Scisne?

Интеграция России с Китаем

# 28 Мая 2014 15:21:33
SE

Как застрелиться из газовой трубы

http://img-fotki.yandex.ru/get/9652/252394055.1/0_e3c89_5dd1f1ed_orig.jpg
Фото: РИА Новости

Китаю этот контракт был не очень-то и нужен, но, подписав его, они «в нагрузку» получили доступ в те сферы российской экономики, куда Китай раньше не пускали.

В апреле 2014 Владимир Путин написал главам европейских стран письмо, в котором заявил, что «Россия за последние четыре года субсидировала экономику Украины за счет занижения цен на газ в объеме 35,4 млрд. дол.». При этом цена на газ для Украины составляла в 2012 году 410-430 дол. за 1000 кубов.

В мае 2014 года тот же Владимир Путин подписал с Китаем контракт на поставку российского газа в Китай на 30 лет, общим объемом в 400 млрд. дол. Цена контракта — «коммерческая тайна», но легко подсчитать, что она составляет около 350 дол. за 1000 кубов.

Объем поставок — приблизительно одинаковый. 35-40 млрд. куб. м в год. Вопрос: на сколько Россия обязалась на 30 лет субсидировать экономику Китая? Если считать «по Путину», на 100 млрд. дол.

Но это еще не все. Россия поставляет газ в Украину из разведанных месторождений по построенным газопроводам. В Китай газ будут доставлять с Иркутского и Чаяндинского месторождений, которые еще не разведаны, по газопроводу «Сила Сибири», который еще не построен. Февральская презентация «Газпрома» для инвесторов оценивала стоимость реализации Восточной Программы — то есть освоение обоих месторождений и строительство газопровода — в 60 млрд. дол. Если считать «по Путину», сумма «субсидий» возрастает до 160 млрд. дол.

На самом деле, конечно, цена, которую выторговал Путин у китайцев, — роскошная, и намного превышает среднюю цену китайского рынка.

Так, Китай покупает сжиженный газ у Австралии и Катара по средней цене 145 дол. за 1000 куб.м. Китай также покупает газ в Туркмении и Узбекистане по цене около 100-140 дол. за 1000 кубов. Для этого он выстроил газопровод Туркмения — Китай общей протяженностью 6,4 тыс. км. Кроме этого, Китай стремительно наращивает добычу сланцевого газа и к 2020-му году рассчитывает добывать 60-100 млрд. куб. м. Вряд ли себестоимость китайского сланцевого газа сильно превысит себестоимость американского сланцевого газа, которая сейчас колеблется в районе 100-120 дол. за 1000 куб. м.

Вопрос: могла ли Россия продать Китаю газ по таким ценам? Ответ — нет. Себестоимость добычи газа в «Газпроме» за последние десять лет росла непрерывно и, наконец, достигла внушительной суммы в 38 дол. за 1000 куб. м. Однако себестоимость — только малая часть цены. Как я уже сказала, для того, чтобы снабжать Китай газом, нужно освоить два месторождения и построить трубопровод длиной 4 тыс. км. Газопровод «Туркмения — Китай» обошелся китайцам в 6,5 млрд. дол, то есть по 1 млн. дол. за 1 км.

4 тыс. км «Силы Сибири» обойдутся России в 30 млрд. дол, то есть в 7,5 млн. дол. за км, и очевидно, что цифра 7,5 — это еще не предел. В процессе строительства она будет расти, и до чего дорастет, бог знает: газопровод «Бованенково — Ухта» обошелся «Газпрому» по 18 млн. дол. за 1 км.

Комичность ситуации усугубляется тем, что Россия несколько раз объявляла о готовности начать строительство газопровода, не дожидаясь китайского контракта. По принципу, «главное зарыть деньги, а там хоть трава не расти».

Абсолютное большинство внешнеполитических действий России с 2005-го года (когда с Германией было подписано соглашение о строительстве «Северного Потока»), можно описать двумя аксиомами.

