Scisne?

Цивилизация Месопотамии и чужеземные этносы

# 7 Дек 2014 01:18:43
Louiza

С конца 3 до начала 2 тыс. до н.э. Месопотамия пережила три массовых вторжения чужеземных этнических групп — амореев, касситов и арамеев.

Древняя Месопотамия (III—II тысячелетия до х.э.)
Древняя Месопотамия (III—II тысячелетия до х.э.) Карта выполнена А. Родионовым в 1998 г. при помощи CorelDRAW на основе оригинальной методики

Введение

Вопрос о характере взаимодействия различных этнических групп в ходе возникновения и развития отдельных цивилизаций чрезвычайно важен для понимания исторических процессов древности. Он сохраняет свою актуальность и в наше время. И в этой связи, изучение различных аспектов этой проблемы на материале истории Древнего Востока может быть полезно не только для историков древности, но и для тех, кто занимается решением задач сегодняшнего дня, для историков современности, пытающихся осознать возможные направления развития постоянно возникающих конфликтных ситуаций, для политиков, в задачи которых входит решение повседневных проблем.

Именно месопотамская цивилизация, памятники которой уходят в глубину веков, может стать прекрасным объектом исследования процессов этнического взаимодействия в древности.

Длительность существования месопотамской цивилизации (более трех тысячелетий), очень хорошая её документированность (огромный письменный материал и множество памятников материальной культуры) делают Месопотамию в некотором роде исторической лабораторией, в которой исследователь может изучать отдельные стороны исторического процесса, в том числе проблемы этнических взаимодействий, на всех стадиях их зарождения, развития и упадка.

Роль различных этносов в возникновении и развитии Месопотамской цивилизации

Месопотамская цивилизация с самого своего зарождения не была моноэтнической. Она обязана своему возникновению деятельности на территории Южной Месопотамии целого ряда этнических групп, о большинстве из которых нам практически ничего не известно. Шумеры и прото-аккадцы, говорившие на каком-то раннем семитском диалекте, представляли собой две, вероятно, наиболее значительные и многочисленные из них. Шумерский фундамент месопотамской цивилизации был заложен, по-видимому, в середине 4 тыс. до н.э. С начала 3 тыс. активную роль стал играть аккадский этнический элемент. Взаимодействие Шумера и Аккада в процессе становления цивилизации нередко происходило в форме конфликтов, но это не было следствием собственно этнических противоречий. Скорее это были противоречия, которые возникали в процессе взаимодействия двух разных социальных структур и культурных традиций.

Соединение шумерского, аккадского и ряда неизвестных нам этнических элементов и привело к возникновению в 3 тыс. до н.э. месопотамской цивилизации, и тот факт, что она возникла за весьма короткий (с исторической точки зрения) срок, во многом явился, вероятно, результатом плодотворного взаимодействия этнических групп, проживавших на территории Месопотамии.

В процессе своего существования на протяжени почти трех тысячелетий месопотамская цивилизация претерпела немало различных изменений, оказывая сильное влияние на соседние народы и цивилизации и вызывая с их стороны ответные реакции.

Изменения этнического состава населения Месопотамии в ходе исторического развития

Население Месопотамии на протяжении этих тысячелетий во многом изменилось и в этническом отношении. Шумеры как этнос окончательно исчезли, по-видимому, ещё в конце третьего тысячелетия; аккадцы со временем разделились на два родственных по языку и культуре народа: вавилонян и ассирийцев, эти этносы исчезли во второй половине 1 тыс. до н.э. За время своего существования месопотамская цивилизация пережила целый ряд массовых чужеземных вторжений. Тем не менее, структурные фундаментальные основы месопотамской цивилизации, заложенные в конце 4 — начале 3 тыс. до н. э., сохранялись на всем протяжении её существования.

Город как важнейшая идеологическая, социальная и хозяйственная структура месопотамской цивилизации

Древняя Месопотамия
Древняя Месопотамия. Висячие сады Семирамиды — Вавилон (реконструкция)

Одной из таких структурных основ месопотамской цивилизации с самого её основания явился институт города и городской жизни. Города как хозяйственно-религиозные структуры возникли в Южной Месопотамии еще в середине 4 тыс. и тогда же, вероятно, выработалось отношение населения к городу. Для жителей Южной Месопотамии город был важнейшим социальным феноменом, единственной и исключительной формой общественной организации.

