышишь ли?
Девочка говорит:
- Мамушка родная! ты зачем же одна в кусочки пойдешь, когда у нас убоинка варена! Съешь убоинки! Но мать только побледнела и руками замахала:
- Нет, - говорит, - я не хочу - вы одни ешьте! - и с этим толкнула дверь ногой и ушла.
А девочка сейчас же высунула емками горшок из печи, перебудила - своих младших, - сели за стол и начали есть.
И всего своего братца они съели бы без остаточка, но только кому-то из них к концу стола попалась нераскинувшаяся в кипятке ручка или ножка ребенка, и они по этой ножке или ручке узнали, что едят "человечину"...
Тут они бросились бежать вон из избы, но только что отворили дверь, как смотрят - мать их в сенцах висит удавившись, подцепив веревку за решетину в снятой крыше"

(Лесков Николай Семенович. Юдоль)

"Русская деревня до революции хронически голодала -- это непреложная истина, опровергающая сказочки о "кисельных берегах". Надежным свидетелем может послужить автор написанных в эмиграции воспоминаний А.Н. Наумов, бывший в 1915-1916 гг. министром земледелия. Он участвовал в борьбе с "самарским голодом" еще в конце прошлого века, когда "небывалые недороды 1897-1898 гг. повлекли за собой почти повсеместное недоедание, а в ряде районов настоящий голод с его последствиями -- цингой и тифом". "Что же мне пришлось увидеть? Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны, так и во время войны". Видный сановник Ламздорф оставил схожие воспоминания: "От просящих хлеба нет прохода. Окружают повсюду толпой. Картина душераздирающая. На почве голода тиф и цинга". Мало того, министр иностранных дел Гире "в ужасе от того, как относятся к бедствию государь и интимный круг императорской семьи". Царь... не верит, что есть голод! За завтраком в тесном кругу "он говорит о голоде почти со смехом". Находит, что раздаваемые пособия только деморализуют народ, вышучивает тех, кто уезжает в губернии, чтобы наладить помощь. Такое отношение к бедствию "разделяется, по-видимому, всей семьей".

Когда общественность сама пыталась организовать хоть какую-то помощь, этому мешали те же сановники. Полковник А.А. фон Вендрих, инспектор министерства путей сообщения и фаворит царя, посланный особоуполномоченным в пострадавшие от голода районы, дезорганизовал грузовое движение на центральных магистралях, загнал в тупик одиннадцать тысяч вагонов с зерном, шесть с половиной миллионов пудов подмокли и стали гнить.

Доложили царю. Николай раздраженно отмахнулся: "Не говорите о нем вздора, это достойный офицер. Всяких побирающихся будет много, а таких верных людей, как Вендрих, раз-два и обчелся"

Вендрих просто гноил отправленный голодающим хлеб. Алабин, председатель Самарской губернской земской управы, получив крупные взятки от хлеботорговцев, отправил голодающим гнилую муку, а в другие районы - зерно с примесью ядовитых семян куколя и других сорняков.

Начались эпидемии, люди гибли от отравления. Алабина отдали под суд, но оправдали ввиду "неумелости".

Еще один фаворит царя, товарищ министра внутренних дел Гурко, которому было поручено создать резерв зерна, за взятку переуступил свои полномочия иностранцу Лидвалю - а тот вообще сорвал поставки. Наумов, говоря о голоде, особо подчеркивал "неподготовленность административных верхов, их неспособность обеспечить снабжение, учет и размещение по стране имеющихся запасов". Так стоит ли удивляться, что по всей стране горели помещичьи усадьбы и идиллические "дворянские гнезда"?

...

"В то время, по воле божией, во всей московской земле наступила такая дороговизна и голод, что подобного еще не приходилось описывать ни одному историку. Даже голодные времена, описанные Альбертом, аббатом Штаденским (Stadensis) и многими другими, нельзя сравнить с этим, так велик был голод и нужда во всей Московии. Так что даже матери ели своих детей; все крестьяне и поселяне (boeren en lantlieden), у которых были коровы, лошади, овцы и куры, съели их, невзирая на пост, собирали в лесах различные коренья, грибы (campernoellie, duvelsbroot) и многие другие и ели их с большой жадностью; ели также мякину, кошек и собак; и от такой пищи животы у них становились толстые, как у коров, и постигала их жалкая смерть; зимою случались с ними странные обмороки, и они в беспамятстве падали на землю. И на всех дорогах лежали люди, помершие от голода, и тела их пожирали волки и лисицы, также собаки и другие животные.

