Scisne?

Почему в СССР запрещали сказки Чуковского

# 5 Мар 2016 14:35:58
Louiza

Надежда Крупская против «буржуазной мути» «Крокодила» и «Бибигона»


В конце 1953 года литературный критик Владимир Огнев предложил Борису Пастернаку выступить в печати с оригинальными стихами. Подобные предложения не поступали поэту с 1946 года, так что приглашение Огнева было воспринято им как верный признак перемен. Корней Чуковский вспоминал, как видел Пастернака, кричащего из-за забора: «Начинается новая эра, хотят издавать меня!» В дневнике Чуковский добавлял: «О, если бы издали моего „Крокодила“ и „Бибигона“!»

„Крокодил“. Издательство детской литературы ЦК ВЛКСМ, 1937 год
„Крокодил“. Издательство детской литературы ЦК ВЛКСМ, 1937 год

Злоключения «Крокодила»

Одна из самых знаменитых сказок Чуковского попадала под запреты не раз. «Крокодил» впервые вышел небольшим тиражом в приложении к журналу «Нива» «Для детей» с № 1 по № 12 за 1917 год. В 1919 году под названием «Приключения Крокодила Крокодиловича» он вышел отдельной книжкой в издательстве Петросовета. Сказка имела большой успех и была переиздана несколько раз. Однако в середине 1920-х к ней начали придираться: цензорам не нравились «Петроград», «городовой», буржуазная девочка Ляля (а в «Мухе-Цокотухе» — «именины»). За переиздания приходилось бороться: Чуковский утверждал, что именно с «Крокодила» началось обновление русской детской поэзии, городская сказка не может быть чужда детям, однако цензоров-перестраховщиков было все труднее переубедить; к их точке зрения склонялись и некоторые педагоги. В августе 1926 года публикация «Крокодила» была запрещена. Последующие события Чуковский описывал в дневнике:

«Задержан в Москве Гублитом и передан в ГУС
— в августе 1926 года. Разрешен к печати ленинградским Гублитом 30 октября 1927 года, после четырехмесячной волокиты. Но разрешение не подействовало, и до 15 декабря 1927 года книжку рассматривал ГУС. Я был у Кр[упской]. Она сказала, что я вел себя нагло. А 15 декабря разрешили — но в последний раз, и только пять тысяч экземпляров. 21 декабря Главлит, невзирая на ГУС, окончательно запретил „Крокодила“. 23 декабря оказалось, что не запретил окончательно, но запретил „Кругу“. Отказано. Тогда же — в „Молодую гвардию“, не купит ли она. <...> 27.XII в шесть час. вечера на комиссии ГУСа разрешено 10 000 экз. „Крокодила“».

Корней Чуковский


„Крокодил“. Издательство детской литературы ЦК ВЛКСМ, 1941 год
„Крокодил“. Издательство детской литературы ЦК ВЛКСМ, 1941 год

В начале 1928 года сказка вышла из печати. Однако уже 1 февраля в «Правде» появилась статья Надежды Крупской «О „Крокодиле“ Чуковского». Крупская увидела пародию на Некрасова (хотя на самом деле это была пародия на Лермонтова), но главные претензии были идеологическими:

«Что вся эта чепуха обозначает? Какой политический смысл она имеет? <...> Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, — это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка. Приучать ребенка болтать всякую чепуху, читать всякий вздор, может быть, и принято в буржуазных семьях, но это ничего общего не имеет с тем воспитанием, которое мы хотим дать нашему подрастающему поколению. Такая болтовня — неуважение к ребенку. <...>

Я думаю, „Крокодил“ ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть».

Надежда Крупская


Впрочем, у «Крокодила» нашлись и защитники, в том числе и такие влиятельные, как Горький. Однако в целом рубеж 1920–30-х годов ознаменовался борьбой с «чуковщиной»: писателя обвиняли в том, что в его сказках «не затронуто ни одной советской темы, ни одна их [Чуковского и его единомышленников] книга не будит в ребенке социальных чувств, коллективных устремлений», зато «Муха-Цокотуха» восхваляет «мещанство и кулацкое накопление», а «Крокодил» и «Тараканище» дают «неправильные представления о мире животных и насекомых». В этот период Чуковскому, поневоле вовлеченному в навязанную сверху дискуссию о целях и методах детской литературы, пришлось очень тяжело: он был вынужден не только отстаивать свои творческие принципы, но и публично заявлять о готовности измениться.