Изначально город представлял собой, вероятно, единую социальную организацию как объединение семей примерно равного статуса вокруг храма (позднее и вокруг дворца). Само право считаться горожанином первоначально было, по-видимому, основано не только на том, что человек был рожден в городе от свободных родителей, но также и на обязательном членстве семьи в городской храмовой общине и, как следствие этого, владении недвижимостью в стенах города. Только при этом условии человек обладал всей полнотой прав горожанина, то есть мог участвовать в экономической, юридической, социальной, а самое главное — религиозной жизни города и пользоваться привилегиями, полагавшимся горожанам, в том числе правом на земельный участок или на урожай с него.

Важным преимуществом городской жизни в Месопотамии было то, что каждый горожанин, независимо от возраста и состояния здоровья, будучи членом городской храмовой общины мог, по-видимому, в случае необходимости рассчитывать на постоянное материальное содержание в объёме, необходимом для жизни. Уровень благосостояния в обычном городе был, скорее всего, несколько выше прожиточного минимума.

Жители Месопотамии полностью принимали городскую жизнь, и только городская жизнь была для них идеалом жизни цивилизованной. В огромном количестве литературных текстов, дошедших до нас из Месопотамии, мы не найдем даже следа того неприятия города, которое встречается иногда в Ветхом Завете, напоминая о тоске его создателей по далекому кочевому прошлому (Бытие 4:17; 19:1-28). Наоборот, в месопотамской литературе неоднократно встречается описание того, какой представлялась жителю Месопотамии такая идеальная жизнь. Вот одно из таких описаний:

"Пусть хлеб, испеченный городскими пекарями, будет твоей едой.
Пусть кувшины города будут твоими сосудами для питья.
Живи под охраной городских стен.
Отдыхай на крыше своего дома"

Соседи Месопотамии

Cоседи Месопотамии

Создание городских структур, урбанизация, была далеко не единственным путём развития политических и социальных процессов на территориях, соседствовавших с Месопотамией. Каково бы ни было значение урбанизации и её последствий, значительную роль в развитии исторических событий в этой части Азии играли и тенденции, направленные против неё. В непрерывной борьбе, характеризующейся резкими поворотами и постоянной нестабильностью политической власти, ход исторического развития во многом определялся здесь противоборством антиурбанистических и проурбанистических тенденций.

Месопотамская цивилизация, в отличие от египетской, складывалась и развивалась в тесном взаимодействии с соседними народами и племенами. Торговые пути уже в 4 тыс. до н.э. соединяли Месопотамию с самыми отдалёнными регионами Древнего Ближнего Востока, от Индии на востоке до Малой Азии и гор Ливана на западе. В городах Месопотамии всегда жили чужеземные торговцы, гонцы и посланники.

Среди соседей Месопотамии были как оседлые народы, мало уступавшие ей по уровню городской цивилизации, так и народы, которые вели совершенно другой образ жизни — полукочевые народы Восточного Средиземноморья, горные племена Загроса.

Уважая тех чужеземцев, которые жили в городах и которыми правили цари, жители Месопотамии, судя по свидетельствам текстов, иногда осуждали вторгавшихся кочевников и неотёсанных жителей гор Загроса как людей, лишенных элементарных качеств, присущих цивилизованным народам, что проявлялось в их поведении, отсутствии заботы о мертвых и нежелании подчиняться организованным формам правления.

Миграция чужеземных этносов в Месопотамию

В силу своего географического положения, ( *территория современного Ирака ) Месопотамия не имела естественных границ, которые могли бы сдержать нежелательное проникновение чужеземцев, и местным государственным структурам периодически приходилось бороться с вторжениями различных этнических групп, населявших её окраины. Это были народы гор с севера и востока, такие как кутии, лулубеи, субареи, хурриты, а с юга и запада — западно-семитские кочевые и полукочевые народы пустынь и полупустынь Сирии и Палестины. Даже в те периоды, когда охрана границ была чётко организована, происходила мирная миграция с запада и востока. Это движение было постоянным и часто почти незаметным.

Что привлекало этих людей в Месопотамию? Одних — просторные новые пастбища, значительные территории (долины между городами были ещё не освоены), других — богатство многочисленных городов, относительная стабильность и безопасность городской жизни.