В самой Москве было не лучше; провозить хлеб на рынок надо было тайком, чтобы его не отняли силой; и были наряжены люди с телегами и санями, которые каждодневно собирали множество мертвых и свозили их в ямы, вырытые за городом в поле, и сваливали их туда, как мусор, подобно тому как здесь в деревнях опрокидывают в навозные ямы телеги с соломой и навозом, и когда эти ямы наполнялись, их покрывали землей и рыли новые; и те, что подбирали мертвых на улицах и дорогах, брали, что достоверно, много и таких, у коих душа еще не разлучилась с телом, хотя они и лежали бездыханными; их хватали за руки или за ноги, втаскивали на телегу, где они, брошенные друг на друга, лежали, как мотовила в корзине (haspelen in manden), так что поистине иные, взятые в беспамятстве и брошенные среди мертвых, скоро погибали; и никто не смел подать кому-нибудь на улице милостыню, ибо собиравшаяся толпа могла задавить того до смерти. И я сам охотно бы дал поесть молодому человеку, который сидел против нашего дома и с большой жадностью ел сено в течение четырех дней, от чего надорвался и умер, но я, опасаясь, что заметят и нападут на меня, не посмел. Утром за городом можно было видеть мертвых, одного возле кучи навоза, другого наполовину съеденного и так далее, отчего волосы становились дыбом у того, кто это видел".

(Александр Бушков. "Россия, которой не было")
Математические формулы LaTeXРабота сайта
27 Июн 2011 18:06:21
Scisne

Математические формулы LaTeX

Для вставки строчной формулы выражение expression на языке LaTeX нужно заключить в теги [tex][/tex] следующим образом: [tex]expression[/tex]. При этом формула по умолчанию имеет низкий внутритекстовый стиль textstyle. Чтобы формула отображалась в полноразмерном стиле displaystyle, выражение expression внутри тегов [tex][/tex] нужно заключить в знаки доллара: [tex]$expression$[/tex].

В строчных формулах перед формулой можно вставлять директивы размеров: \tiny, \scriptsize, \footnotesize, \small, \normalsize, \large, \Large, \LARGE, \huge, \Huge.

Директива \textstyle придает выражениям невысокий, внутритекстовый стиль, а \displaystyle придает обычный вид.

Для вставки произвольного выражения его нужно заключить в парные знаки доллара: [tex]$$expression$$[/tex], или в знаки процента: [tex]%expression%[/tex]. При этом также не будет происходить выравнивание по базовой линии.

Для вставки длинной формулы с переносами можно записать [tex]%$expression$%[/tex].

При необходимости во избежание коллизий знак доллара в тексте можно заменить на [symb=dollar].

Основные конструкции

Верхний индекс записывается с помощью знака ^.

Пример: x^2 -> $x^2$.

Если индекс состоит из более чем одного символа, нужно группировать в фигурные скобки {}, например x^{n+1} -> $x^{n+1}$.

Нижний индекс записывается с помощью знака нижнее подчеркивание _.

Пример: a_i -> $a_i$, x_{n+1} -> $x_{n+1}$.

Индекс перед выражением

Если выражение строчное: ^t_kA -> $^t_kA$.

В общем случае следует использовать команду \leftidx.

Пример: \leftidx{_1^2}{\left(\frac{1}{b}\right)}{_3^4} -> $$\leftidx{_1^2}{\left(\frac{1}{b}\right)}{_3^4}$$.

Для знака транспонирование есть отдельная команда \ltrans.

\ltrans{\begin{pmatrix} a_{11} & a_{12} \\ a_{21} & a_{22} \end{pmatrix}} -> $\ltrans{\begin{pmatrix} a_{11} & a_{12} \\ a_{21} & a_{22} \end{pmatrix}}$

Дробь: \frac{числитель}{знаменатель}.

Пример: \frac{x+1}{x-1} -> $$\frac{x+1}{x-1}$$.

Если числитель или знаменатель состоят из одного символа, то фигурные скобки можно опустить и записать числитель и знаменатель через пробел.

Пример: \frac a b -> $$\frac a b$$.

Если числитель является цифрой, то можно опустить и пробелы.

Пример: \frac23 -> $$\frac23$$.

Пример: \frac2x -> $$\frac2x$$.

