Scisne?

Сказка как элемент психотерапии

# 2 Окт 2013 21:03:50
Louiza

Трансакционный анализ является самостоятельным направлением психологической теории и практики.

Психотерапия, разработанная Берном и его последователями призвана освободить человека от влияния сценариев, программирующих его жизнь, через их осознание, через противопоставление им непосредственности, спонтанности, близости и искренности в межличностных отношениях, через выработку разумного и независимого поведения.

Конечной целью трансакционного анализа является достижение гармонии личности через сбалансированные взаимоотношения между всеми эго-состояниями.

Если люди какое-то время находятся вместе, рано или поздно они начинают общаться. Итак, что же представляет собой общение двух людей? Если X. обращается к Y., он как бы посылает Y. коммуникативный стимул, а Y. ему отвечает. Это – коммуникативный ответ.

Стимул и ответ Берн рассматривает как Трансакцию, которая является единицей общения. Таким образом, последнее можно рассматривать как Серию Трансакций. Ответ Y. становится стимулом для X. Так, когда два человека общаются, они вступают друг с другом в т.н. системные отношения: если общение начинает X., а Y. ему отвечает, то дальнейшая реакция X. зависит от ответа Y.

Цель Трансактного Анализа заключается в том, чтобы выяснить, какое из трех Я-состояний X. послало коммуникативный стимул в Y. и какое Я-состояние Y. дало ответ.

Эрик Берн в своей книге "Люди, которые играют в игры" уделил большое внимание сказкам – и в первую очередь их воздействию на "жизненный сценарий" личности. Тема эта на самом деле достаточно многоуровневая и весьма увлекательная.

Эрик Берн скорее всего прав в том, что сказки в принципе являются существенным сценарным элементом (хотя может быть, в первую очередь они формируют "общественное бессознательное", а потом уже личностные сценарии). И анализируя сказки при работе с личностью, в общем много чего можно "выцепить".

Многие психотерапевты очень любят говорить о том, что "у каждой нации свои акцентуации". Например, мол, немцы – эпилептоиды (крайне раздражительны, вплоть до ярости), итальянцы – истероиды-маниакалы (отличаются, прежде всего, желанием обращать на себя постоянное внимание,любой ценой хотят казаться значительнее (как лучше, так и хуже), чем на самом деле), англичане – шизоиды (замкнуты, раздражительны, ироничны и почти полностью сосредоточены на своей внутренней жизни), россияне – конечно же, "импульсивные" (импульсивность - особенность поведения человека, состоящая в склонности действовать по первому же побуждению, под влиянием эмоций или обстоятельств. Импульсивный человек не обдумывает свои поступки, но тут же реагирует на них, впоследствии нередко раскаиваясь в своих действиях) …

Понятно, что это верно лишь с известной натяжкой (к тому же личностный портрет каждого человека составляется из нескольких акцентуаций, а никак не из одной), но все-таки некая тенденция прослеживается. И в немалой степени этому способствуют именно сказки.

Даже в русском переводе многие детские английские песенки звучат… скажем так, довольно нестандартно. Первое, что приходит на ум:

"Жил на свете человек – скрюченные ножки,
и ходил он целый век по скрюченной дорожке…
А за скрюченной рекой в скрюченном домишке
жили летом и зимой скрюченные мышки…" (Корней Чуковский. Скрюченная песня)

Русские сказки

Аленький цветочек

http://f4.s.qip.ru/BtVUo4uL.jpg
Собирается купец в дальние страны и спрашивает у дочек, что им привезти. Старшая отрезы заказала, средняя жемчуга, а младшенькая говорит: "Привези мне, папа, ужасное волосатое чудище-юдище для сексуальных утех!" "Доченька, опомнись, что ты такое просишь, я ведь твой папа, как же тебе не стыдно!" "Ладно, пойдем сложным путем. Привези мне аленький цветочек..."