Этнические группы, периодически вторгавшиеся на территорию Месопотамии, различались не только по языку, но и по отношению к городской культуре — основной социальной и политической особенности месопотамской цивилизации. Некоторые из них старались включиться в систему городской жизни Месопотамии, найти здесь свою нишу, нанимаясь на сезонные работы или поступая на военную службу в государственные структуры, но большая часть предпочитала свободно передвигаться по необжитым пространствам и обосновываться в небольших временных лагерях — обычай, бытовавший с самых ранних времен и до конца существования месопотамской цивилизации.

Эти последние составляли элемент, непрерывно провоцировавший беспорядки, особенно в периоды ослабления центральной власти. Собираясь в боевые отряды, они отказывались платить налоги и служить правительству, и если от них не откупались, устраивали засады караванам, грабили и даже нападали на поселения и небольшие города.

Проблема взаимодействия с чужеземными этносами

Проблема взаимодействия с чужеземными этносами всегда стояла перед месопотамской цивилизацией; в разные периоды истории эта проблема решалась по-разному, в зависимости от политической ситуации: от полного поглощения новопришельцев государственными структурами и использования их в государственных институтах в качестве рабочей и прежде всего военной силы в периоды устойчивой государственности, до полной передачи им политической власти в обмен на возможность сохранить традиционный городской образ жизни с его относительной безопасностью и стабильностью в периоды ослабления государственной власти. В любом случае, население было заинтересовано главным образом именно в сохранении традиционного городского образа жизни.

За период с конца 3 до начала 2 тыс. до н.э. Месопотамия пережила три массовых вторжения чужеземных этнических групп — амореев, касситов и арамеев.

Амореи

Термин амореи, как принято считать, носит описательный и в некотором роде условный характер. Он не является названием отдельной народности или отдельного племени. В Библии амореями называется или всё доизраильское население Палестины (Навин 10:5; 24:15), или отдельные группы этого населения (Бытие 15:21; Второзаконие 7:1). Скорее всего, этим термином (буквальное значение — "западный") жители Месопотамии называли большие группы кочевых или полукочевых западно-семитских племен, обитавших к западу от Месопотамии. Сами представители этих племён никогда не использовали термин "амореи" для самоназвания и обычно называли себя по племени, из которого происходили: Яамутум, Диданум, Амнанум, Сутиум и т.д.

Основным занятием западно-семитских кочевых и полукочевых племен было разведение мелкого рогатого скота (овец и коз), хотя иногда, если были подходящие условия, они могли заниматься и земледелием. Они жили в основном во временных поселениях, но иногда также и в деревнях и городах как полукочевники. Что касается социальной структуры этих племен, то она была типичной для всех кочевников или полукочевников Восточного Средиземноморья. Районы, где они обитали, делились, по-видимому, на племенные территории. Каждое племя жило под руководством вождя, которого называли "абу"— отец. Земли племени не были, вероятно, чётко разграничены, и политическое могущество каждого вождя зависело от его личного влияния.

Основным местом обитания этих племен был север Сирийской пустыни — территория, называемая арабами в наше время Хамад, и именно отсюда отдельные племенные группы периодически передвигались на север и северо-запад в Сирию или на восток и северо-восток в Месопотамию.

Это передвижение приняло массовый характер в конце 3 тыс. до н.э., когда произошли существенные климатические изменения, затронувшие и район Хамада. Из-за серьезного уменьшения количества осадков значительные площади пастбищ были потеряны для скотоводства, и одна часть западно-семитских скотоводческих племен в массовом порядке двинулась на север и запад в Сирию и Палестину, а другая, по-видимому, на восток — в Месопотамию.

Политическая ситуация на Ближнем Востоке в конце 3 — начале 2 тыс. до н.э.

Конец 3 тыс. до н.э. был для Восточного Средиземноморья и всего Ближнего Востока временем разрушения многих городов, ухода с исторической арены старых государств и возникновения новых, в которых воцарились аморейские династии.

Месопотамия в конце 3 — начале 2 тыс. до н.э.

Серьёзные изменения произошли в этот период и в Месопотамии. Единое централизованное государство, более ста лет объединявшее всю Южную Месопотамию ( III династия Ура ), распалось, прежде всего, из-за внутренней нестабильности; определенную роль в ускорении этого процесса сыграли, конечно, и соседи Месопотамии, прежде всего, государство Элам, граничившее с юго-восточными окраинами государства третьей династии Ура. Свою лепту внесли и амореи, число которых на территории Месопотамии в конце 3 тыс. до н.э. многократно возросло за счет новых волн переселенцев из Хамада.

