Scisne?

Все, что вы хотели знать о зубастом лоне

# 4 Мар 2016 19:17:54
Louiza

О страхе кастрации, воспоминаниях о рождении, отцовском пенисе,
символическом сопернике и других интерпретациях мифов о vagina dentata,
придуманных последователями Зигмунда Фрейда

Симплегады. Гравюра Корнелия Блумарта. XVII век
Симплегады. Гравюра Корнелия Блумарта. XVII век
© Bibliothèque nationale de France

Психоанализ обращается к мифологии как к дополнительному материалу. Работая со своими пациентами, психоаналитик получает сырые данные — клинические наблюдения. На их основе он вырабатывает свои гипотезы о том, что стало причиной проблем пациента. Но, как и в любом другом научном исследовании, психоаналитик не может сказать: «Я решил, что интерпретировать буду так — и все». Нужно каким-то образом свое мнение подтвердить, согласовать его с общим накопленным опытом.

По мнению Зигмунда Фрейда, у всех нас есть слой примитивной психики. Он не доступен сознанию, но в нем могут обнаруживаться удивительные представления, чудовищные с точки зрения взрослого человека. Фрейд предположил, что этим бессознательным мы все связаны друг с другом, оно у нас общее. И это общее часто оказывается зафиксировано в мифологических сюжетах. Так что психоаналитики прибегают к мифологии, чтобы показать некоторые факты из истории человеческого сознания и подсознания, которые согласуются с их рассуждениями.

Есть несколько мифов, которые оказываются наиболее характерными с точки зрения той проблематики, с которой часто работают психоаналитики. Их они обычно и пытаются анализировать.

Кроме того, сразу стоит прояснить следующее. Все психические расстройства Фрейд сводил к проблемам в сексуальной сфере. При этом он утверждал (и это положение стало общепринятым), что сексуальность не появляется в подростковом возрасте. И в младенчестве, и в детстве у нас есть либидо, которое представляет собой сексуальный инстинкт, не в генитальном, а в более широком смысле — как любовь и желание наслаждаться.

По мере взросления человека его сексуальность проходит несколько стадий. Сначала это оральная стадия: младенец любит сосать, он сосет палец и соску, но основным объектом его любви становится грудь, которая дает молоко. Следующая стадия — приучение к горшку: ребенок может задержать испражнение, и это доставляет ему удовольствие, переживаемое в зоне ануса. Это анальная стадия развития либидо. И только после этого (где-то между тремя и пятью годами) ребенок обнаруживает у себя половые органы и связанное с ними удовольствие. Каким-то образом он понимает, что именно этим занимаются мама и папа, и его либидо направляется на маму. Он хочет быть ее мужем, хочет спать с ней, как папа. В этом возрасте дети часто приходят в кровать к родителям. Но ребенок понимает, что он маленький и маму не удовлетворит, что сделать это может папа, — и смиряется с этим. В его психике возникает суперэго — отцовская фигура, идеальный образ, на который он хочет быть похожим, чтобы его любили. Это положительный вариант развития эдипова комплекса.

Миф о царе Эдипе наиболее известен психоаналитически. Психоанализ обращается и к другим мифам и мифологическим персонажам, но значительно реже. Один из них — миф о зубастом лоне.

Адская пасть. Часослов Екатерины Клевской. XV век
Адская пасть. Часослов Екатерины Клевской. XV век
© NYC Morgan Library MS, M 945 fol-168v

Зигмунд Фрейд

Сам Зигмунд Фрейд непосредственно к мифу о vagina dentata не обращался, но этот мифологический образ можно изложить как вариацию мифа об Эдипе в интерпретации Фрейда.