Аксиома первая: внешняя политика России — и есть газовая политика. Аксиома вторая. Эта газовая политика исходит из совершенно фантастических представлений о мире.

Такое впечатление, что наша внешняя газовая политика все эти годы строилась на ряде гениальных идей, которые приходили в голову конкретным кремлевским товарищам, но почему-то никогда не осуществлялись или осуществлялись совсем не так.

Первая идея касалась газа как энергетического оружия. Как только был подписан «Северный Поток», в Кремле гордо объявили новую национальную идею: «газ — это наше энергетическое сверхоружие, а Россия — энергетическая сверхдержава. Мы на нашей газовой трубе всех будем вертеть». В Европе ужасно удивились, потому что спору нет: в современном мире бывают ситуации, когда экономика используется как оружие. Но она используется исключительно как оборонительное оружие: в ответ на внешнеполитическую агрессию, проявляемую страной-изгоем. Отключив газ Украине (а заодно и Европе) в отместку за «оранжевую революцию», Путин продемонстрировал готовность применять газ в наступательных целях. Очень хорошо — Европа сделала вывод, и с 2006-го года доля России в газовом балансе Европы упала с 39% до 25%.

Вторая идея касалась доли в европейских газораспределительных сетях. Думаю, что возникла она примерно так. В Кремле посмотрели на цену и сказали: вау, цена нашего газа на заборном пункте в Баумгартене — 250 дол. за 1000 кубов, а конечному потребителю они продают за 500. Кому идет разница? Сетям. Сеть — постоянный генератор кэша. В Кремле всегда очень трепетно относились к тому, что генерирует каждый день кэш. Возникла идея скупить европейские газовые сети, но — а позволит ли Европа? И тогда родилась вторая идея: а если Европа не позволит Кремлю скупить ее газовые сети, то Кремль не позволит ей, Европе, вложить деньги в российские газовые месторождения.

В 2005-2006-м годах Путин на каждой встрече с европейскими лидерами произносил сакраментальную формулу: «вы нам — сети, мы вам — месторождения». Проблема заключалась в том, что европейцы никак не могли понять, чем их пугают. Потому что обычно главный тот – кто вкладывает деньги, а не тот, кто просит. И со стороны страны, которая доказала свою готовность использовать газ как наступательное оружие, причем по любому поводу, формула: «если вы хотите дать нам деньги, вы должны отдать нам сети», — звучала как-то странно.

Третье — когда навязчивая идея «сети в обмен на месторождения» в конце концов умерла, была идея «газовой ОПЕК». В 2007-м году российские СМИ с великой помпой заговорили, что вот сейчас мы снова поставим Запад на колени, но, уже не скупив сети, а, создав картель стран-производителей газа, и Путин торжественно отправился создавать его в Доху, столицу Катара, крупнейшего производителя сжиженного газа в мире. (Вот тогда, наверное, в Кремле пожалели, что в свое время грохнули чеченского сепаратиста Яндарбиева — личного гостя эмира Катара). Увы, «газовая ОПЕК» тоже обернулась пшиком, только в отличие от европейцев, которые говорили прямо «нет», вежливые арабы говорили: «да-да» и ничего не делали.

Ну и, наконец, четвертая идея, которая пришла на смену идеям «нагнем Европу, купив ее сети» и «нагнем Европу, создав газовую ОПЕК», звучит так: «Если эта проклятая Европа не перестанет нам делать замечания за то, что мы рыгаем за столом, то мы накажем эту проклятую Европу, продав газ в Китай».

И наказали. Вот только вопрос — кого?