Распад государства сопровождался крушением созданной царями третьей династии Ура общегосударственной централизованной системы управления, в том числе и управления ирригационными комплексами, полным разрывом устоявшихся внутри государства прочных связей производства, сбора и распределения продуктов. Все это катастрофически отразились на хозяйственной жизни страны. Этим воспользовались группы аморейских племён, постепенно все более активно занимавшие территории между городами Южной Месопотамии. Грабежи, поджоги, нападения на поселения и даже на города стали повсеместным явлением. Многие города, особенно на юге, пришли в упадок и запустение и даже были на некоторое время покинуты жителями.

Однако, внутренний потенциал городской системы месопотамской цивилизации был ещё далеко не исчерпан. Спустя несколько десятилетий жизнь в городах Южной Месопотамии стала вновь постепенно налаживаться. Каждый город в отсутствие централизованной политической власти пытался выжить самостоятельно; во многих городах возникли местные династии. Южная Месопотамия вновь превратилась в "страну городов", какой она была в самом начале существования месопотамской цивилизации.

Важнейшие рычаги политической и военной силы в Месопотамии в это время оказалась в руках вождей аморейских племен, военные отряды которых контролировали территории, окружавшие отдельные города. Правители и население этих городов были заинтересованы в дружественных отношениях с этими аморейскими вождями, надеясь на их защиту в случае появления других племен и на возможность продолжать при их поддержке традиционный образ жизни.

Письменные источники начала 2 тыс. — многочисленные административно-хозяйственные, юридические документы, письма — содержат сведения о дипломатических контактах правителей городов с вождями дружественных аморейских племен, о династических браках, заключавшихся между семьями правителей и представителями аморейской аристократии и о военных столкновениях с враждебными племенами.

Возникновение аморейских династий

Постепенно — этот процесс продолжался, примерно, 100-150 лет — либо мирным путем (династические браки), либо военным в большинстве городов Месопотамии к власти пришли аморейские династии.

Стелла с кодексом Хаммурапи
Стелла с кодексом Хаммурапи

Самая известная из них — 1 вавилонская династия, при шестом представителе которой, царе Хаммурапи (1792-1750 гг до н.э.), Южная Месопотамия была вновь объединена в единое государство со столицей в Вавилоне. С этого времени мы можем заменить термин Южная Месопотамия названием Вавилония.

Хаммурапи и его наследники сохраняли власть над Вавилонией до 1595 г. до н.э. Этот период в исторической науке называют старовавилонским, или же называют его "аморейским" периодом в истории Месопотамии.

Амореи в Месопотамии в правление династии Хаммурапи

Не останавливаясь на политической истории этого времени, которая достаточно хорошо известна, обратимся к вопрос у о том, что происходило в это время с амореями, обитавшими на территории Месопотамии?

Основная масса амореев, по-видимому, продолжала вести тот же образ жизни, что и раньше, то есть они по-прежнему занимались скотоводством на территориях между городами. Часть амореев окончательно переселилась в города. В основном это были либо представители аморейской знати, которые располагали большими материальными возможностями или родственными связями с правящим домом, либо наиболее бедные слои аморейского населения, которые поступали на службу новой династии, главным образом в качестве солдат.

Именно амореи, по-видимому, составляли основу военного контингента государства в этот период. С этого же времени названия многих военных чинов в армии вавилонских правителей были связаны со словом "аморей": например одна из главных военных должностей в вавилонской армии носила название "начальник амореев". Служба в армии давала возможность воину получить от дворца в пользование (на время службы) земельный участок и дом в городе, а в будущем передать то и другое сыну, который продолжит его службу.

Таким образом, часть самых богатых и самых бедных амореев стали горожанами. Попадая в среду традиционного городского населения, амореи — как элита, так и бедняки — по-видимому, внешне очень быстро аккадизировались. Они полностью перешли на аккадский язык, по крайней мере при составлении письменных документов, быстро восприняли аккадскую культуру и городские традиции. Уже второе поколение амореев-горожан стали называть своих детей местными городскими именами, чаще всего такими, в состав которых входило имя главного городского бога.

Деятельность правителей I вавилонской династии, в основном, находилась в рамках аккадских традиций, их надписи составлялись на аккадском языке, и о том, что они были амореями, говорят только их имена.