Пример: \frac2{xy} -> $$\frac2{xy}$$.

Корень: \sqrt{подкоренное_выражение}.

Пример: \sqrt{x} -> $$\sqrt{x}$$.

Степень корня можно указать в квадратных скобках: \sqrt[степень]{подкоренное_выражение}.

Пример: \sqrt[n]{x+5} -> $$\sqrt[n]{x+5}$$.

Предел: \lim_{предельное_условие}.

Пример: \lim_{x \to x_0}f(x) -> $$\lim_{x \to x_0}f(x)$$.

Сумма: \sum_{нижние_параметры}^{верхние_параметры}.

Пример: \sum_{i=1}^{n}x_i -> $$\sum_{i=1}^{n}x_i$$.

Интеграл: \int_{нижний_предел}^{верхний_предел} или \int\limits_{нижний_предел}^{верхний_предел}.

Пример: \int_{a}^{b}f(x)dx -> $$\int_{a}^{b}f(x)dx$$, \int\limits_{a}^{b}f(x)dx -> $$\int\limits_{a}^{b}f(x)dx$$.

Растягивающиеся по высоте скобки: \left( ... \right).

Пример: \left( \frac{1}{x+1} \right) -> $$\left( \frac{1}{x+1} \right)$$.

Можно также указывать другие типы скобок: \left\{ ... \right\}, \left[ ... \right]. Можно указывать только одну скобку: \left\{ ... \right.. Обратите внимание, что в этом случае нужно поставить точку после \right.

Пример: \left\{ \frac{1}{x+1} \right\} -> $$\left\{ \frac{1}{x+1} \right\}$$, \left\{ \frac{1}{x+1} \right. -> $$\left\{ \frac{1}{x+1} \right.$$.

Текстовые надписи включаются в формулы с помощью контейнера \text{}.

Пример: na=\underbrace{a + a + \cdots + a}_{\text{n раз}} -> $$na=\underbrace{a + a + \cdots + a}_{\text{n раз}}$$.

Также см.:

  1. Справочная информация по TeX
  2. Примеры оформления формул TeX
  3. Онлайн редактор TeX
Монастырский беспределРелигия и общество
21 Окт 2009 15:10:12
Scisne

Монастырский беспредел, или История о том, как Нина Девяткина так и не стала монахиней

Настоятельницу известного на весь мир православного монастыря суд уличил в аморальности и безнравственности. Перед вами - монолог бывшей сестры монастыря Нины Девяткиной. О том, как и почему умирали сестры, оставившие в миру жилплощадь.

В последнее время о православных храмах и монастырях, как о покойниках, принято либо говорить хорошо, либо не говорить вовсе. Русская православная церковь в массовом сознании является синонимом нравственности, морали. И как-то забылось, что там служат в большинстве своем не святые, а люди - с их интересами, устоявшимися характерами и грехами, если хотите.

Уход из мира

Мир словно невзлюбил Нину с самого рождения. В младенчестве ее бросила мать, от отца остались лишь фотографии. В 12 лет она заболела менингитом, что определило ее нездоровье на всю оставшуюся жизнь. Потом - неудачное замужество, смерть сына и болезни опорно-двигательной системы. Последние одолевали так, что она была вынуждена уйти из медицинской академии им. И. М. Сеченова, где работала хирургической сестрой. Пенсия по инвалидности была единственной надеждой на жизнь. Но, увы, беда Девяткиной совпала с победным шествием ельцинских реформ. И Москва начала 90-х перестала признавать инвалидами таких больных, как Нина. В пенсии по инвалидности ей отказали. Живи, если выживешь. А как?

Вдруг объявилась мать-отказница - сын выгнал из дома. Двум легче бороться, чем одной, рассудила Нина и приняла женщину. Но вскоре стало ясно, что на мизерную пенсию в столице не просуществуешь, и Нина всерьез задумалась об уходе из мира.

Понимая, что монашество - это не только духовность, но и труд, она хотела быть полезной и востребованной, а не обузой. Возрождать красоту и великолепие православных храмов. Для этого закончила курсы по шитью, научилась плести кружева и вышивать золотом...

Шамординская игуменья матушка Никона приняла ее ласково, и хоть жила Нина в трудах - то яблоки поможет собрать, то в трапезной убрать, да без привычных удобств - комната человек на 20, где кровати в два яруса, - показалось ей то место раем на земле.

