Scisne?

Освящение воды мощами

# 4 Фев 2019 01:20:27
Belochka

На видео священник поливает засохшую ногу, вода стекает по мощам и попадает в большой чан, на который потом накидываются верующие. Толкаясь и давя друг друга, люди пытаются подбежать к сосуду, чтобы зачерпнуть «святой» воды. Где именно все происходило, неизвестно, но пользователи предположили, что видео было снято в Румынии. Ролик вызвал резонанс в соцсетях.

Видеозапись уже прокомментировали в Русской православной церкви. Руководитель отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии иеромонах Макарий (Маркиш) в интервью радиостанции «Говорит Москва» пояснил, что ритуал, показанный на видео, нельзя отнести к каноническому обряду водосвятия.

«Есть уставной чин освящения воды. Их два – великое водосвятие и малое водосвятие. Великое совершается в канун праздника Богоявления и в сам день Богоявления. Малое – в любой день года. Есть разного рода неуставные события. Насколько можно доверять тому материалу, о котором вы говорите. Прямо скажем, видеомонтажом владеют маленькие дети. Но если это нарушение, то оно подлежит суду епархиального архиерея или церковному суду. Они должны разобрать этот материал и выяснить, есть ли тут виноватые».

Иеромонах Макарий также напомнил об «иерархии церковной жизни», он посоветовал не путать догмы и каноны с обычаями и суевериями.

«Обычаи не формализуются, но они существуют. На часть обычаев мы смотрим, так сказать, искоса. Например, у нас любят цветы приносить к каким-то праздникам, потом берут лепестки этих цветов, куда-то уносят. Это обычай. Людей притеснять за это нет смысла. А ещё ниже стоят суеверия и предрассудки. Вот их надо искоренять. Вот где граница между обычаем и суеверием, разбирается каждый раз по месту».

Однако, дьякон Андрей Кураев в своем блоге пишет, что это весьма древний московский чин омовения мощей и приводит цитаты и выдержки.

Паисий Святогорец: «А иногда я даю детям воду, в которую предварительно погружаю частицу святых мощей. Но если в детях бес, то они эту воду не пьют — убегают»

Архидиакон Павел Алеппский:

В Великую пятницу ранним утром, в третьем часе, ударили в колокола и мы отправились в Великую церковь (Успенский собор).

Еще раньше на хоросе был поставлен огромный стол, весь покрытый парчевою материей. Пред ним стоял другой, упомянутый нами вчера, мраморный стол, покрытый покровом, также расшитым золотом. Между этими двумя столами был оставлен проход. Пред последним из них поставлены были три высокие покрытые аналоя, один возле другого. Затем на мраморный стол поставили большие водосвятные сосуды, из которых два были серебряные, с гранями, на подобие бассейнов в банях с принадлежащими к ним кувшинами, чашками и другою утварью. На северном (левом) аналое положен был киот с иконами годовых праздников, на котором было изображено Распятие. На правом аналое находились Евангелие и Крест.

Когда оба патриарха облачились с другими архиереями, архимандритами, иереями и диаконами, которым не было числа, Никон сошел (с облачального места) и мы с ним вышли из собора южными дверями храма в предшествии хоругвей и свечей вместе со священниками, которые шли попарно впереди. Архидиакон с другим диаконом кадили ему двумя кадильницами, чрез минуту сменяемые другими двумя, на место которых они снова являлось. Так это продолжалось, пока мы не поднялись в церковь Благовещения, в которой находятся мощи всех святых При этом звонили во все колокола, так что дрожала земля. Стрельцы стояли в ряд по обеим сторонам. Здесь же присутствовали царский наместник и все министры. Когда мы вошли в храм, оба патриарха, по обыкновению, приложились к местным иконам.

Пред царскими вратами на длинном столе, покрытом парчой, лежали в порядке небольшие продолговатые ковчежцы, серебряные вызолоченные. Только по изображениям на них с надписями можно определить, каких именно святых мощи находятся в них. Таких ковчежцев было тридцать пять. Во многих из них заключаются мощи нескольких святых, иконы и имена которых изображены на них с большим искусством. Здесь же на пятнадцати больших фарфоровых блюдах находились маленькие иконы, крестики, круглые образки с сиянием и привески, в которые также были вложены частицы св. мощей. Далее поставлены были десять больших окон с отверстиями, где находились части Св. Животворящего Креста и животочивое миро, а также и мощи святых. Вот сокровища, находящиеся в ризнице этой церкви. Что же касается драгоценных святынь, которые заключаются в сокровищнице царя, как об этом Никон теперь передавал нашему учителю, то им счету нет.