Может возникнуть впечатление, что амореи, по крайней мере, те, которые поселились в городах, со временем полностью потеряли свою этническую идентичность, но это не так. Конечно, чтобы интегрироваться в новое общество, они должны были многим пожертвовать, но было нечто, с чем расставаться, вероятно, было особенно трудно или невозможно. Прежде всего, это относится к системе религиозных представлений. Это была та часть их достояния, которую они унаследовали от предков. Религия была выражением их идентичности. Потеря её означала потерю самих себя.

Называя своих детей именами аккадских богов, участвуя в городской жизни, в том числе, в отправлении официальных городских культов, амореи, по-видимому, в кругу семьи сохраняли почитание богов своих предков. В надписях на своих печатях, в которых по традиции того времени владелец печати указывал имя своего личного бога, амореи чаще всего упоминают имя бога [http://vostokoved.spb.ru/read.php?sname=dictionary&articlealias=Amurru]Амурру[/url]. Этим именем жители Месопотамии еще в 3 тыс. до н.э. называли, по-видимому, главного бога соседних западно-семитских народов, настоящее имя которого было, возможно, табуировано и оставалось для них неизвестным.

Называя своим личным богом Амурру, амореи, жившие в городах Южной Месопотамии, сохраняли, вероятно, традицию табуирования имени племенного бога. Имя бога Амурру часто встречается и в именах, которыми амореи-горожане называли своих детей.

Амореи, жившие в городах, сохраняли свою этническую идентичность до самого конца существования аморейской вавилонской династии. Наличие аморейского этнического элемента в городах Вавилонии в самом конце старовавилонского периода зафиксировано в документах. В частности, указ предпоследнего царя династии, Аммицадуки, касающийся вопросов, связанных с торговлей и кредитом, распространял свое действие на жителей ряда городов, которые в указе обозначены как "аккадцы и амореи", т.е. документ зафиксировал как нечто само собой разумеющееся существование в аккадских городах двух разных этнических групп.

Крушение династии Хаммурапи и завоевание Вавилонии касситами

Аморейская династия, правившая в Вавилоне более двухсот лет, не смогла преодолеть центробежные силы городских институтов Месопотамии. Последние её правители владели уже только самим городом Вавилоном и его окрестностями, а в 1595 г. хеттский царь Мурсилис I, совершавший карательный поход в Северную Сирию, спустился со своей армией вниз по Евфрату до Вавилона, захватил и разграбил его. Город через некоторое время был восстановлен, но с аморейской династией было покончено, однако к власти в Вавилоне опять пришли не местные правители, а чужеземцы. На этот раз это были касситы — горные племена Загроса.

Данные об амореях в период правления касситов

С этого времени упоминания об амореях почти полностью исчезают. Касситские цари, говоря о подвластных им жителях Месопотамии, упоминают только аккадцев и касситов. Очень редко упоминается в касситский период и бог Амурру, чрезвычайно популярный в период правления аморейской династии.

Куда же делись амореи?

Некоторая часть их, проживавшая в городах, возможно, все-таки со временем полностью аккадизировалась. Но часть аморейских племен — потомки тех, которые пришли в Месопотамию в начале 2 тыс., — скорее всего, покинули её в середине 2 тыс. Прежде чем говорить об этом, надо сказать несколько слов о тех чужеземцах, которые сменили амореев у власти в Вавилонии.

Касситы

Вскоре после того, как амореи основали свои династии в вавилонских городах, с северо-востока в Вавилонию стали проникать представители другой этнической группы — касситы. Ситуация развивалась абсолютно идентично той, что была с амореями.

Первые группы касситов жили в шатрах или временных стоянках в Северной Вавилонии. Иногда они работали на сезонных работах, арендовали поля, занимали серебро, занимались торговлей. Постепенно напряжённость между касситами и амореями нарастала. При сыне Хаммурапи Самсуилуне появляются первые данные о столкновениях аморейской армии с касситами. К концу старовавилонского периода отдельные группы касситов уже интегрировались в Вавилонию, в то время как другие по-прежнему сохраняли свои пастушеские традиции и жили группами племён на территориях между городами Вавилонии.

Когда хеттский царь Мурсилис нанес последний решающий удар по государству I вавилонской династии, оно уже фактически разваливалось само из-за внутренней нестабильности. Касситы, помогавшие хеттам, воспользовались ситуацией и захватили власть в Вавилоне. Эти события во многом повторили те, при которых за несколько столетий до этого к власти в Вавилоне пришли амореи.