Мифы работают так же, как сны: это порождение коллективного бессознательного, которое дает возможность через рассказ беспрепятственно наслаждаться реализацией собственных желаний. С этой точки зрения миф о vagina dentata также можно связать с запретным и подавляемым желанием, которое возникает у мальчиков. В мифе о зубастом лоне есть некая недоступная женщина. Чтобы она стала доступной, из нее необходимо убрать зубы — то есть уничтожить символического соперника. Тут присутствуют все элементы, из которых состоит эдипов комплекс. Во-первых, недоступная и желаемая женщина. Во-вторых, нечто, символизирующее отцовский пенис, — зубы. В таком случае извлечение зубов из лона, которым заканчивается миф, дает мужчине возможность насладиться удовольствием от победы над соперником.

Отто Ранк

Среди психоаналитиков о мифологии разных народов больше других был осведомлен, наверное, австриец Отто Ранк. По его мнению, мифы, сновидения, фантазии — это порождения нашей психики, которые реализуют так называемое амбивалентное желание: и хочу, и страшно. Ранк считает, что психоневрозы и вся психическая и эмоциональная жизнь человека являются разными попытками справиться с травмой рождения и с переживаниями, которые в связи с ней возникают. Мы все хотим вернуться в материнское лоно, но нам страшно, потому что рождение было для нас болезненным. О зубастом лоне Ранк упоминает там, где речь идет об импотенции, происходящей не из физиологических, а из психологических проблем. Такая импотенция возникает, когда человек не может справиться с бессознательным страхом, что, если он опять попадет в место, откуда был рожден, ему придется снова столкнуться с болезненным опытом рождения. Это то место, которое уже однажды причинило ему боль. Оно кусает. В мифе есть и желаемое — проникновение в вагину, и источник страха — зубы, и элемент победы, разрешения ситуации — вырвать зубы и все-таки попасть, куда нужно.

Шандор Ференци

Венгерский психоаналитик Шандор Ференци поддержал теорию Ранка о первичной травме рождения. Но, признавая, что страх заново пережить рождение иногда становится причиной импотенции, он говорил, что это не единственная возможная причина. Заболевание может быть связано и со страхом кастрации, описанным Фрейдом. Впрочем, и в том и в другом случае желание, реализации которого мешает страх, реализуется в мифе о зубастом лоне.

Мелани Кляйн

Ученица Ференци Мелани Кляйн, работавшая в Лондоне, привлекала мифологию меньше других психоаналитиков. Для подтверждения своих теорий она скорее обращалась к клинической работе. Тем не менее именно ее теория ближе других подходит к мифу о зубастом лоне. Если Фрейд начинал интересоваться детьми, когда им исполнялось два-три года, то Кляйн впервые заговорила о новорожденных. Главным источником жизни для младенца является грудь матери, именно грудь становится объектом его любви. Ребенок хочет, чтобы грудь постоянно находилась рядом с ним и непрерывно его кормила. Когда он сталкивается с переживанием, он испытывает ненависть к отсутствующей груди, то есть отсутствующая грудь воспринимается как присутствие чего-то плохого.

По словам Кляйн, тревоги младенца воплощаются в образах, имманентных его желаниям: если он хочет есть, у него появляются бессознательные фантазии о том, что кто-то ужасный хочет сожрать его заживо, а также о том, что грудь отсутствует, потому что занята сексуальным актом с отцом. Таким образом, у ребенка возникает представление о так называемой комбинированной фигуре: это мать и отец, слитые в непрерывном сексуальном акте. Пенис отца находится внутри матери, они делают новых детей, которые будут поедать его молоко. Можно думать, что vagina dentata — это иллюстрация этой комбинированной фигуры.

Источники:

Кляйн М. Эдипов комплекс в свете ранних страхов. Ижевск, 2011.
Леви-Стросс К. Мифологики. М., 2007.
Палья К. Личины сексуальности. Екатеринбург, 2006.
Ранк О. Травма рождения и ее значение для психоанализа. М., 2009.
Фрейд З. Табу девственности: очерки по психологии сексуальности. М., 1990.
Фрейд З. Тотем и табу. М., 1997.
Schaeffer J. Le fil rouge du sang de la femme. Champ Psy. №40. 2005.

В подготовке материала помогала Александра Оксимец
Подготовила Надежда Бирюкова


Arzamas.academy
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.