Русские сказки иногда просто поражают своей "многослойностью" не хуже той же интерпретированной Э.Берном "Золушки" или "Красной шапочки" - главное, умело и внимательно на наши сказки посмотреть...

Нагрузка у этой сказки колоссальная.

Во-первых, достаточно традиционные для наших сказок распри между сестрами. Часто эту сказку только из-за этого "делают любимой" девочки, у кого есть хоть одна старшая сестра, с которой отношения складываются непросто.

Но самая главная сценарная опасность сказки – "Он жил так несчастливо до встречи со мной, а теперь мы полюбим друг друга и он превратится в принца, даже если до того он был чудовищем".

На фоне этого сценария у женщины снижается критичность к ЛЮБЫМ отрицательным качествам кандидата в мужья, не только в плане внешности: он может быть грубияном, хамом, наглецом, невежей, относиться к ней без уважения и даже с презрением (и сам, кстати, может не считать, что до встречи с ней он жил так уж несчастливо…) Более того, у некоторых женщин с таким сценарием, из которых и вырастают практически готовые "жертвы самопожертвования", устанавливается еще один "сценарный камень": "Я не могу от него уйти, он без меня пропадет".

И еще несколько "опасностей" этой сказки, когда она становится сценарным элементом:

- неверный постулат "Человека можно переделать, изменить к лучшему без его участия"

- дочь купца в сказке, воспылав любовью к чудищу, при этом никогда его не видела (кажется, только раз он ей показался, и она от страха упала в обморок). Отсюда произойти может все, что угодно, от "да убоится женщина мужчину своего" до "если я тебя придумала, стань таким, как я хочу". Не говоря уже о сексуальном аспекте такой любви.

- Еще такой штрих: любовь чудища к девушке выражалась в том, что он (к слову о сексуальном аспекте) говорил ей о любви и исполнял все ее прихоти, более ни на что не претендуя. Этакий, как сейчас принято говорить (извините), "папик". Тоже может оказать влияние на выбор женщиной партнера "для любви".

- И еще: в "Цветочке" описана все-таки некая любовь-долг. Мол, "он обо мне так заботится, не могу я его не любить". И за это "долготерпение" девушка вознаграждена свадьбой с красавцем юношей. Куда уж дальше…

…Конечно, все эти "страхи и ужасы" формируются не сразу же, как только вы прочли эту сказку своей дочери и даже не тогда, когда она эту сказку запомнила наизусть. Подобные вещи происходят, если девочка начинает ЖИТЬ этой сказкой, она становится для ребенка по жизни "путеводной звездой" и тому подобным "руководством".


Еще один "женский сценарий" – "Гадкий утенок". Сказка Андерсена, но стала чуть ли не народной для многих женщин…

http://f4.s.qip.ru/BtVUo4uP.jpg
Иными словами – "Ты некрасива, тебя все гонят и обзывают, никто тебя не понимает, но в один прекрасный день, НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЯ, ты станешь прекрасным лебедем…"

Вообще это сценарий не только женский ("Меня никто не понимает, я для всех чужой, но в один прекрасный день...") – очень много обманутых ожиданий и личности с сочетанием "истероидность-шизоидность", независимо от пола.

Но чаще всего подобный сценарий связан именно с внешностью, и потому стал в основном женским.

Итак, "девочка-подросток некрасива, но в один прекрасный день она станет молодой красивой девушкой, полной очарования юности…" – увы, именно так утешают многие мамы и учительницы своих дочерей и учениц, когда те жалуются, что они "некрасивы и их никто не любит".

Но на самом-то деле девочку следует учить: во-первых – любить и понимать себя, чтобы ее любили другие – и опять-таки, любить себя такой, какая она есть (может быть, она сама не видит своей красоты?), и во-вторых – уметь ОБЩАТЬСЯ (может быть, из-за этого неумения ее везде "гонят", а не из-за внешности? Увы, женщинам нередко проще во всем обвинить свой внешний вид…)

Но часто получается, что девочка-подросток сидит себе по жизни, ничего не делает, - ни вкус эстетический не развивает, ни общаться не учится, и все ждет, когда же наступит прекрасный день… И вот в один не прекрасный день она понимает, что она уже зрелая женщина, а лебедем так и не стала. Обману-у-ули! Иногда на этом фоне вырастает агрессия на родителей и в частности, на мать. Или на все общество.