Не прошло и года, как ее перевели из паломниц в послушницы и надели подрясник. Сестры удивлялись: иные того по три года ждут. И Нина стала еще усерднее готовить себя к постригу. Вскоре ей как специалисту, имеющему соответствующее образование, доверили следить за здоровьем сестер и вышивать золотом. Будущее наконец потеряло черты безысходности и страха. Но рай превратился в ад, как только у Нины появились деньги.

В монастыре

- Беда пришла, откуда не ждала. В Москве убили брата, и та, которая меня родила, приехала за утешением и советом. Утешать в монастырях умеют, и мать очень скоро приняла решение тоже уйти в монастырь.

А квартира в Юхнове? Нина, уже успевшая отвыкнуть от мирских забот, помчалась в Оптину Пустынь к старику Илию, благословившему ее мать на монашество, за советом.

- Он почему-то не сказал: обменяй на жилье поближе к монастырю или сдай квартирантам. Он посоветовал продать. То же самое сказала и м.Никона. И я продала. За 40 миллионов неденоминированных рублей (1996 год), которые казначей монастыря м. Амвросия посоветовала мне сразу обменять на новые стодолларовые купюры.

Что бы сделал с такой суммой любой из нас? Конечно, приберег бы на "черный день". Нина тоже так решила. Только понесла она деньги не в сберкассу, а в монастырь, посчитав, что до пострига они тут сохранятся лучше, чем в миру, а после пострига и вовсе станут ненужными.

- Пакет с деньгами у меня почти вырвала из рук казначейша монастыря м.Амвросия. Ни расписки, никакой другой бумажки мне не дали. Удивилась я, да не задумалась об этом - верила им. И напрасно. Как я теперь понимаю, им нужны именно деньги, а не люди.

Прозрение наступило не сразу

- Сестры в монастыре почти не общаются, кто как живет - неизвестно. А у меня как у медсестры была возможность и видеть, и разговаривать, и сравнивать. Однажды во время службы монашка дико закричала и потеряла сознание. Когда я ее раздела, то увидела не тело, а мощи. Оказалось, она перепостилась и была не первой монашкой, умирающей от голода. Поначалу я думала, что сестры сами переусердствуют, но позже узнала, что их на такие посты благословляют. Понимаете, благословляют на пост до смерти! При этом им отказывают в медицинской помощи. Нет, не врачи - духовные отцы, а игуменьи. Среди верующих ведь ничего не делается без благословения, даже таблетку от головной боли нельзя принять без разрешения. И люди умирают, сходят с ума. Ту монашку мне не удалось спасти, она умом тронулась. А сколько их, брошенных, похороненных на монастырском кладбище?! Я знаю таких не меньше десятка. Бабушка Евстолия, как и я, продала свой дом, отдала монастырю деньги и стала ненужной. На Крещение в 30-градусный мороз ее подвели к купели. Она прыгнула - инсульт. Лечиться не разрешили. Выкарабкалась сама. Да однажды поскользнулась, упала, поломала два ребра... Так и умирала в келье - беспомощная, заброшенная, голодная, хотя я знаю, что она просила духовника благословить ее на уход из монастыря. Да только очень уж толстые стены - разве кто услышит...

От неоказания своевременной помощи умерла монашка Ефросинья (Тихонова Катя). Тоже москвичка. Сковырнула родинку - пошло воспаление. Вместо того чтобы направить в больницу, ее тут лампадным маслом мазали. Пока не умерла. Говорят, квартира ее уже отошла монастырю.Две недели как справили 40 дней по насельнице Насте. Она при мне пришла в монастырь, приехав из Азербайджана. Ее благословили на пост, и она умерла от голода прямо на улице. Проповедуемые в монастыре принципы "Послушание до смерти!" и "Кончина должна быть мученической!" работают без перерывов и выходных и чаще всего для тех, кто передал монастырю свою собственность.

То, с чем, может быть, и могла бы смириться послушница, не смогла медсестра. "Я ведь давала клятву Гиппократа и обязана помогать людям где угодно и когда угодно. Закрыть глаза на средневековое невежество духовных отцов и настоятельницы, которые молитвы и пост ставят выше врачебной и лекарственной помощи, было выше моих сил".