Касситские правители занимали вавилонский трон около 500 лет. Оценить степень влияния их на месопотамскую цивилизацию несколько затруднительно, главным образом из-за отсутствия документальных данных. Касситы приняли язык, форму поведения в частной и официальной жизни и религию вавилонян. Они пошли еще дальше — как это обычно делают пришельцы или неофиты, приобщившиеся к более высокой цивилизации — на официальном уровне отдавали предпочтение особенно консервативным традиционным формам. Царские надписи касситского периода намеренно архаизированы и возвращают нас к официальному стилю конца 3 тыс. до н.э. Всё, что сохранилось от собственно касситского языка, — это личные имена, имена некоторых богов, фрагмент словаря и несколько технических терминов.

Касситские цари Вавилона сохранили свою давнюю враждебность по отношению к амореям, и один из них, Куригальзу, в своей надписи, составленной в 15 в. до н.э., говорит об окончательном изгнании аморейского племени Сутиев из Вавилонии. При нём же на границе пустыни была построена крепость для защиты [url=http://vostokoved.spb.ru/read.php?articlealias=etnos]от амореев[/ur]. Согласно Библии, как известно, отдаленные предки евреев пришли из Месопотамии. Сравнивая сохранившиеся списки предков аморейских племен с библейскими генеалогиями, некоторые исследователи выдвигают предположение, что именно амореи, изгнанные из Месопотамии, были предками израильских и близких к ним племен, которые в 14-13 вв до н.э. появились в Палестине.

Что амореи оставили месопотамской цивилизации?

Именно амореи в начале 2 тыс. до н. э. явились главными проводниками, через которых культура Восточного Средиземноморья оказывала в этот период определенное влияние на цивилизацию Месопотамии. Выявить следы этого влияния достаточно затруднительно. Есть предположения, что в повседневной жизни в Месопотамии широко использовался аморейский диалект западно-семитского языка, хотя прямых подтверждений этому нет; возможно, месопотамская литература заимствовала некоторые мотивы из мифологии Восточного Средиземноморья (сюжет борьбы бога Мардука с морским чудовищем Тиамат в Энума Элиш) и некоторые аморейские ритуалы, в том числе, возможно, культ пророчеств.

Более очевидно влияние традиционных аморейских правовых норм на месопотамское законодательство. Именно этим влиянием объясняется, вероятно, появление в законах Хаммурапи норм талиона, никогда до этого в месопотамской правовой практике не встречавшихся, но упоминающихся также и в Библии (Левит 24:20).

Начало 2 тыс. до н.э. было временем серьезных изменений во всех сферах жизни Месопотамии, в том числе в идеологии и политике. Окончательно ушла в прошлое шумерская политическая концепция союза городов, лидерство в котором поочередно переходит от города к городу. Вавилон, ставший столицей Месопотамии при Хаммурапи, был официально объявлен местом "вечного" пребывания царской власти, и действительно, с этого времени и до конца существования месопотамской цивилизации именно Вавилон был политическим и культурно-идеологическим центром Южной Месопотамии.

Какую роль сыграли амореи в окончательном переходе от концепции города-государства к концепции территориального государства, сказать трудно, скорее всего, их политические представления оказались в русле тех перемен, которые возникли и постепенно развивались в самой Месопотамии.

Правление родственных аморейских династий и в Восточном Средиземноморье и в Месопотамии в первой половине 2 тыс. до н.э. сблизило эти территории и в культурном и в экономическом отношении, окончательно включив район Восточного Средиземноморья в общий цивилизационный процесс на Древнем Ближнем Востоке и расширив горизонты международной политики самой Вавилонии.

Заключение

1. Жители вавилонских городов, стремясь сохранить традиционный образ жизни, нередко вынуждены были передавать политическую и военную власть чужеземным военным династиям в обмен на безопасность и стабильность.

2. Аморейский этнос имел достаточный внутренний потенциал, чтобы сохранить свою этническую идентичность в более высокой по уровню культуры городской среде Месопотамии.

3. Месопотамская цивилизация не смогла полностью аккадизировать амореев в начале 2 тыс. до н.э. и избавилась от них, изгнав из своей среды.

Н.В. Козырева, ведущий специалист по социально-экономической истории Месопотамии III-II тыс. до н.э.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.