Легче стало к 1932 году, однако совсем ненадолго: к середине 1930-х репрессии и политические процессы сказались и на детской литературе. Цензорам перестали нравиться слова «бедный, бедный Ленинград», «там наши братья, как в аду — в Зоологическом саду», «там под бичами палачей немало мучится зверей». Злосчастная сказка вновь подпала под запрет.

«Все это еще месяц назад казалось невинной шуткой, а теперь после смерти Кирова звучит иносказательно. И потому... И потому Семашко, даже не уведомив меня, распорядился вырезать из сборника моих сказок „Крокодила“».

Корней Чуковский, 29 декабря 1935 года


Запрет «Бибигона»

Впоследствии Чуковскому пришлось не раз столкнуться с нападками на свои произведения; одним из ярких эпизодов стал запрет милитаристской и неудачной, вымученной сказки «Одолеем Бармалея!», написанной в годы Великой Отечественной войны. Однако особенно больно ударили по герою последней (и очень любимой самим писателем) сказки Чуковского — по Бибигону.

Обложка журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 года
Обложка журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 года

"Приключения Бибигона". Рисунки Владимира Конашевича. Журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 год
"Приключения Бибигона". Рисунки Владимира Конашевича. Журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 год

"Приключения Бибигона". Рисунки Владимира Конашевича. Журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 год
"Приключения Бибигона". Рисунки Владимира Конашевича. Журнала "Мурзилка", №11. Ноябрь 1945 год

«Приключения Бибигона» начали печататься в журнале «Мурзилка» с № 11 за 1945 год по № 7 за 1946 год, однако вскоре публикация была прервана. Усиление идеологической цензуры было связано с постановлением 1946 года «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“». Аналогичные процессы должны были пройти и в детской литературе, а Чуковский, со всеми его прошлыми обвинениями, был беззащитен перед новыми. На него обрушились функционеры ЦК ВЛКСМ, в ведении которого находилась детская литература. Обвиняли все в том же: в бессмыслице, в «страшилках» и в политической вредности.

29 августа 1946 года в «Правде» была опубликована статья советского критика Сергея Крушинского «Серьезные недостатки детских журналов». Поводов для разгрома «Бибигона» было несколько: лишенная прямой дидактичности, сказка была внеидеологической, а значит, не соответствовала задачам коммунистиче­ского воспитания.

«Нельзя допустить, чтобы под видом сказки в детский журнал досужие сочинители тащили явный бред. С подобным бредом под видом сказки выступает в детском журнале „Мурзилка“ писатель Корней Чуковский... <...> Нелепые и вздорные происшествия следуют одно за другим... <...> Дурная проза чередуется с дурными стихами... <...> Натурализм, примитивизм. В „сказке“ нет фантазии, а есть одни только выкрутасы. Чернильница у писателя большая, а редакция журнала „Мурзилка“ неразборчива».

Сергей Крушинский


В результате травли Чуковский перестал сочинять сказки. В 1951 году он писал:

«„Одолеем Бармалея“ окончательно разорила меня. „Бибигон“ заставил меня распродать по дешевке хранившиеся у меня некрасовские рукописи».

"Крокодил", опубликованный в 1964 году, с рисунками В.Курчевского и Н.Серебрякова
"Крокодил", опубликованный в 1964 году, с рисунками В.Курчевского и Н.Серебрякова

Вопреки ожиданиям Чуковского, «Приключения Бибигона» не были изданы в 1953 году, когда слова Пастернака могли навести его на мысли об «оттепели». «Бибигон» был напечатан отдельной книжкой лишь спустя три года —
в 1956-м, и то в переработанном виде; полная версия сказки о лилипуте была опубликована только в 1963 году.

Литература:
Лукьянова И. Корней Чуковский. М., 2006.
Чуковский К. Дневник. 1901–1969: В 2 т. Т. 2. М., 2003.

Подготовили Надежда Бирюкова,
Кирилл Головастиков


Arzamas.academy
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.