Так началась "война" послушницы с игуменьей, перед которой Нина уже не чувствовала благоговейного трепета: вхожая во все двери, она видела, что жизнь монастырского начальства резко отличается от жалкого существования сестер. Той же матушке Никоне и медпомощь вовремя оказывается, и обеды сытные, и вместо труда тяжкого - сон да отдых в келье, больше напоминающей трехкомнатную квартиру: с душем, ванной, туалетом, холодильником; и огородик свой, и курятник... За то, что послушница выбивала лекарства и досаждала игуменье просьбами благословить на лечение то одну насельницу, то другую, ей в конце концов запретили исполнять обязанности медсестры. А когда Нина посмела предложить матушке Никоне вместо изнурительной работы на огородах организовать мастерскую, где она бы обучила женщин шитью да вышиванию - исконно монастырскому искусству, прославившему не один православный храм, - то и вовсе попала в немилость. На следующий же день Нина была направлена на скотный двор и огород. Это с ее межпозвоночной грыжей. День начинался по "календарю" - в 12 часов ночи. До полчетвертого утра - служба, полтора часа на сон, а в 5 утра - подъем и работа, работа с двумя перерывами на скудную еду, где даже капуста и картошка считаются деликатесом.

- И я засомневалась. Не может быть, чтобы не было предела в послушании. Где найти ответ? Конечно, в Святом писании. Я занялась богопознанием - тем, что, к слову, напрочь отсутствует в монастыре. И когда сопоставила то, что написано в книгах, и то, что есть в жизни, я поняла, что здесь не рай, а ад. И наши духовные наставники очень далеки от того учения, которое они проповедуют. Великая Вера превращалась в какое-то сектантство, где людей ставят в положение преступников, которые могут спасти душу, только умертвив тело, где пугают миром и концом света так, что свет становится страшнее смерти...

К тому времени Нину физически почти уничтожили: отнялись правая нога, руки. Порой давление падало так низко, что останавливалось сердце, и ей снилось, будто она умирает. Но благословение на лечение не давали ни матушка Никона, ни монастырский духовник батюшка Поликарп. Ей советовали поститься, ссылаясь на Господа: "Бог терпел и нам велел". У нее не было другого выхода, как уйти из монастыря, чтобы не умереть. Но для верующего человека даже право на жизнь должно быть благословлено. И Нина вырвала его у игуменьи, доведя своими вопросами и предложениями последнюю чуть не до бешенства. "Я исключаю тебя из сестричества!" - объявила м.Никона, что в переводе на мирской язык означало: живи, если сможешь выжить.

Возвращение в мир

Они верно рассчитали: сама она бы не смогла. Из монастыря Нина сбежала тайком с послушницей Серафимой. Вернее, не сбежала - уползла, так как послушница фактически тащила ее на себе. Куда? В брошенную деревеньку в десяти километрах от поселка Шамордино. Но как жить дальше? И Нина вспомнила о деньгах. "А ты докажи, что их давала", - ответят ей в монастыре.

- Я была в шоке, понимая, что в долларах денег мне не вернут - нет доказательств, - и попросила свои 40 миллионов рублей.

То ли монастырское начальство испугалось, то ли смилостивилось, но ей положили выплачивать по 500 рублей в месяц. Крохи, которых едва хватало на лекарство. Но Девяткина не унывала. Помогала чем могла местным, за это получала от них продукты.

- Они, наверное, рассчитывали, что долго не протяну. Но Господь помог мне, я стала поправляться. Если честно: мне иного не было надо. Отдали б они мне разом хотя бы тысяч десять на покупку какого-нибудь деревенского домика, я бы больше не попросила. Но они отказали. А потом мать Амвросия и вовсе заявила: "Пиши на имя матушки заявление с просьбой о матпомощи в размере 500 рублей, иначе вообще ничего не получишь". Написала я, а куда деваться, вышла на улицу, села на пенек и думаю: вот и все. Матпомощь - дело добровольное. Сегодня - дали, завтра - нет, и поминай как звали. Но Бог не оставил меня, надоумил, как сделать. Побежала назад, попросила свое заявление, чтобы дописать главное. Казначейши уже не было, и я дописала: "... в счет выплаты долга".

На основании этого документа еще через два месяца Нина догадается, наконец, подать заявление в суд, который вынесет решение в ее пользу и обяжет монастырь выплатить оставшуюся сумму. Правда, почему-то без индексации. А потом будет второй суд, который подтвердит: "... Девяткиной не были созданы нормальные условия для проживания в Казанской Свято-Амвросиевской пустыни, ей причинялись серьезные нравственные страдания". И Козельский районный суд под председательством Н.Степанова решит: взыскать с монастыря индексацию долга, а с игуменьи Никоны - компенсацию за нанесенный моральный вред в размере 25 тысяч рублей.