Никон, взяв кадильницу, окадил вокруг св. мощей и с непокрытою головой стал прикладываться по порядку к каждым из них. То же сделал и наш учитель, и я, грешный, с ним, благодаря Всемогущего Бога, который сподобил нас удостоиться столь великих милостей - воочию узреть эти сокровища и честные останки и приложиться к ним в этот день Великой пятницы, ибо никто не удостаивается этой великой чести, кроме патриарха и присвоенного ему архидиакона, который всегда находится у него по правую руку.

Совершив каждение пред святынями, патриарх взял себе одну икону, другую вручил нашему учителю, а третью - архиепископу сербскому; затем он стал раздавать остальное архиереям, архимандритам и прочим священникам, пока не роздал все.

Толпы народа, обращаясь лицом к святыням, падали ниц во все время продолжения шествия, пока мы не вошли в Успенский собор, где патриарх Никон остановился пред большим столом, а наш учитель возле него.

Протопоп с двумя чередными священниками этой церкви стали подносить упомянутые иконы и фарфоровые блюда патриарху Никону, который погружал в воду святыни и выдающиеся части святых мощей. Затем подносили ему один за другим упомянутые ковчежцы, он читал имя святого, которого мощи заключались в каждом из них, певчие же пели соответствующий тропарь, в то время как патриарх погружал в оба сосуда видимые части святых мощей и лобызал их, потом давал целовать нашему учителю, при чем к ним прикладывался и я. Мы рассматривали их и передавали другим, которые обтирали их и вкладывали в ковчеги.

Таким образом подносили патриарху второй, третий ковчежцы, пока не поднесли все.

Вот названия мощей тех святых, которые мы могли удержать в памяти: лопата503 Иоанна Крестителя; правая длань Евангелиста Марка и пять его перстов, которыми он начертал св. Евангелие, длань апостола Андрея, локтевая часть руки св. Стефана перводиакона, части мощей апостола Пpoxopa, правая рука Иоанна Златоуста, правая рука царя Константина Великого, правая рука мученика Феодора Тирона, глава Феодора Стратилата, глава Григория Богослова, глава мученика Евгения, глава мученика Христофора с лицом точь-в-точь как у собаки, с длинным ртом; она тверда как кремень - наш ум был поражен изумлением: тут нет места сомнению! - правая рука Феодосия Великого, нога отца нашего Пимена, частицы мощей свв. Киприана и Иустины, частицы мощей св. Лукиана, пресвитера великой Антиохийской церкви, частицы мощей мученицы Евгении, - вот св. мощи, названия которых мы могли с трудом сохранить в памяти и записать.

Погрузив частицы в оба сосуда с водой, патриарх, при помощи губки, бывшей у него в руках, отирал с них пыль и копоть, после чего выжимал губку в эту же воду; особенно старательно он вытирал иконы и висячие образки. Взяв в руки ковчежец, в котором находилась Риза Господня, Никон приоткрыл его на половину и погрузил в оба сосуда, после чего отер его губкой, закрыл и положил на прежнее место. Затем, взяв серебряную кружку, патриарх стал мешать воду в обоих сосудах, от верха до низу, полагая, что только чрез это благодать сообщится всей воде.

Затем ему поднесены были серебряные сосуды малые и большие, и он наполнил их этою святою водой и послал царице, ее дочерям и сестрам царя и всем их приближенным. Но прежде всего Никон наполнил серебряный сосуд прекрасной работы, запечатал его и отдал царскому наместнику, а этот подозвал одного из сотников, передал ему письмо вместе с сосудом, с которым тот немедленно отправился к царю Патриарх наполнил также один сосуд и для нашего владыки патриарха, который мы сохранили с большою радостью. Затем он налил святой воды в особые сосуды для высших государственных сановников.

После этого он пошел в нарфекс и стал вместе с нашим патриархом, держа в руках крест. К нему начали подходить сперва архиереи и архимандриты, потом высшие сановники. Он давал им лобызать крест, а наш патриарх окроплял их святою водой. Потом все подходили с полным благоговением и смирением к ковчегам со святыми мощами, которые находились кругом на столе, и прикладывались к ним.

(Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века. Глава XV. Москва. Чин омовения мощей в Великую пятницу.)
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.