И еще один аспект: девушка ждет превращения в "лебедя" не просто так, а чтобы "всем доказать", что она вот гораздо лучше, чем ВЫ ВСЕ думали! И даже если она станет стильной, красивой, общительной – все равно в характере может сквозить противненькое "Ну что, поняли, КОГО вы игнорировали несколько лет назад?"

Последствия такого настроя, думаю, тоже всем понятны. Месть никогда не приводила ни к чему конструктивному – особенно если это месть ни в чем не повинным людям, которые такую девушку раньше не знали вообще. Но она тем не менее доказывает что-то всем людям, а не только конкретным личностям!

И нередко эта сказка , когда она становится сценарием, оказывается предтечей всяческих проблем - от психологических купонов до комплекса сверхполноценности: "Меня никто не любит не потому, что я не умею общаться, а потому, что я тут не такой, как все! Но ничего - вот вырасту, превращусь в лебедя (ничего для этого не делая), вот я всем ужо покажу!"

Часто такой сценарий провоцирует "манию величия" у тех, у кого было "омежное детство", неосознанно теперь используемое как купон. И мало кто помнит, что превращение досталось утенку не без труда.

Более того, подобный сценарий, именно воспринятый "не в том ключе, как написано", бывает источником и тех же фобий: мол, "я был(а) гадким утенком, теперь выросла - и ВСЕ должны мной восхищаться! А если нет, так я получу невроз или вообще из дому не выйду..."

Так что когда звучит постулат "я не такой, как все", надо обязательно сочетать его с ответом на вопрос - " А КАКОЙ Я?"
# 3 Окт 2013 07:39:34
Louiza

http://f4.s.qip.ru/BtVUo4v8.jpg
Волшебные сказки – чистейшее выражение коллективного бессознательного человеческой психики.

Каждый народ на протяжении своей истории выработал свой собственный способ сказочного переживания психической реальности.

Бесспорным авторитетом в области психологической интерпретации волшебных сказок является швейцарский психоаналитик Мария-Луиза фон Франц.

"Психология сказки"
(Толкование волшебных сказок )
# 8 Дек 2013 15:30:38
Louiza

Про Красную шапочку


http://f3.s.qip.ru/unNhZNpB.jpg

У многих народов мира есть сказки, очень напоминающие сюжет всем известной сказки о Красной шапочке. Антрополог Джамшид Теграни, кажется, выяснил, откуда родом девочка и волк.

С детства сказка про Красную шапочку известна нам под авторством Шарля Перро. В сборник «Сказки матушки гусыни», вышедший в 1697 году, вошли широко известные ныне истории Золушки, Синей бороды, Спящей красавицы, Кота в сапогах. Но все это лишь литературная обработка народных сказок, которые и собрал автор. Сборник имел фантастический успех не только во Франции, и, благодаря Перро, сказка стала популярным литературным жанром.

http://f3.s.qip.ru/unNhZNpD.jpg

В разных странах историю про девочку, которая пошла навестить свою бабушку, рассказывают по-разному. Кое-где девочка становится мальчиком (например в Иране, где маленькие девочки не ходят по одиночке), а где-то, как в Юго-Восточной Азии, волк становится тигром. Но суть везде остается одна и та же. Британский антрополог Теграни решил выяснить, откуда же Красная шапочка родом, используя филогенетический метод, с помощью которого обычно реконструируют эволюционные связи живых организмов.