Переговоры о газовом контракте с Китаем шли ровно десять лет. Все эти десять лет Китай не соглашался на российскую цену. За это время произошла «сланцевая революция», Китай построил туркменский газопровод, а Россия превратилась из сырьевого придатка Европы в страну, которую явно будут вытеснять с европейского рынка. Россия хотела подписать контракт любой ценой, все эти три дня Китай ее дожимал и дожал ниже плинтуса. Достаточно сказать, что Путин, в качестве последнего жеста отчаяния, обнулил НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых — с разрабатываемых для Китая месторождений. Грубо говоря, российский бюджет от этого газа ничего не получит. Получит «Газпром», получат подрядчики, которые будут строить газопровод. Еще грубее — Россия подписала с Китаем контракт на 30 лет, чтобы можно было освоить бабки на строительстве газопровода. В обмен на это Путин подписал в Китае целый ворох контрактов, которые делают Россию сырьевой колонией Китая и передают Китаю последние российские ноу-хау.

При этом Китай, как раз — куда более опасный партнер, чем Запад.

В отличие от Запада, который не способен к эффективному стратегическому планированию и геополитическому подчинению соседних стран, — собственно, Запад и заменяет это планирование высокоморальным заламыванием рук, — Китай как раз исходит из стратегии и геополитики. Он думает тысячелетиями. А Кремль — долларами и выдуманными обидами.

Если Запад не покупает российских оппозиционеров — какая бы паранойя на эту тему не царила в Кремле, — то Китай будет покупать наших чиновников. Если США не «гадят» нам в Украине и Грузии — опять же, какая бы паранойя на эту тему не царила в Кремле, — то Китай как раз вытесняет Россию из ее сфер влияния: вспомните замечательную историю с задержанием российского траулера «Олег Найденов» у берегов Сенегала. Ничего личного: просто китайцы, уже сделавшие африканские воды своим внутренним рыболовным прудом, вытесняют оттуда – через коррумпированных министров и полезных экологических идиотов, как законопослушных европейцев, так и браконьерствующих россиян.

В Кремле всегда это знали. И там всегда царила настороженность по отношению к Китаю. Заявления о борьбе с бумажным тигром, США, были громкими, а вот негласное эмбарго на любую колонизацию Китаем России — было негласным, но оттого не менее абсолютным.

К примеру, в 2008-м году Алишер Усманов купил Удокан, очевидно рассчитывая перепродать его китайцам. Проект имел смысл только в связке с Китаем и как источник медной руды для Китая. Но на продажу доли китайцам в Кремле было наложено вето. Теперь, в ходе поездки Путина, это вето снято: Удокан будет осваиваться, и именно с китайским участием.

Итого — мы продали газ Китаю формально для того, чтобы «показать Европе», а на самом деле — загнанные в угол, по цене, от которой отказывались десять лет, для того, чтобы подрядчики могли начать осваивать деньги на строительстве газопроводов. Цена этого газа значительно выше рыночной для Китая, но малоокупаема для России, что косвенно свидетельствует о космических масштабах российского воровства. Чтобы сбросить цену, Путин даже обнулил доходы бюджета от добычи этого газа. А так как разница оставалась все равно, под это дело пришлось разрешить Китаю участие в тех проектах, которые Россия всегда панически запрещала.

Юлия Латынина
«Новая газета»
# 28 Мая 2014 15:39:41
SE

Китай официально предложил заселить Сибирь китайцами

Заместитель председателя правительства Китая Ли Юаньчао в выступление на Санкт-Петербургском экономическом форуме предложил заселить российскую Сибирь китайцами.

Выступление зампреда правительства Китая можно посмотреть с 11:37 на официальном сайте ПМЭФ.