Только вдумайтесь в эти слова: настоятельницу известного на весь мир монастыря, ассоциирующегося у людей не иначе как с моралью и нравственностью, фактически уличают в аморальности и безнравственности! Нонсенс? Или закономерность? В любом случае это говорит о том, что пора освободиться от навязываемого нам священнослужителями чувства вины за беспредел по отношению к церквям в годы Советской власти, которое невольно закрывает обществу глаза на происходящий сегодня беспредел уже в стенах храмов и монастырей. Религия - религией, а люди - людьми, и права человека, как известно, приоритетны перед любым вероисповеданием. К слову, к этому же выводу пришла и христианка Нина Девяткина, добивающаяся правды теперь уже у администрации области, Генпрокуратуры и духовных отцов Оптиной Пустыни. Что знаменательно: все старались уйти от решения поставленных Ниной проблем. То ли боялись чего, то ли сами в чем замешаны.

- Когда я обратилась к главе козельской администрации с просьбой выселить меня с территории монастыря, куда я год назад была вынуждена вернуться из-за отсутствия жилья, тот объяснил мне, что, имея прописку монастыря, я не являюсь членом светского общества и потеряла право гражданина России, так как нигде не числюсь, не значусь и уже отсутствую в списке живых людей! Оказывается, монастырь - государство в государстве. Пришлось обращаться к губернатору с просьбой дать мне статус беженки, чтобы иметь хоть какую-то защиту от произвола как со стороны монастыря, так и со стороны администрации.

Если вопрос с жильем не решится до зимы, Нина будет обречена на гибель. В заявлении на имя губернатора она так и написала: "В случае своей смерти оставлю посмертную записку с обвинениями в отказе мне какой-либо помощи со стороны администрации". Ответа пока нет. Как нет его и от Генпрокуратуры, куда Нина написала о высокой смертности среди насельниц Шамординского монастыря.

Нет проку и от обращения к духовным отцам. Владыко Алексий сказал: "Смиряйся". О.Илий вразумлял: "Монах должен быть слепым и глухим". А о.Пафнутий, ее духовник, выслушав рассказ Девяткиной, удивился: "Какую ты ищешь правду? Вон она - вся на небо ушла".

Впрочем, сама Нина руки не опускает и лелеет надежду на встречу с истинными православными.

- А в Шамордине насельницы обо мне будут еще долго помнить, - улыбается Нина. - И дело тут не в суде, который я выиграла, - об этом мало кто узнает: с местными, которые могли бы об этом рассказать монастырским, общаться запрещено, смотреть телевизор, слушать радио - тоже, а газет там не бывает. Но осталось покрывало, которое я расшила золотом. Его стелют по великим праздникам. Вот оно - на фотографии. К слову, и из этого монастырь делает деньги: снимок креста на моем покрывале стоит пять рублей. Говорят, раскупают неплохо. И я купила. На память. Должно же остаться от монастыря хоть одно доброе воспоминание...

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
Монастырский беспределРелигия и общество
21 Окт 2009 15:09:48
Scisne

Монастырский беспредел

Уйду в монастырь. Что потом?

Татьяна КУЗНЕЦОВА

ЭТО выражение можно внести в список устойчивых словосочетаний русского языка. Но вряд ли кто-нибудь имеет представление о том, что ожидает его за монастырскими стенами. Хотя некоторые и уходят, чаще всего в сложные моменты жизни. А попадают из одной переделки в другую.

ИСПОВЕДЬ БЫВШЕЙ ПОСЛУШНИЦЫ

"Я ЧЕЛОВЕК верующий. Поэтому, когда со мной случилось несчастье - в 35 лет потеряла трудоспособность, средств для существования не было, - я ушла в монастырь. Надежды, что меня туда возьмут, было мало из-за состояния здоровья, о чем я без утайки рассказала настоятельнице Шамординского монастыря, что в Калужской области. К своему удивлению, меня приняли в послушницы безоговорочно. Вскоре по благословению старца из Оптиной пустыни я продала квартиру и все деньги отдала настоятельнице без какой-либо расписки.

