Scisne?

Исход евреев глазами египтян

# 19 Сен 2015 19:33:55
Louiza

Казни египетские

Насколько возможно судить по фрагментарным свидетельствам, самые ранние грекоязычные авторы (например, философ-перипатетик Клеарх из Сол, бывший учеником Аристотеля) относились к евреям с уважением, почитая их за «народ философов»*. Более поздняя языческая литература дает понять, что спустя какое-то время ситуация изменилась в худшую для евреев сторону: к концу I в. н. э. схожие антиеврейские традиции были в ходу практически во всех частях Восточной Римской империи. Однако наиболее ранние проявления антисемитизма были зафиксированы в Египте.

* Например, философ-перипатетик Клеарх из Сол, который был учеником Аристотеля («О Сне», цитируется Иосифом Флавием, «Против Апиона» 1:176-183): «”Тогда, – сказал Аристотель, – согласно правилам риторики, начнем с его происхождения, чтобы следовать наставляющим нас, как строить повествование”. “Говори, – сказал Гиперохид, – как считаешь нужным”. “Тот человек был родом иудей из Келесирии. Жители тех мест ведут свой род от индских философов, между тем, говорят, у индов философов называют “каланами”, а у сирийцев – “иудеями”, а имя свое они получили по месту, ведь место, где они живут, называется Иудея. Название их города весьма мудреное: они называют его Гиерусалема. Этот человек у многих пользовался гостеприимством и, часто приходя из краев, удаленных от моря, посетить прибрежные <города>, был эллином не только по языку, но и по духу. Я был тогда в Азии, и он, путешествуя в тех же местах, встретился со мною и с еще несколькими учеными мужами, испытывая их мудрость. А поскольку он был дружен со многими из людей образованных, то сообщал нам не только свои собственные суждения”. Так говорит у Клеарха Аристотель, и кроме того, он с восхищением описывает строго воздержный и благоразумный образ жизни иудейского мужа. Желающие могут узнать больше из самой книги, я же стараюсь не прибавлять лишнего» (См. М. Штерн, Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме. Том 1. От Геродота до Плутарха (Москва-Иерусалим, 1997), 59).

Первые свидетельства антиеврейской деятельности египетского религиозного истеблишмента датируются V в. до н. э.: из переписки евреев, проживавших в военной колонии на острове Элефантины (в Верхнем Египте), мы узнаем о том, что египетские жрецы разрушили находившийся там еврейский храм. Возможно, поводом для этого послужило тот факт, что евреи приносили в жертву животных, священных в понимании египтян.* Именно абсолютная несовместимость еврейских и египетских религиозных воззрений, по всей видимости, дала наиболее сильный толчок к зарождению антисемитизма в Египте.**

* Еврейская колония была основана там уже в середине VIII в. до н. э. фараоном Псамметихом I в рамках его Нубийской кампании. См. B. Porten, Archives from Elephantine: The Life of an Ancient Jewish Military Colony (Berkeley, 1968); idem, The Elephantine Papyri in English: Three Millennia of Continuity and Cross-Cultural Change (Leiden, 1996).

** См. замечательное исследование ведущего египтолога J. Assmann, The Mind of Egypt (New York, 2002), 389-408.

Как известно, еврейская традиция исхода из Египта рассказывает о том, как еврейский Бог покарал упрямых египтян страшными казнями и «судил их богов», которые оказались бессильными перед его лицом (фараон также считался одним из божеств). Вдобавок к этому египтяне описаны в этих традициях крайне нелестно, а египетские мудрецы предстают колдунами и шарлатанами. Стоит отметить, что еврейская литература эллинистического и римского периодов (бóльшая часть которой происходит из Египта) продолжает библейскую традицию, высмеивающую египетские культы как наиболее примитивную и нелепую форму язычества (например, в «Премудрости Соломона»), а египтян — как самых низменных из людей (Филон Александрийский).

Мы располагаем свидетельствами того, что уже в III в. до н. э. египетские интеллектуалы распространяли альтернативные версии об истоках и истории евреев. Эти версии были основаны на двух источниках — Книге Исхода (Шмот) и египетских воспоминаниях о том, что когда-то в древности Египет подвергся вторжению азиатов. История правления этих семитов-азиатов над Египтом оставила болезненный след в египетской коллективной памяти. Наиболее ранняя египетская версия о происхождении евреев принадлежит перу жреца Манефона, который представлял их варварскими и богохульными захватчиками, вторгшимися в Египет (в другой версии — прокаженными), а Моисея — египетским жрецом-отступником и изменником, глумившимся над египетскими святынями и издевавшимся над другими священнослужителями.