Учёный проанализировал 58 вариантов истории со всего мира по 72 признакам — облик, пол героев, приёмы, с помощью которых злодей обманывал жертв. Согласно классификации Аарне-Томсона-Утера история Красной шапочки относится к категории сюжетов, где действует герой со сверхъестественными способностями (сюда же относятся истории Рапунцель и Синей бороды), и носит кодовое название ATU-333.

По расчетам Теграни примерно в I веке нашей эры эта история «произошла» от другой популярной сказки — про волка и семеро козлят (ATU-123), и случилось это где-то на Ближнем востоке. Достигнув восточной Азии и Африки, сказка смешалась с местными вариантами истории про волка и козлят и приобрела свои уникальные черты. В Европе сказка тоже трансформировалась в зависимости от региона. К примеру, в северной Италии в корзинке у девочки была свежая рыба, в Швейцарии — головка молодого сыра, а горшочек масла и пирожки носила бабушке юная француженка. Варьируется и возраст героини — где-то это маленькая девочка, а где-то молодая девушка, и встреча с волком, по мнению ряда исследователей, имеет сексуальный подтекст.

Сама шапочка еще во времена Шарля Перро была шапероном — причудливым головным убором с пелериной, и оригинальное французской название звучит как «Le Petit Chaperon Rouge», что в переводе с французского означает «Маленький красный шаперон», а на многих иллюстрациях еще начала XX века героиня сказки изображается в красной накидке с капюшоном.

http://f3.s.qip.ru/unNhZNpE.jpg

Автор исследования сравнивает свою работу, результаты которой недавно были опубликованы в журнале PLOS ONE с восстановлением палеонтологической летописи. «Народные сказки как биологические виды — развиваются, приобретают различные модификации по сравнению с предковой формой, и каждое последующее поколение рассказчиков привносит в них что-то свое. Во многом это похоже на восстановление эволюционной летописи. Палеонтологическая история, как и фольклорная, неоднородна, поэтому можно использовать одни и те же методы для ее реконструкции», — говорит Теграни. По его данным, различные варианты сказки образуют три больших кластера — дальневосточный, африканский и европейский, и в основе их всех лежит общий предок, установить который сейчас, к сожалению, невозможно. В подтверждение своей теории учёный приводит результаты расчётов, которые показывают, что вариант сказки о Красной шапочке, предложенный братьями Гримм, произошел от варианта, записанного Шарлем Перро. Но главным результатом своей работы учёный считает доказательство того, что традиционные филогенетические методы можно использовать для лингвистических исследований. Как пишет в своей статье автор, культурная и биологическая эволюция имеют много общего, об этом говорил еще Ричард Докинз, который ввел понятие «мем» как единицу культурной информации по аналогии с геном. Теграни использует понятие «филомеметика», предложенное два года назад исследователями Хоу и Виндрам для филогенетического анализа произведений, в основе которых лежат сюжеты, популярные у разных народов.

http://f3.s.qip.ru/unNhZNpF.jpg

Исследователи и прежде интересовались происхождением популярного сюжета о Красной шапочке. Одни считали, что авторство принадлежит Перро, по другим данным, еще в XI веке было известно стихотворение, где упоминался священник, рассказывающий историю о девушке в красной накидке, которая в лесу встречает волка. Некоторые полагали, что сюжет сказки пришел в Европу из Китая по Шелковому пути. Но Теграни считает, что все было наоборот — сказка пришла на Дальний восток уже из Европы.

Любопытно, что знаменитый диалог между Красной шапочкой и волком появился относительно недавно:

— А зачем тебе такие большие глаза?
— Это чтобы лучше тебя видеть.
— А для чего тебе такие большие уши?
— Чтобы лучше тебя слышать.

В источнике XI века он отсутствует, зато уже есть в китайской версии истории, первое упоминание которой относится примерно к тому же времени, что и французская версия Шарля Перро.

Если рассматривать сюжет «Волка и семерых козлят» предшественником истории Красной шапочки, то получается, что главный персонаж всей этой истории — волк. Тема хищника метафорическая, говорит Теграни. Но в разных культурах это олицетворение одного и того же — предостережение от излишней доверчивости. «Сказка ложь, — говорил Александр Сергеевич Пушкин, также большой любитель фольклорных сюжетов, — да в ней намек! Добрым молодцам урок».