После этого отношение ко мне резко изменилось. Меня заставляли работать наравне со здоровыми. А кто выдержит такой режим: подъем в 5 утра, тяжелая работа в огороде до 11 вечера, а в 12 ночи служба до полчетвертого утра. Скудная пища - баланда, каша или макароны 2 раза в день. Картошка и овощи по праздникам. Сестры ходят истощенные, чтобы не засыпали на ночной службе, батюшка дает им чифирь.

Антисанитария страшная, в кельях по 4-5 человек, больные туберкулезом открытой формы живут со здоровыми, да еще и на кухне работают.

Вообще ситуация в монастыре напоминает советские лагеря. Вооруженная охрана - казаки, собакалюдоед, натасканная на задержание. Сестры следят друг за другом, доносят матушке, непокорных смиряют тяжелыми физическими работами. Тех, у кого не выдерживают нервы, отправляют на лечение в "психушку".

Когда я высказала все это настоятельнице и отказалась от работ, меня выгнали. Денег мне не вернули, мотивируя это тем, что я их отдала Богу. Я пыталась жаловаться высшим духовным чинам вплоть до Патриарха, но везде меня призывают к смирению и терпению. Неужели на людей в рясах нет управы?"

УСТАМИ МАТУШКИ ГЛАГОЛЕТ ИСТИНА?

Попасть в Шамординский монастырь было несложно: через ворота постоянно проходили паломники, туристы или местные жители. Но везде, где бы ни появился чужой человек, сразу вырастала фигура в черном платье.

Когда в 90-м году в поселок Шамордино пожаловали монашки восстанавливать монастырь, все с удовольствием им помогали. Потом местных стали оттеснять, забрали огороды, перекрыли дорогу, а позже посоветовали убираться. После нескольких стычек с казаками, применявшими против местных кулаки и дубинки, последние написали письмо в районную администрацию. Прибывшая комиссия после обеда в трапезной рекомендовала: живите дружно. Но люди боятся за свою жизнь.

А что касается условий жизни в монастыре, сказала, что да, трудно, но показать кельи сестер категорически отказалась. "Я ведь и сама моюсь раз в три недели", - смиренно произнесла она.

Не пустили меня и в паломническую, где, по словам сестер, можно увидеть все "прелести" монастырского существования. Зато в трапезную отобедать позвали, но вспомнилась виденная перед этим послушница с голодными глазами, которая бросилась ко мне с двумя сырыми грибами: "Мне сказали, их можно посолить и через три часа есть сырыми". На вопрос, на какие деньги ведется реконструкция монастыря, настоятельница только руками развела: "И сама не знаю. Чудеса Божии".

ЗА ЧЕЙ СЧЕТ ЧУДЕСА

В монастырь принимают всех без разбора. Многие продают жилье и отдают деньги в монастырскую казну, как Нина Девяткина, написавшая письмо. Туда же поступают пенсии старушек-сестер. Бывают пожертвования, и немалые. Туристы, торговля в собственных ларьках продовольственными мелочами и церковной литературой тоже приносят доход. Рабочие руки, кроме строительных, бесплатные. Но и тут не находится 10 тысяч рублей, которые просит бывшая послушница Девяткина для покупки домика в соседней деревне. Ей, оставленной монастырем без крова, лишь выплачивают по 500 рублей в месяц. А в это время для батюшкиных кур возводят дворец, в котором ни один из местных не отказался бы жить. И матушка с любимыми сестрами по нескольку раз в год ездит в Иерусалим.

В соседнем поселке приютили уже не одну бывшую сестру. С двумя из них удалось встретиться. Серафима бежала из монастыря после недвусмысленного совета батюшки о том, как бороться с "искушением блуда". Наташу, против правил, в монастырь приняли с малолетним сыном. За то, что мальчик, по словам настоятельницы, стал совать нос не в свои дела, его вместе с матерью ночью, в феврале, вытащили на улицу и вывезли в ближайший поселок, бросив на морозе.

За последнее время из монастыря бежал не один десяток женщин. Оставшимся внушили, что их удел - мученичество...

* * *

Что касается не возвращенных Нине Девяткиной денег, в Московской Патриархии заявили однозначно, что вряд ли их вернут, потому что они, скорее всего, пошли на реконструкцию монастыря. Там же сообщили, что в России 148 женских монастырей. Для сравнения: на Украине их 58, в других республиках СНГ - 33, в Прибалтике только 3 и еще 5 во всем зарубежье. И после вечных жалоб на отсутствие средств возникает вопрос: на какие деньги монастыри открываются и содержатся? И зачем их так много?