Более поздние египетские авторы придумывают дополнительные детали об Исходе, объясняя «человеконенавистнические», с их точки зрения, традиции евреев пережитыми ими в пустыне мучениями и заболеваниями. Например, Апион сообщает, что слово «шаббат» происходит от египетского слова «саббатосис», которым египтяне называют заболевание в паху.*

* См. М. Штерн, Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме. Том 1. От Геродота до Плутарха (Москва-Иерусалим, 1997), 397.

Город, основанный евреями в Иудее, египтяне называют Гиеросулы, что можно перевести с греческого как «Святотатск». Здесь же зарождается идея о том, что евреи поклоняются голове осла — это связано с тем, что еврейский Бог отождествлялся египтянами с Сетом-Тифоном, египетским сатаной, который нередко изображался с ослиной головой. Уже в этот период появляются ставшие впоследствии широко известными и распространенные уже в Новое время антисемитские наветы, обвиняющие евреев в ритуальных убийствах и каннибализме.*

Подводя итог, стоит отметить, что несмотря на то, что зародились эти антисемитские традиции в эллинистическом и ранне-римском Египте в контексте языческо-иудейской полемики, довольно быстро они пересекли границы этой страны, о чем, например, свидетельствуют антиеврейские высказывания Тацита.**

* Эта история приводится Флавием в «Против Апиона» 2:79-80, 89, 91-6:

«Удивляют меня и его <т. е. Апиона> предшественники, которые обеспечили его <порочащими нас> сведениями, я имею в виду Посидония и Аполлония Молона, поскольку и они, обвиняя нас в том, что мы не почитаем тех же богов, что остальные, в то же время возводят на наш Храм клевету, в которой концы не сходятся с концами, и не считают при этом, что поступают кощунственно. А между тем для человека свободного лгать из каких бы то ни было соображений – величайший позор, тем более о нашем Храме, известном всему свету и влиятельном благодаря его великой святости. Ведь Апион имеет дерзость заявлять, что в этом святилище иудеи поместили ослиную голову, поклоняются ослу и считают его достойным благоговейного почитания.

Это открылось, по его словам, когда Антиох Епифан ограбил Храм, обнаружив и эту золотую голову, стоящую огромных денег… Он рассказал и другую порочащую нас басню о греках… Он сказал, что Антиох обнаружил в Храме ложе и лежащего на нем человека, перед которым был стол, уставленный яствами из всего, что только водится в море и на земле и летает по воздуху, и человек тупо на все это уставился. Вошедшего царя он встретил едва ли не как бога, словно его приход сулил ему величайшее утешение.

Припав к коленям царя, он протянул правую руку, моля дать ему свободу. Когда царь повелел довериться ему и сказать, кто он таков, почему здесь живет и зачем все эти яства, человек, плача, стеная и жалуясь, поведал ему о своем несчастии. Он рассказал, говорит <Апион>, что он грек, что он скитался по провинции в поисках средств к существованию, когда его вдруг схватили какие-то иноплеменники, привели в Храм и там заперли, и что его никто не видит, но при этом его откармливают всевозможными яствами.

Поначалу эти неожиданные милости доставляли ему радость, потом стали внушать подозрение, а еще позже привели в полное замешательство. Наконец, от приходящих к нему слуг он узнал об ужасном иудейском обычае, следуя которому его откармливали и который они соблюдают ежегодно в определенное время. Поймав какого-нибудь греческого странника, они целый год его откармливают, затем отводят в какой-то лес и убивают этого человека, а тело его приносят в жертву по своему обряду, вкушают от его внутренностей и при заклании грека клянутся хранить к грекам ненависть, затем останки погибшего они сбрасывают в какую-то яму.

Потом <Апион> сообщает, будто бы тот сказал, мол, жить ему осталось уже только несколько дней, и просил <царя> из почтения к отеческим богам и из любви к своим сородичам помочь ему избавиться от коварства иудеев и освободить его из ужасной ловушки» (См. М. Штерн, Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме. Том 1. От Геродота до Плутарха (Москва-Иерусалим, 1997), 153-154).