(По материалам журнала "Наука и Жизнь")
# 30 Сен 2015 06:27:56
Louiza

Терапия сказками. Откуда берутся сюжеты вымышленных историй

О том, как правильно рассказывать сказки и почему не стоит злоупотреблять классическими сюжетами.

Терапия сказками

Каждый родитель, рассказывая малышу сказку, может упирать не на мировую классику, а аллегорично пересказывать свой конкретный день. „Вытягивая концовку“ через обретение героем внутреннего локуса контроля, а вместе с ним и недостающих способностей. Это можно назвать сказкотерапией.

Иногда полезным бывает упрощение жизненной ситуации и перевод ее на уровень абстракции.

Попробуйте описать вчерашний день слогом, доступным и ребенку.

Условный пример, две недели работы коту под хвост, потому что смежный отдел предоставил ошибочные вводные данные для проекта, директор в гневе: "Изо всех сил трудились жители деревеньки, чтобы ... (придумайте) в срок. Но как только закончили, случилось ... (придумайте), а в довершение злой волшебник с горы ... (придумайте).

Я думаю, сказки так и рождались, особенно в дописьменные времена. Ситуация в пересказе превращалась в миф. Миф при многочисленных пересказах упрощался по нижней границе понимания рассказчиков. В сущности в нем оставались только общепонятные, ключевые места, без которых изложение вообще развалилось бы на части.

Поэтому в каждой культуре в сказках есть бедняки (бесправные), короли и принцы (облеченные правами), волшебницы и ведьмы (могущие из первых сделать вторых и наоборот при желании, т.е. облеченные сверх-правами), звери с характером (злые волки, добрые белочки), элементы ландшафта с собственной волей (темный лес, закрывающие от злыдней кустарники), погода (бури, солнышко). Элементы мифотворчества можно найти и в религии — например, паучок заткавший вход в пещеру, что дало преследователям сигнал о ее заброшенности.* (см. объяснение)

В этом ключе сказка о Красной шапочке (http://scisne.net/t-473#8014; http://scisne.net/t-607#3501) в основе своей может иметь как историю об инцесте, так и историю о переходе через темный лес с его нетривиальными обитателями. Об инициации подростка, в конце концов, — волк жил припеваючи, пока в темном лесу ему не повстречалась девочка в шапке. И, надо сказать, по совести, Шапку никто не трогал, пока она не начала выступать из роли Спасателя. Уж ради укрепления власти в лесу, или ради бабушкиного отдельно расположенного имущества... Не воспользовалась ли она доверчивостью дровосеков, представив бабушку поглотившим ее волком, и медийно осветив историю, будто бабушка в итоге все же выскочила из живота волка, и как бы взяв доверчивых дровосеков в соучастники в убийстве и лжесвидетельстве?

Смешно, не смешно, а сказка о Золушке (http://scisne.net/t-473#7180; http://scisne.net/t-473#8412) закладывает многим очень мощную установку на «усердный = получает счастье», что совершенно не так. Ну, просто в абсолютнейшей степени не так. Легче трикстеру или джокеру заполучить то, что ему нужно, чем усердно перебирающей для кого-то горох и чечевицу девочке того, кто не поручит ей перебрать еще больше гороха и чечевицы. Однако такая сказка выгодна бенефициарам — тем, кто ее расказывает. Она формирует базовый культурный слой, фон алогичного восприятия в голове у еще не обладающего критичностью слушателя. И в дальнейшей жизни человек с большей вероятностью будет мыслить категориями "если работать очень усердно, не жалея сил и времени, то меня повысят", и не задаваться вопросами оптимальности, эффективности, отдачи, расчета, выхода из отношений, где не соблюдены договоренности, планирования карьерных активностей, "продажи" своих навыков и пр. Если уж на то пошло, ключевой момент в Золушке в том, что она где-то раздобыла себе фею и воздействовала на нее уместной нейролингвистикой. Нам всем, я считаю, надо научиться время от времени где-то добывать себе фею, а добыв — не прогадать с лингвистикой.