"Аргументы и Факты", 1999
e-mail: info@aif.ru
Микробы на иконах и крестахРелигия и общество
22 Мая 2009 14:22:36
Scisne

Микробы на иконах и крестах

Всякий раз при возникновении разговора на тему церковной антисанитарии, религиозные апологеты начинают уверять, что в храмах всё освящается, и поэтому нет никакой опасности подхватить инфекцию при целовании икон и крестов, рук священников, причащении с одной и той же ложки. Однако, давайте взглянем на исторические факты.

Мало кому известно, что в 70-х годах в Поволжье свирепствовала холера, люди умирали селами. На захоронение скончавшихся и дезинфекцию территорий посылались даже советские войска. А в августе 1970-го местоблюститель патриаршего престола и будущий патриарх Пимен издал распоряжение, запрещавшее в районах, охваченных холерой, прикладываться к иконам и причащаться.

Конечно, если Пимен носил под рясой погоны КГБ, то вполне мог поступать подобным образом по указанию более высокого начальства, чем какой-то там Святый Дух или Господь Бог. Тогда есть смысл копнуть ещё глубже в историю -- во времена, когда до большевистского пришествия было ещё далеко.

Мор 1521-1522 гг. интересен, между прочим, в том отношении, что во время его были применены впервые в Пскове некоторые меры против распространения эпидемии: закрыли Петровскую улицу, в которой начался мор "с обою концов", запечатывали дома, в которых находились больные, запретили священникам посещать больных.

В 1654 году на Москву обрушилась страшная эпидемия чумы. Царь Алексее Михайловиче тогда был в военном походе под Смоленском, а всеми государственными делами распоряжался патриарх Никон. Поле первых же случаев чумы патриарх спешно сбежал из города в Троице-Сергиев монастырь вместе с царской семьёй и знатными боярами, что вызвало возмущение москвичей. [1]

Во время эпидемии чумы 1770-1772 гг. архиепископ московский Амвросий (Зертис-Каменский) отменил старинный обычай собираться утром безместным священникам у Спасских ворот, где их нанимали служить обедню, петь молебны, отправлять панихиду; приказал священникам исповедовать и причащать больных, не прикасаясь к ним, а через двери и окна; не отпевать умерших, не завозить их в церковь, а отправлять прямо на кладбище; запретил крестные ходы и ежедневные молебны о прекращении эпидемии.

Однако эти распоряжения смутили религиозный народ и восстановили его против архиепископа. Непосредственной причиной трагической гибели Амвросия и бунта народа послужило следующее. На Варварских воротах, которые вели в примыкавший к Кремлю Китай-город, издавна висел старинный образ Боголюбской божьей матери. Какой-то человек рассказал толпе, что ему явилась во сне богородица и объявила, что так как никто в течение тридцати лет не совершал молебна и не ставил свечи ее образу, то господь решил послать каменный дождь на Москву. Она еле умолила его не делать этого, и тот якобы ограничил наказание москвичей трехмесячным мором. Эта весть облетела город, и население повалило к Варварским воротам, где молебствия шли с раннего утра до поздней ночи. Здесь был поставлен сундук для сбора приношений, который быстро наполнялся деньгами. Так как икона висела высоко над воротами, для того чтобы ставить свечи, принесли лестницу, и тем самым загородили проход и проезд.

Архиепископ приказал снять икону и отобрать пожертвованные деньги. Возбужденная этими мерами толпа 15 сентября с криком: «Богородицу грабят!», бросилась избивать солдат и подьячего и устремилась к Чудову монастырю, где жил Амвросий. Предупрежденный архиепископ выехал в Донской монастырь.

Чудов монастырь был опустошен, разграблены погреба, сдававшиеся под винные склады. Библиотека, картины, утварь уничтожены или разворованы. На другой день, узнав, что Амвросий скрывается в Донском монастыре, народ повалил туда. Обнаружив спрятавшегося в алтаре архиепископа, его вывели через задние монастырские ворота; кто-то ударил его колом по голове, и в свалке он был растерзан. [2]

1. Севастьянова С.К. Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». — СПб. : Дмитрий Буланин, 2003.
2. Токаревич К. Н., Грекова Т. И. По следам минувших эпидемий. Лениздат, 1986 г.
<<< |1|…|11|12|13|14|15|16| >>>