Полный текст выступления (официальный перевод с китайского на русский китайским переводчиком-синхронистом на ПМЭФ):
«Конечно, в нашем сотрудничестве мы столкнулись с некоторыми сложностями, в том числе с культурными различиями. В России высокие коммуникационные издержки и высокие административные барьеры. Мы надеемся, что будут созданы лучшие условия для нашего сотрудничества, будет повышена эффективность, снижены административные барьеры, и данное мероприятие и наш деловой совет будет играть роль инвестиционного моста между нашими странами.
Мы считаем, что сотрудничество в культурной сфере может увеличить доверие между нашими странами. Мы будет прилагать усилия к дальнейшему развитию сотрудничество в культурной и производственной сфере. Китайцы любят российскую культуру, особенно произведения Пушкина. Как я знаю, Пушкин всегда хотел поехать в Китай, но, к сожалению, все его ходатайства перед царем не получили хода, и он так поехал в Китай. На самом деле в своих произведениях он говорил про Китайскую стену, и у него было много китайских мотивов. Позже один из его потомков создал семью с китайским подданным, таким образом осуществив мечту своего предка. Мы надеемся, что сотрудничество наших стран, имеющее такие давние традиции и историю, будет и дальше развиваться. Спасибо. Уважаемые участники форума, я очень рад участвовать в этом форуме. Это замечательное нововведение. Проведение круглого стола отвечает потребности торгово-экономических связей. Поздравляю всех участников от имени китайского правительства. То, что я внимательно выслушал все выступления, в том числе выступление вице-премьера и представителей деловых сообществ, еще раз убедило меня в значимости и актуальности двустороннего сотрудничества Китая и России. Я даже убедился в том, что экономическое сотрудничество Китая и России все улучшается и имеет все большие перспективы и потенциал. Разъясню, во-первых, я считаю, что углубление экономического взаимодействия отвечает коренным интересам Китая и России. Я цитирую президента Путина: "России нужен процветающий стабильный Китай, а Китаю нужна сильная и успешная Россия". Председатель Си Цзиньпинь тоже говорил, что Китай и Россия как крупнейшие соседи, имеют много общего в планах государственного развития". Это уже взаимопонимание на самом высоком уровне. Углубление стратегической экономической составляющей - важней и непременный сегмент китайско-российского всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства. В прошлом году наша двусторонняя торговля достигла $89,2 млрд. За этим столом прозвучало, что это слишком маленькая цифра, но я бы так не сказал. Китай уже 4 года подряд был крупнейшим торговым партнером России. Что касается инвестиций. Прямые китайские инвестиции в Россию превышают $4 млрд. По моему это незначительная цифра. В этом году я бывал в латиноамериканских странах, которые гораздо меньше, чем Россия, а там инвестиция Китая достигают десятков миллиардов долларов, так что в плане инвестиций нам нужно и дальше продвигать нашу работу. Но тем не менее прямые инвестиции Китая в Россию выросли более чем в 4 раза против 2012 года. Приграничная торговля - $10 млрд. Здесь создается еще сотни тысяч новых рабочих мест. Сотрудничество Китая и России в торгово-экономической сфере приносит странам практическую пользу и выгода. Это во-первых, а во-вторых, для углубления стратегического экономического сотрудничества между Китаем и Россией мы имеем уникальный шанс. Было много раз сказано за этим столом, три дня назад в Шанхае между нашими странами заключено важное совместное заявление о развитии китайско-российских отношений на совершенно новом этапе. Господин вице-премьер только что говорил о том, что в Шанхае подписано более 50 совместных документов. На мой взгляд самый важный из них и самый (неразборчиво) - газовый контракт на сумму $400 млрд. сроком на будущие 30 лет. Это исторический прогресс. Он символизирует динамичный рост китайско-российского сотрудничества в экономической сфере. Тут говорилось, что китайский бизнес торопится, спешит, но та скорость, которую в этот раз в Шанхае продемонстрировали (смеется) - это действительно динамичный рост, большая скорость, которая удивляет весь мир. Сегодня, на мой взгляд, еще раз скажу, для всестороннего расширения стратегического экономического