О семейном мифотворчестве можно вообще целую диссертацию написать. Со-зависимые алкоголичные женщины с выученной беспомощностью, лишившие детей достойного детства, волшебным образом превращаются в бедных девушек, украденных в плен злым троллем-тираном. Мамы, не считавшие нужным выстроить здоровых и уважительных отношений с мужчиной, и предпочитавшие ребенку социализацию в обществе, — в "тянущих ребенка, как лошадь" и пр. У каждого рассказа есть бенефициар. Но тот, кому рассказывают семейную историю, как правило, не он. Его собственный бенефит (Бенефит – это явная или скрытая выгода, которую покупатель получает от преобретения товара или услуги) начнется с критических вопросов к рассказчику сказок.

В общем-то каждый родитель, рассказывая малышу сказку, может упирать не на мировую классику, а аллегорично пересказывать свой конкретный день. "Вытягивая концовку" через обретение героем внутреннего локуса контроля, а вместе с ним и недостающих способностей. Это можно назвать сказкотерапией.

Сказко-анализ заключается в том, чтобы переведя свою историю в абстракцию, увидеть в ней распределение сил, внешние факторы, в общем, диспозицию и способности участников. Можно сколько угодно пытаться вытащить на уровень сознания смешанное, комплексное чувство к человеку, но как только вы присвоите ему эпитет "Злая фея" или "Осел, по прихоти короля назначенный крон-принцем", зерно ваших смешанных чувств, основной его тон станет вам ясен. И здесь самое время задаться вопросом — а почему я воспринимаю ситуацию так. Что должно произойти, чтобы я получил свое, и как я могу это ускорить?



* - паучок заткавший вход в пещеру, что дало преследователям сигнал о ее заброшенности...

Здесь имеется ввиду Тора, Книга Пророка Самуила (Шмуэль, /24:3-4/ - Шауль заходит в пещеру, в глубине который находится Давид с отрядом. Мидраш по поводу паука, заткавшего вход в пещеру).

И зашел Шауль в загоны для скота (там были загородки, за котороыми держали стада), возле дороги, и там была пещера, каких много, как мы знаем, в этой местности. Шауль зашел в эту пещеру по нужде, а Давид и его люди находились в глубине этой пещеры.

Мидраш пытается ответить на такую трудность, как это Шауль, разыскивающий в этой местности Давида, мог не подумать, что Давид может находиться в этой самой пещере, и Шауль входит туда один? Мы знаем, что мидраш никогда не рисует просто картину, а приходит для того, чтобы справляться с трудностью. Картина, которую по этому поводу приводит мидраш, достаточно живописна. Приводится (уже не в первый раз) воображаемый разговор Давида со Всевышним, где Давид говорит: "Все Ты сделал по делу, хорошо и красиво, но я не понимаю, зачем Ты сделал пауков в Своем мире?" Мы помним, что в предыдущем (тоже по мидрашу) разговоре Давида со Всевышним вопрос касался безумия. И тогда Всевышний ответил ему так: "Ты выступаешь с жалобой на безумие, но клянусь тебе, что ты еще будешь в зависимости от него". И, действительно, как мы видели, Давид спасся от пелиштимлянского царя только благодаря безумию. Здесь происходит то же самое, а именно, на вопрос Давида, зачем Всевышний сделал паука, он получает ровно такой же ответ: "Клянусь, ты еще попадешь в зависимость от паука". И вот, когда Шауль подходил к этой пещере, Всевышний послал паука, который заткал вход в пещеру паутиной. И это служило верным признаком того, что туда давно никто не входил. Именно поэтому Шауль спокойно входит в эту пещеру.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
Вход, Регистрация.