** Тацит, Истории 5.2.1-5.5.1:

«Поскольку нам предстоит описать гибель знаменитого города, уместно рассказать о его основании. Говорят, что иудеи бежали с острова Крита и поселились на дальних окраинах Ливии еще в те времена, когда Сатурн, свергнутый Юпитером, уступил ему свое царство. Доказательство видят в самом имени иудеев: на Крите есть прославленная гора Ида и название живших около нее “идеев” в устах варваров превратилось в “иудеев”. Некоторые утверждают, что это часть чрезмерного для Египта населения, которая в царствование Исиды во главе с Гиеросолимом и Иудой выселилась в близлежащие земли; многие считают иудеев потомками эфиопов, которых в царствование Кефея страх и ненависть заставили покинуть свои земли.

Иногда полагают, что выходцы из Ассирии из-за нехватки земель захватили часть Египта, а потом построили свои города и стали возделывать еврейские земли и ближние земли Сирии. Иногда, наконец, приписывая иудеям славное происхождение, считают, что упоминаемые в поэмах Гомера солимы дали основанному ими городу имя “Гиеросолимы” производное от их собственного.

Большинство же писавших сходится на том, что, когда в Египет пришло моровое поветрие, от которого тело покрывается язвами, царь Бокхорис вопросил об избавлении от него оракула Гаммона и получил ответ, что следует очистить царство, а людей такого рода, как ненавистных богам, выселить в чужие земли. И когда их всех разыскали, собрали вместе, а затем бросили в пустыне, толпа людей застыла в отчаянии, но Моисес, один из изгнанников, внушил им не ждать помощи ни от богов, ни от людей, ибо те и другие от них отступились, а положиться на самих себя и признать вождем, посланным свыше, того, с чьей помощью они одолеют нынешние свои несчастья. Они согласились и, не зная пути, побрели наудачу. Однако ничто не мучило их так, как недостаток воды, и когда, чуя близкий конец, они уже попадали на голую землю, стадо диких ослов потянулось со своего пастбища на покрытое тенистою рощею всхолмье. Моисес пошел следом и по густой траве сумел найти обильные источники воды. Это дало им сил, и через шесть дней непрерывного пути они на седьмой, изгнав местных жителей, захватили землю и основали там город и храм.

Чтобы народ навсегда остался ему верен, Моисес ввел новые обряды, противоположные обрядам остальных смертных. У них пошло все, что для нас свято, и, наоборот, все, чего мы чураемся, у них дозволено. В сокровенное место они посвятили изображение животного, с появлением коего перестали блуждать и страдать от жажды, заклавши при этом, как бы в насмешку над Гаммоном, барана; и быков они тоже приносят в жертву, потому что египтяне поклоняются Апису. Они воздерживаются от мяса свиньи в память о постигшем их несчастье, потому что эти животные подвержены той же чесотке, которая некогда поразила их самих. Их частые посты поныне говорят о давнем долгом голоде, а иудейский хлеб без дрожжей они по-прежнему употребляют в воспоминанье о том, как спешили они насытиться.

Говорят, седьмой день назначен у них для отдыха, потому что он принес им избавленье от страданий; со временем безделье стало казаться им все более привлекательным, так что теперь и каждый седьмой год они проводят в праздности. Другие полагают, что это заведено в честь Сатурна – то ли оттого, что вера их происходит от идеев, изгнанных, как мы знаем, вместе с Сатурном и ставших родоначальниками племени, то ли потому, что из семи светил, правящих судьбами смертных, светило Сатурна вращается в самой высокой сфере и обладает особой властью, а путь и движение многих небесных тел измеряется числами, кратными семи. Каково бы ни было происхождение этих обычаев, они сильны своей древностью; прочие же установления, отвратительная мерзость, обрели силу из-за порочности.»

Михаил Король
Михаил Король
Михаил Король

Культуролог, поэт, эссеист, краевед, гид . Родился в 1961 г. в Ленинграде. Окончил ЛГПИ им. А.И.Герцена по специальности олигофренопедагогика в 1985 году. С 1990 года живет в Израиле. Автор краеведческих монографий-путеводителей: “Королевские прогулки по Иерусалиму” (Иерусалим, 2008-2010), “33 прогулки по Иерусалиму” (Москва, 2011), “Храм Гроба Господня” (Москва, 2013), “Святые места Иерусалима (Москва, 2013). С 2005 по 2013 гг. преподавал историю и краеведение в Иерусалимском институте изучения еврейской традиции им. С. Шехтера. Автор шести поэтических сборников. Публиковался в альманахах и периодических изданиях Израиля, России, Франции, Германии, Эстонии, США. Автор обширной Энциклопедии библейских животных.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.