сотрудничества Китая и России мы имеем действительно очень хорошие шансы. во-первых, это те шансы, которые вытекают в силу восстановления и реформирования мировой экономики. Сегодня восстановление мирового хозяйства идет довольно сложно, но мы отдаем себе отчет в том, что современные тенденции требуют проведения реформ системы глобального экономического управления. Китай и Россия эти проблемы представляют и как вызовы и как шансы. Сегодня производственные факторы, экономические факторы в мире перераспределяются. И занять достойную нишу в этих процессах - это общая задача для нас. Шансы для укрепления нашего сотрудничества создает высокое политическое взаимодоверие. Было сказано, что сегодня китайско-российские отношения переживают наилучший период в их истории. Здесь бизнесмены говорили о том, что без доверия не может быть хорошего бизнеса. Но для того, чтобы создавать и укреплять доверие - доверие укрепляется не только через экономические связи. В значительной степени взаимное доверие создается через политический диалог и гуманитарный обмен. Сегодня у нас очень хороший политический диалог и это очень хорошие возможности для укрепления взаимодоверия в экономической сфере. Дальше. Шансы сотрудничества развернуты на основе взаимодополняемости экономических преимуществ Китая и России. В России ощутимые научно-технические ресурсы и интеллектуальное преимущество. Китай имеет свои сильные стороны. Это огромный рынок. Сегодня это самый большой рынок в мире. Между прочим, этот рынок и дальше наращивается и расширяется. В Китае самая богатая рабочая сила. В Китае огромные финансовые ресурсы, это, конечно, благодаря трудолюбию китайского народа. Эти производственные факторы, в случае эффективного сочетания и распределения, создают мощнейшую движущую силу для экономического роста. Для роста и китайской экономики, и российской экономики. Так что перед нами задача - эффективно сочетать и распределять эти факторы. Шансы сотрудничества рождают и процесс экономической модернизации и трансформации в наших странах. Мы знаем, что в России сегодня осуществляется стратегия модернизации экономики. Китай идет по пути инновационного развития и развития в новых моделях. Что такое "инновационное развитие и развитие в новых моделях"? Мы переходим на новые модели, новые пути развития экономики. То есть то, что господин вице-премьер сказал - что одной ладонью не похлопаешь. Действительно, соответствующие процессы должны быть взаимными и двусторонними. Для того, чтобы занять достойную нишу в мировых процессах перераспределения экономических производственных факторов, мы должны помогать друг другу и опираться друг на друга. Вчера на встрече с уважаемым президентом Путиным я сказал, что экономическое сотрудничество Китая и России отличается все-таки от экономического сотрудничества Китая с другими мировыми державами. Во-первых, между нами естественное экономическое сотрудничество, не то, что сотрудничество через какой-то океан. Это во-первых, а во-вторых, что самое главное, наше сотрудничество является и взаимодополняющим, и наше взаимодействие не носит конкурентный характер. Наше сотрудничество позволяет нам дополнять друг друга. Между нами - заметная взаимодополняемость. (На этой фразе переводчик тоже затрудняется с переводом). (11.47.50) Как сказали наши бизнесмены, в России обширная территория, а в Китае - самый трудолюбивый в мире народ. Между прочим, самые трудолюбивые - крестьяне. Если мы можем сочетать эти факторы, тогда мы получим существенный фактор развития. В России большая территория, мало народа, а в Китае наоборот, большое население, мало земель (11.48.15, важно смотреть, оратор очень воодушевлен). Что касается структуры рабочих сил в России, большая интеллигенция (sic!), молодежь хочет работать так называемыми белыми воротничками, а в Китае много технических специалистов и рабочих сил. (11.48.36). В географическом плане в Китае более развит восток и менее развит Запад, а в России наоборот. Так что в этом плане, еще раз скажу, взаимодополняемость.
Это не те моменты, которые искусственно навязываются. Это естественные преимущества нашего сотрудничества. Вижу в этом огромный импульс для укрепления нашего взаимодействия. Говорят, шансы, как воробьи: улетят - не поймаешь. Так что нам надо поторопиться, надо не упускать эти шансы, плотно работать для того, чтобы сформировать так называемые сообщества интересов. Сегодня в различных регионах идут активные интеграционные процессы и формируются соответственно единство и сообщество интересов. В-третьих, нам нужно использовать благоприятную тенденцию для всестороннего поднятия уровня экономического сотрудничества. Как говорят в России, "дружба познается в беде", а как говорят в китайском народе, "выносливость коня проверяется длинной дорогой". Экономическое сотрудничество Китая и России выдержит испытание временем и является не конъюнктурным решением, а долгосрочной стратегией. В чем же суть долгосрочного сотрудничества? Первое: это строгое соблюдения принципов взаимной выгоды и общего выигрыша. Сотрудничество Китая и России носит равноправный и взаимовыгодный характер. То, что сказал об этом вице-премьер: "Мы создали нефтепровод Китай-Россия, мы вместе прорабатываем широкофюзеляжные самолеты". Все эти проекты - замечательный пример долгосрочного сотрудничества Китая и России. Мы готовы делиться с Россией шансами и возможностями, укреплять практическое взаимодействие во имя взаимовыгодного развития. Но я помню, на вчерашнем форуме мы говорили о том, что без взаимной выгоды сотрудничество не может быть устойчивым и продолжительным. Мы заинтересованы в продвижении стыковки экономического пояса широкого пути с евразийским континентальным мостом на российской территории. Мы поддержим Россию задействовать свои географические преимущества как страны растянутой через всю Евразию и соединяющей Запад и Восток. Это первое. Второе. Продвижение преимущественно стратегически значимых проектов и сотрудничество по развитию российского Дальнего Востока. Вчера я узнал о том, что проект удмуртского нефтяного месторождения, где работает китайская компания Си-Эн-Би-Си(?) - в этом проекте достигнуты очень хорошие успехи. Я рад за вас, рад этим успехам. Крупные проекты стратегической важности представляют собой ключевую опору двусторонних торгово-экономических отношений. Мы знаем, что в России придают большое значение развитию Дальнего Востока и рассматривают Китай в этом плане как приоритетного партнера. Китайское правительство, в свою очередь, поощряет активное участие китайского бизнеса в развитии российского Дальнего Востока. Мы намерены объединить в единое целое программу развития российского Дальнего Востока и стратегию подъема Северо-Востока Китая. Таким образом содействовать сопряжению рабочих сил, материальных и финансовых возможностей этих двух регионов, превратить эти два региона в большой рынок с эффективным распределением ресурсов, капитала и технологий, и постепенно, в будущем, в новый экономический блок Восточной Азии. Господа, я многие годы занимался экономикой, и когда я работал в провинции, и когда я работаю в центре, я всегда уделяю серьезное внимание экономическому развитию наших территорий, наших регионов. Но что касается Северо-Востока Китая, если нам удастся соединить Северо-Восток Китая с российским Дальним Востоком, если нам удастся соединить эти две точки, мы создадим единую экономическую зону интеграции. Тогда мы получим существенное развитие.
Текст любезно записан ув. moscow_watcher.

И чтоб подтвердить, что вы не ослышались, то же самое от ИТАР-ТАСС:

«Во-первых, между нами естественное экономическое сотрудничество, не то что сотрудничество через какой-то океан. Во-вторых, наше сотрудничество является взаимодополняющим. Как сказали наши бизнесмены, в России обширная территория, а в Китае самый трудолюбивый в мире народ. Если мы сможем сочетать эти факторы, то получим существенное развитие. В России большая территория и мало народа, в Китае - наоборот».

Напомним, что днем раньше - в пятницу 23 мая - с Ли Юаньчао встречался Владимир Путин.

Вот такой «разворот на восток» вышел - 22 мая Россия подписывает с Китаем договор о поставках газа (небольшой - максимум 5% российского экспорта, да и судя по всему не слишком-то для России выгодный), а через день - 24 мая - Китай официально предлагает заселить китайцами российскую Сибирь.

rusanalit.livejournal.com
# 9 Мая 2015 18:54:20
RaKizim

Цивилизованная интервенция

"Наши глаза - ямы, наши руки - грабли". Владимир Иванович Даль ("Русские пословицы и поговорки").
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.